facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 11:48

Наука + Дизайн на фестивале 360⁰

Понедельник, 26 Октябрь 2015 18:43 Опубликовано в События

С 21 по 29 октября сразу на нескольких площадках Москвы (35ММ, Формула Кино Горизонт, Центр документального кино, Мультимедиа Арт Музей, Яндекс, Культурный Центр ЗИЛ) проходит Международный фестиваль кино о науке и технологиях 360 °. Это один из ключевых образовательных проектов Политехнического музея, который на сегодняшний день успел стать чуть ли не крупнейшим событием в сфере кинодокументалистики.

Задача, которую поставили перед собой организаторы, – посредством документального кино познакомить зрителя с наукой̆, новейшими технологиями и свежими идеями о мире и обществе. Миссия фестиваля – увлечь наукой самого широкого зрителя и поспособствовать интересу к научно-популярным лекциям и литературе.

В 2015 году фестиваль обновил концепцию. Отныне в фокусе не только наука, но и технологии: от дронов и робототехники до интернета и гаджетов. Важное пополнение программы – выступления киноут-спикеров, визионеров от науки и технологий. Они расскажут, что занимает их сегодня и чего следует ожидать человечеству в будущем. Также в рамках фестиваля проходят научно-популярные лекции и дискуссии, позволяющие углубиться в затронутые фильмами общественно значимые темы.

24 октября в Мультимедиа Арт Музее состоялась лекция дизайнера экстремальных опытов из Франции Нелли Бен Хаюн «Наука + Дизайн», в ходе которой зрители Фестиваля 360 ⁰ узнали, как наука способна вдохновлять на самые невероятные и даже в некотором роде безумные опыты.

Нелли Бен Хаюн родилась на юге Франции в городе Валанс, прямо у подножия АЭС. «Мы, жители Валанса, очень оригинальный народ, - рассказывает дизайнер. - Мы любим, например, рисовать гриффити, изображающих детей, на верхушках труб наших многочисленных АЭС. Еще нам нравится разводить крокодилов и черепах…». Нет сомнений в том, что страсть к хаосу зародилась в Нелли благодаря той чудной атмосфере места, где прошло ее детство.

«Мы, креативщики, верим, что этот самый креатив невозможен без хаоса, который мы собственноручно проектируем, - объясняет свое увлечение дизайнер. - Я стараюсь говорить с аудиторией с помощью нюансов и тонов, ведь по образованию я художник». Работы Нелли – это ее собственный мир переживаний и опытов, этакий краш-тест существующих в научном мире знаний. В обществе, куда более охотно верящем в фантазию, нежели в реальность, дизайнеры-провокаторы пытаются увлечь людей в науку.

В 1957 году французский философ-постструктуралист Ролан Барт выпускает книгу «Мифология» (Mythologies), где частично освещает вопросы, волнующие Нелли Бен Хаюн. Разрабатывая проблему отношения языка и власти, он приходит к интересному осмыслению понятия «миф», которое можно трактовать двояко: с одной стороны, целью мифа является создание реальности, образ которой совпал бы с ожиданиями носителей данного мифологического сознания, но с другой, он сам стремиться к тому, чтобы быть воспринятым как нечто естественное. Это делит нашу жизнь на реальность и фантазию, и Барт утверждает, что необходимы люди (а не некие боги), которые смогут объяснить, из чего состоит наша культура. Нелли согласна с его разработками и желает увлечь людей, чтобы доказать, что все мы мифологи.

«Слышали об уравнении Дрейка? Это формула, которая способна определить количество внеземных цивилизаций в Галактике, с которыми у людей есть шанс вступить в контакт, - продолжает Бен Хаюн. - В творческом мире, к сожалению, нет уравнения, определяющего нашу систему мышления. Думая об этом, я открыла свою студию NellyBenHayoun (NBH) Studio, развивающуюся в двух сферах: критический дизайн (critical design) и театр жестокости (the theatre of violence)». Критический дизайн - это новая сфера дизайна. Обычные дизайнеры производят какой-то продукт, а критические - задают вопросы: почему, зачем, с какой целью создаются те или иные технологии, и чего следует от них ожидать. Например, ученые выяснили, что, когда пчелы находят пыльцу, они возвращаются в улей, где танцуют для сородичей конкретный танец, по движениям которого те могут определить, в каком направлении следует искать эту пыльцу. Таким образом, поразмыслив, учёные пришли к выводу, что в будущем пчел можно «натаскать» на, скажем, наркотики. Такого проекта еще не существует, но критические дизайнеры уже начали задумываться над перспективами подобного эксперимента.

Что касается непосредственно работ Нелли, то с каждым новым проектом дизайнер стремиться бросить миру интеллектуальный вызов. «Сейчас в космосе около 6 человек. Есть сайт, отображающий эту информацию, и цифра почти никогда не меняется, - возмущается провокаторша. - А как же мы? Как же те, кто с детства мечтал стать космонавтом? Я считаю это несправедливым, а потому начала работать с астронавтом Jean-Pierre Haignere, который детально описывал мне свои ощущения в ходе трех этапов отрыва космического корабля от земли. Так мы создали стул». Разумеется, стул не простой, и даже не стул, а кресло «Союз», позволяющее узнать, как же ваше тело поведет себя в условиях невесомости.

Помимо кресла был среди проектов неутомимой Нелли и фильм-эксперимент «Игра в катастрофы», в ходе которого выяснилось, что человечество не готово к непредвиденным ударам судьбы. Эксперимент «Темная энергия в кухонной раковине» стал наглядной иллюстрацией к опытам, подтвердившим существование эффекта Казимира (прим. эффект, заключающийся во взаимном притяжении незаряженных частиц в вакууме под воздействием неких квантовых колебаний).

Одним из последних проектов стал «Международный космический оркестр» (The International Space Orchestra), состоящий из учёных NASA. «Дизайнеры, никогда не сдавайтесь! – призывает Нелли. - Я потратила семь лет, чтобы мой проект одобрили. Советую технику «молотка». Когда кто-то говорит вам «нет», знайте, что это «да». Они вам лгут. Ваша задача как дизайнера превращать отрицательный ответ в убедительный. Долбите их, как молоток».

 

Ее называют Вилли Вонкой науки и дизайна, и ее изобретения-эксперименты прозвище вполне оправдывают. Сравните:

«Мистер Вилли Вонка делает не только шоколад. У него есть несколько просто невероятных изобретений. Знаешь ли ты, что он изобрел шоколадное мороженое, которое не тает без холодильника? Весь день оно может пролежать на солнце и не растает!

– Но это невозможно! – воскликнул Чарли, удивленно глядя на дедушку.
– Конечно, невозможно! И совершенно невероятно! Но мистер Вилли Вонка это сделал!»

 

Использованные материалы:

http://360.polymus.ru/ru/

Диалоги о зрительском кино

Среда, 14 Октябрь 2015 20:19 Опубликовано в На перекрестке культур

Пять дней с 7 по 11 октября москвичи провели за просмотром актуальных короткометражных фильмов, снятых режиссерами из России, США, Великобритании, Германии, Франции и других стран.

shnit International Shortfilmfestival – это 12-дневное событие, которое ежегодно (с 2003 года) проводится одновременно в нескольких городах на пяти континентах, способствуя культурному обмену форм самовыражения. Фестивальные площадки – это не только кинотеатры, но и различные интерактивные пространства, позволяющие аудитории не только смотреть фильмы, но также общаться с профессионалами и творить свои собственные инсталляции.

Таким мероприятием в рамках фестиваля стала встреча с главным кинокритиком страны Антоном Долиным, в этом году вошедшим в состав жюри национального конкурса shnit International Shortfilmfestival. 9 октября в Библиотеке киноискусства имени С. М. Эйзенштейна он коснулся темы зрительского и авторского кино, развеял несколько мифов о его категориях, рассказал, как обстоят дела с кинематографом в России и за границей и перечислил основные различия.

 

Зрительское и «незрительское» кино

«Я считаю, что “незрительского” кино не существует», - с порога заявляет Антон Долин. И с этим утверждением действительно трудно не согласиться. Во-первых, на фоне нескольких «сверхзрительских» фильмов, таких как, например, «Пираты Карибского моря 4», «Властелин колец 3», «Аватар» или «Титаник» (но которых, в любом случае, единицы), любая 200-миллионная мощнейшая голливудская картина, но которая не собрала миллиард, а всего, допустим, 300 млн долларов, уже считается практически провальной и «незрительской». И в подобной шкале сравнений всегда будет казаться, что зрителя не хватает. Антон Долин же предлагает смотреть на это с противоположной точки зрения и считать, что аудитория всегда обширна.

«У меня есть уверенность, что когда мы говорим, что “Андрей Рублев” – фильм “незрительский”, а, например, тот же “Титаник” (или даже что-то попроще – “Трансформеры”) – зрительский, то мы не учитываем тот факт, что кино, как говорил А. А. Тарковский, - это “запечатленное время”, - объясняет кинокритик. – Мы говорим про “здесь и сейчас”, когда на сеанс “Андрея Рублева” собирается 10 человек, а на сеанс “Трансформеров” – 10 000 человек. Но уже через два года “Трансформеры” устареют, а “Андрея Рублева” будут смотреть и через 100 лет: он никуда не денется, а количество его зрителей будет только расти».

В этом плане преуспели французы - нация кинолюбов, синефилов и кинозрителей. Для них не существует зрительского и «незрительского» кино: они способны создать максимальный спрос на любую картину. Франция – это та страна, где даже в самом удаленном провинциальном городке жителям могут показать какой-нибудь румынский фильм с субтитрами, и ни у кого из местных жителей не возникнет вопроса, почему и зачем ста с хвостиком зрителям, проживающим в этом городке, демонстрируют подобное кино. Там это считается естественным и самим собою разумеющимся, в то время как во всем мире и без того маленький процент так называемого «артхаусного» проката постоянно уменьшается.

 

Жанровое и «нежанровое» кино

Помимо деления кино на зрительское и «незрительское», выделяют жанровый (триллеры, мелодрамы, вестерны, ужасы, комедии) и нежанровый кинематограф.

«Я считаю, что любой кинематограф является жанровым», - говорит Антон Долин и вновь обращается к опыту французов. Во Франции в любом киоске за 40 сантимов (примерно 5 рублей) вы можете приобрести издание «Перископ», где есть список всех фильмов, идущих в отечественных кинотеатрах. Тут же содержится вся необходимая о них информация, включая наименование жанра. Французы знают, что любое кино, какого бы жанра оно ни было, имеет свою аудиторию, поэтому выпускают все имеющиеся в прокате фильмы.

В России же, напротив, многие фильмы изначально не покупают, а порой и того хуже – осознанно не пускают в прокат стоящую картину. Нередки случаи, когда некой кинематографической компании принадлежат права на какой-нибудь маленький хороший фильм, даже, возможно, получивший приз на кинофестивале, и руководители могут выпустить его во всех мультиплексах, но не делают этого вовсе. Тут у российских прокатчиков срабатывает принцип «картинка не соберет» (речь, разумеется, о деньгах), ведь они лучше зрителя знают, какой фильм ему придется по вкусу.  

«Я считаю, что правильный подход – это право человека на выбор (в том числе и в кино), - продолжает Долин. - Никто не отменял принцип «сарафанного радио» (прим. приобретение потребителем товаров и услуг под влиянием чьего-то мнения): даже если нашелся всего один потребитель, мало того, что он пришел на фильм и принес деньги в кассу, так в следующий раз он приведет с собой еще двоих. Этот принцип существует еще с тех незапамятных времен, когда не существовало никаких механизмов рекламы, промоушна, маркетинга и электронных СМИ. Поэтому не должно быть такого, что, мол, никто не смотрит фильм, так что давайте перестанем его показывать. Надо показывать как можно больше картин, и люди будут смотреть их все чаще и чаще».

 

Авторское и «неавторское» кино

Так же, как не бывает «незрительского» и «нежанрового» кино, нет и такого понятия как «неавторское» кино. У любого фильма есть автор - человек, которого можно «бить» за то, что вам этот фильм не понравился. Этим человеком, как правило, является режиссер. Иногда продюсер: в тех случаях, когда он имел проект и просто нашел режиссера.

«Авторы есть у всего, другой вопрос, что далеко не все из них талантливы, - объясняет кинокритик. - Но это нормально: не может большинство людей, которые занимаются определенной профессией, быть в этой профессии талантливыми». И это правда - талант всегда в меньшинстве. Существует поверье, что авторское кино – это кино талантов, а зрительское  – кино бездарностей. Но талант автора ни в коем случае не зависит от формата, жанра фильма и каких бы то ни было иных факторов.

«Могу сказать как человек, регулярно просматривающий новинки, что 70% всех фильмов не талантливы, еще 20% - неплохие, профессиональные и с какими-то крупицами таланта, и 10% фильмов талантливы в широком диапазоне от “любопытно” до “прекрасно”», - констатирует Долин. Таким образом, бывают годы, когда не выходит ни одного гениального фильма, а бывает, выходят и по 3-4 штуки.

Все то же самое происходит и на фестивалях. По словам критика, если просмотреть Венецианский/Каннский кинофестиваль, где, в среднем, 40-45 полнометражных фильмов пытаются завладеть твоим внимание за 12 дней, удается это сделать только 4-7 картинам. Тут действует то же соотношение, что и в обычном прокате.

 

Голливуд

В Голливуде подобные тактики разделения (жанровое/«нежанровое», зрительское/«незрительское», авторское/«неавторское») уже абсолютно устарели. И тут не существует независимого кино, потому что каждая маленькая студия со своим дебютом тут же покупается гигантом. Здесь она становится просто филиалом, в большей или меньшей степени зависимым от большой студии, которая, в свою очередь, позволяет ему делать то, что он хочет, если бюджет не очень большой и финансовые риски не огромны. И филиалы делают. Внутри такой индустрии у талантливых людей есть некоторая свобода, что является несомненным плюсом.  

«Там никто не является рабом системы, как бы люди на нее ни роптали. Всегда есть контракт, определяющий твое право на финальный монтаж. Если такого права нет, не жалуйся на то, что тебе его не дали», - рассказывает Антон Долин.

Сегодня в голливудском кинематографе присутствует огромное количество больших авторов, которые, в большинстве своем, работают в авторском кино. Хотя никаких делений уже нет: артхаусное это кино или рассчитанное на массового потребителя, значение имеют только масштаб автора, его художественные амбиции, наличие у него или отсутствие своего собственного стиля. Это то, что действительно важно. А дальше все решает случай совпадения или несовпадения видения режиссера и предпочтений зрителей.

 

Россия

В России все всегда устроено немножко иным образом. Недавно у нас было подписано соглашение о добровольном квотировании нескольких крупных компаний в 2016 году, занимающих 30% рынка. Это соглашение с Министерством культуры России о том, что 20% проката будут отданы российскому кино.

«Долго думая об идее этого квотирования, я могу сказать одну вещь, - продолжает критик. - Квотирование говорит о неуважении к зрителю. Вот все процессы, о которых я рассказывал в отношении к европейскому или американскому кино, демонстрируют обратное -  уважение».

Все упирается в рынок и покупателя. В России кинематографический рынок подобен часам Хоттабыча, которые тот подарил пионеру Вольке в повести Л. Лагина «Старик Хоттабыч». То были литые часы из цельного куска золота, которые, разумеется, не ходили. Российский кинематограф – это золотые часы. Антон Долин четко пояснил эту концепцию:

«Когда в Америке, или во Франции, или в Дании думают, как сделать фильм, они начинают с шестеренок. “Что будет интересно зрителю? В каком жанре мы эту тему представим? Какая может быть история? Какой герой будет интересен зрителю? Какой актер подходит на эту роль? Какой бюджет нам потребуется? Какого режиссера можно пригласить?” И так доходит до осуществления. У нас все делается иначе. “Какой последний фильм собрал у нас деньги? Ага, а какой там играл актер? Так, это была комедия с Гошей Куценко, значит, нам нужна комедия с Гошей Куценко! Кажется, люди смотрят советские комедии. Значит, сделаем ремейк. Но ремейки на это, это и это уже сделали. Отлично, возьмем это. Кто сценарий писать будет? Так. Какой последний фильм у нас собрал деньги? Кто писал там сценарий? Кажется, вот этот, да, но он занят, но, по-моему, у него есть брат. Прекрасно, попросим брата!”. Сначала люди с трудом набирают то золото, что имеют, а потом начинают его обрабатывать, напрочь забывая о шестеренках. Как, о чем, где, когда и почему – до этого дело просто не доходит. И фильм уже может быть готов, но, о чем он, никто не знает. И, в результате, никто не хочет его смотреть».

Тем временем директора кинотеатров и кинотеатральных сетей ежедневно отслеживают количество пришедших зрителей на тот или иной фильм. Если этот фильм идет плохо, они либо переоформляют его расписание (ставят раньше/позже/на ночь), либо вообще снимают с проката. А если он оказывается популярнее остальных, то и количество сеансов на него увеличивается. И вот наш кинематограф хочет сделать так, чтобы численность аудитории напрямую зависела от того, российского производства этот фильм или нет. Если отечественный, у него всенепременно должно быть 20% сеансов. Таким образом, если в прокат выходит плохой русский фильм, то все равно сеансов на него будет больше. Отсюда вопрос: такая ситуация заставит русского зрителя больше любить отечественное кино или меньше?

 

Напоследок оптимистичные прогнозы Антона Долина: «Позитивная черта состоит в том, что наши блокбастеры – по-прежнему кино с человеческим лицом. Кому-то это лицо неприятно, кому-то оно кажется отвратительным и уродливым – это совершенно нормально.  Никто не может и не должен быть любим всеми. Но главное, что по меньшей мере это человеческое дело, которое делают люди для людей».

 

 

Использованные материалы:

http://shnit.org/en/

Урал-трансцендентал

Четверг, 01 Октябрь 2015 13:00 Опубликовано в На перекрестке культур

«На Урале каждый большой камень имел за собой неумирающие предания...»

Д.Н. Мамин-Сибиряк

Этой осенью с 22 сентября по 1 ноября в Москве проходит VI Московская биеннале современного искусства, тема которой звучит так: «Как жить вместе? Взгляд из центра города в самом центре острова Евразия». Работы, принимающие участие в фестивале, отображают отношения между людьми на различных уровнях, начиная с семейного круга и заканчивая масштабами целой планеты.

Говоря о Евразии, мы не можем обойти вниманием то, благодаря чему она появилась – Уральские горы, которые, соединив собой Западносибирскую и Восточноевропейскую тектонические платформы, создали наш материк. Помимо географической и геологической ценности, горный хребет важен своими историческими и культурологическими характеристиками. Урал стал местом зарождения многих народов, культур и языков – с давних пор он окружен тайнами и мифами. Существует легенда, что Урал – это территория, на которой возможен переход в другую реальность.

Этой трансцедентальной природе Уральских гор и посвящена выставка, которая продлится с 25 сентября по 7 октября в Малом зале центра дизайне Artplay.

Таким образом, проект «Урал Трансцендентал» – это ответ художников из разных точек планеты на заявленную тему биеннале. Обратившись к хребту Уральских гор и Уралу как своеобразному месту силы и географической местности с богатым смысловым полем, участники проекта попытались уловить звуки и голоса, которые доносят до нас нечто неведомое с другого конца уральских трансцендентных переходов.

«Земля – это мир беспрерывной тектонической активности. Кора нашей планеты разбита на несколько огромных плит, на границе взаимодействия которых образуются глубокие впадины и возникают горные массивы, – поясняет куратор выставки Андрей Пригов. - Здесь концентрируется колоссальная энергия, напряжение которой настолько велико, что в самой структуре мирового пространства возникают нарушения, сложной формой которых  по легенде являются прорывы в параллельные вселенные. Одна из наиболее грандиозных и старых горных систем – Уральские горы, скрепившие собой две гигантских тектонических платформы – Восточноевропейскую и Западносибирскую, которые, слившись, создали Евразию. Урал – это могучий хребет, кристаллические корни которого уходят в саму земную мантию, что позволяет ему держать на себе костяк самого великого континента нашей планеты. Урал накопил в своих недрах невероятный энергетический заряд, дающий всем, кто получает к нему доступ, возможность создавать новую реальность. Неудивительно, что на протяжении тысячелетий Урал был местом возникновения многих народов, культур и даже цивилизаций».

 

Проект «Урал Трансцендентал»объединяет существующие мифы об «уральской аномалии» и становится пространством нового мифотворчества.

 

Дмитрий и Елена Каварга впервые в Москве представили загадочное «Тунгусское вещество» - реинкарнацию работы, созданной к 100-летию природного катаклизма.

30 июня 1908 года около семи часов утра над территорией бассейна реки Енисей пролетел большой огненный шар, полет которого закончился воздушным взрывом на высоте 7-10 км над незаселённым районом тайги. Взрывная волна была тут же зафиксирована обсерваториями по всему миру, включая те, что расположены на Западном полушарии. Взрыва повалил деревья на территории более чем 2000 км², а в домах, находящихся в нескольких сотнях километров от эпицентра взрыва, повылетали оконные стекла. После катаклизма еще в течение нескольких дней на территории от Атлантики до центральной Сибири наблюдались интенсивное свечение неба и светящиеся облака.

Хотя вещество так называемого Тунгусского метеорита так и не было найдено, ученым, прибывшим на место происшествия, удалось обнаружить микроскопические силикатные и магнетитовые шарики, а также повышенное содержание некоторых элементов, что в целом указывает на возможное космическое происхождение вещества.

В 2008 году в Красноярске проходила конференция под названием «Научная и культурная мифология Тунгусского метеорита», в рамках которой проводилась художественная выставка. Собравшиеся тогда со всего мира ученые так и не пришли к общему мнению насчет природы явления. Однако согласились, что с 1908 года на территории нашей страны имеет место некий исказитель, обладающий трагическим вектором разворачивающейся событийности. И вот, спустя семь лет специально для Пермского проекта «Обещание пейзажа» появилась новая версия вещества. Искаженная метеоритом толща земной породы все так же издает глубинный гул, вибрации которого резонируют по всей поверхности и насыщают пространство особым напряжением и тревогой.

 

Василий Слонов знакомит гостей с «Пантеоном сибирских супергероев». Это сибирская мифология, повествующая о пребывании в глубине сибирских руд неких странных персонажей, обремененных цинизмом и сверхспособностями. И в отличие от западных супергероев, наши супергерои не спасают мир, а его украшают и им наслаждаются…

Бобур Исмаилов из Узбекистана в своем видео «ЮЗ» (ЛИК – узб.) поднимает проблему взаимоотношения женщины и современного мира в изобразительной призме этнографического востока с элементами традиционных и исторических костюмов.

«Женщина и ее взгляд на мир, - расшифровывает автор. - Она пытается снять с себя бесконечные наряды, чтобы освободить тело и сознание и открыться миру. Но в последний момент, оставшись совершенно нагой, не осмеливается (или не хочет?) открыть лицо. Она продолжает смотреть через вуаль, оставляя за собой право на тайну».

 

«Оставляя письмо на дереве желаний, вспомни, как спит любимая в одном из домов-свирелей» Наоки Фуку из Японии – это часть большой серии «Надежда – это правильно», в которой автор анализирует феномен надежды, прибегая к помощи воображения зрителей. Каждая из работ намекает на некую особенность этого явления, но цельная картинка складывается только в сознании смотрящего.

«Я объединил объекты, изображение и звук в попытке создать поэзию, по своей простоте напоминающую хокку, - рассказывает Наоки Фуку. - В Японии, в моей родной стране, есть традиция привязывать свои пожелания на Дерево желаний, которое обычно находится рядом с буддистскими святынями. Если бы мы могли услышать эти слова надежд и мечтаний, мы бы сумели лучше понять друг друга, наши устремления и наш опыт в этом мире. И эта простая японская и буддистская традиция могла бы помочь объединить культуры и цивилизации по обе стороны Уральских гор».

 

Татьяна Антошина позволила зрителям окунуться в детство, представив свою инсталляцию «Сияющий олень», основанную на волшебном образе из детской сказки П. П. Бажова «Серебряное копытце». Изображенный здесь козлик с серебряным копытцем на правой передней ноге, подобно Золотой антилопе, умел буквально из воздуха извлекать драгоценный металл.

«В книжке, которую мне читали, был изображен олень, а не козел. Так он мне и запомнился – чудесное алхимическое животное, превращающее обычные камни в драгоценные, существо из параллельного мира, от которого исходит магическое сияние, - делится с гостями Татьяна Антошина. - Урал же представлялся местом, где происходят разные необъяснимые чудеса».

 

Алексей Дьяков представил свою картину под названием «Трансмиссия».

МЕЖДУНАРОДНАЯ ЖИЗНЬ (МЖ): Что вы можете рассказать о названии работы?

АЛЕКСЕЙ ДЬЯКОВ: «Трансмиссия»… В данном случае, это миссия, которая пришла извне, если можно так сказать. То есть, слово «транс» подразумевает выход за пределы чего-то.

МЖ: А что за миссия?

ДЬЯКОВ: Свет. Он всегда несет в себе какое-то просветительское начало. Более того, просвещает он путем принесения тех или иных знаний, но при этом освещает человека внутренне: ведет к его очищению и просветлению (во всех смыслах).

МЖ: Тут изображен Урал?

ДЬЯКОВ: В этой работе я взял силуэты горных вершин как образов застывших людей, которым необходим свет.

МЖ: Вы были на Урале?

ДЬЯКОВ: На самом хребте нет, но бывал в окрестностях. Вообще, работая над картиной, я прочитал много тематической литературы, чтобы лучше понять это место и его историю.

МЖ: А эти лучи как-то подсвечены?

ДЬЯКОВ: Да, внутри подсветка. Холст как пластический материал, а внутри источник света. Работая в своей технике, я беру холст, частично его грунтую, а сквозь оставшиеся пустоты пускаю свет. И сверху – не краска, а силикон со специальным напылением – черным песком. Эту технику я открыл случайно и до сих пор ее разрабатываю. Силикон, песок и просвечивающийся холст как рабочие материалы – это моя находка.

 

Японец Акихито Окунака представил инсталляцию «Интер-мир-Урал», напоминающую небесное тело внутри гелиосферы, которая, как утверждает сам автор, вмещает наше звездное небо. Художника интересует, как наша культура, цивилизация, общество и люди будут оказывать влияние на Вселенную. Он также хочет знать больше об отношениях между нами и движением звезд и планет, проходящих ночью над уральским хребтом. 

«Внутри и снаружи большой сферы расположены маленькие сферы, которые представляют собой универсальные отношения. Создается впечатление, что к центру планеты ведет кровеносный сосуд, - увлеченно описывает автор. - Все желающие могут прикоснуться к сфере и поиграть с ней, как им заблагорассудится. И тогда они заметят, что их собственные тени проецируются на поверхность сферы. Они обнаружат, что они также являются составной частью вселенной. Их собственные движения передадутся воздуху, сфере и, в конце концов, вызовут искривления сферы, в результате чего произойдет преображение инсталляции».

Выставка «Урал-Трансцендентал» позволяет лучше узнать территорию и историю не только непосредственно Уральских гор, но и всей образованной благодаря им местности – Евразии. Это неповторимая самобытная культура, язык и путь развития народа. Это летопись человеческих взаимоотношений, присущих местным жителям качеств и особенностей. Это настоящий «взгляд из центра города в самом центре острова Евразия».

 

Использованные материалы:

http://kudago.com/

Абу-Даби в Москве

Понедельник, 31 Август 2015 15:51 Опубликовано в На перекрестке культур

Запад кричит: «Это я! Смотрите на меня! Послушайте, как я страдаю, как я люблю! Как я несчастлив, как я суетлив! Я! Мое! Мне! Меня!»
Восток ни слова о самом себе! Полное растворение в Боге, Природе, Времени. Найти себя во всем! Скрыть в себе все!

А. А. Тарковский

29 августа сад «Эрмитаж» превратился в сказочный восточный мир, наполненный ароматами пряностей, аравийского кофе и чарующими звуками лютни, благодаря фестивалю арабской культуры Абу-Даби.

Abu Dhabi Fest перенес москвичей в совершенно иное измерение и познакомил их с таинственным Востоком. Принимая участие в многочисленных лекциях, мастер-классах, конкурсах и других развлекательно-образовательных мероприятиях, каждый гость мог полностью погрузиться в атмосферу арабской экзотики и открыть для себя свою особенную, неповторимую Аравию.

 

Абу-Даби – оазис в пустыне

 

Абу-Даби – столица ОАЭ и самый колоритный из семи эмиратов. Когда вы представляете Восток, поверьте, вы представляете Абу-Даби. Именно в этом эмирате, как нигде лучше, сочетаются чтимое прошлое и прогрессивное будущее, исторические арт-объекты и ультрасовременные достопримечательности, кураж большого города и магический дух старого Востока.

Об основании столицы Объединенных Арабских Эмиратов ходит красивая легенда. Однажды охотники преследовали газель. Она выбежала далеко за пределы оазиса и долго петляла по пустыне, прежде чем вывела охотников на берег Персидского залива. Там газель бросилась в воду и вброд перешла на остров. Последовав за добычей, охотники вышли к источнику с кристальной пресной водой. В благодарность мужчины отпустили животное, а основанное рядом с источником поселение назвали Абу-Даби, что в переводе с арабского значит «отец газели».

Эта легенда объясняет невероятное многообразие природных ландшафтов эмирата: здесь можно почувствовать себя бедуином в пустыне Аль-Гарбия, укрыться в тени вечнозеленого заповедника Сир-Бани-Яс, повысить уровень адреналина в крови на острове развлечений Яс, познакомиться поближе с историей Абу-Даби в музеях города-оазиса Аль-Айн и, в конце концов, нырнуть в прозрачный Персидский залив. 

 

Абу-Даби Фест

 

Как говорится, если гора не идет к Магомету, то Магомет идет к горе. Для тех, кто по каким-либо причинам до сих пор не был в Арабских Эмиратах, их столица на один день переехала в центр Москвы. Тут «путешественников» ждали и гонки Формулы-1, и настоящий арабский базар, и соколиная охота, и многочисленные мастер-классы, и многое другое.

На площадке Формулы-1 можно было погонять по знаменитой трассе Абу-Даби Yas Marina Circuit на единственном полноразмерном симуляторе гоночного болида в России. 3D изображение, объемный звук и перемещение в двух плоскостях создают полный эффект присутствия за рулем, а ощущения заставляют волосы в буквальном смысле шевелиться на голове. В то время как одни исполняли свою детскую мечту стать гонщиками, другие более азартные гости фестиваля управляли своими машинками «извне» на мини-копии этой же трассы, в надежде получить главный приз – путешествие на двоих в Абу-Даби с посещением парка развлечений Ferrari World.

Для любителей традиционного мужского времяпрепровождения – охоты – организаторы фестиваля подготовили уроки соколиной охоты. Профессиональный сокольничий объяснил, по каким причинам этот вид охоты вошел в список всемирного наследия ЮНЕСКО и провел урок соколиной охоты.

Для тех, кто хотел оставить у себя кусочек Аравии, работала фотозона, где можно было сфотографироваться в национальных арабских костюмах. Костюм, конечно, забрать с собой было нельзя, зато на базаре гости могли выторговать сделанные вручную украшения, восточные духи, душистые специи, керамику, разнообразные сувениры… Кстати, фанаты рукоделия могли не просто купить посуду или парфюм, но сами слепить глиняный арабский горшочек в гончарной мастерской или изготовить свой неповторимый арабский аромат!

Дети были особенно рады такому «аттракциону», как «Корабли пустыни» - это верблюды, которые по барханам, как морские судна по волнам, перевозят пассажиров.

 

Интересный факт

 

В ОАЭ существуют целые конкурсы красоты верблюдов. Арабы очень любят этих животных и часто называют их «божьим даром». Именно в Абу-Даби ежегодно проводится фестиваль Аль-Дафра, гвоздем программы которого становится верблюжий конкурс красоты, где принимают участие более 30-ти тысяч верблюдов со всего региона! Специально приглашенные эксперты, особенно ценящие эстетику этого животного, сравнивают кандидатов, выделяя большеголовых, широкошеих, твердоухих, толстощеких и большеусых верблюдов с длинным телом и большим горбом – одним словом, истинных красавцев. Если у нас, у людей, чем меньше параметры тела, тем лучше, то по верблюжьим стандартам красоты приветствуются крупногабаритные особи, и если твой питомец большой, высокий и толстый, то ты на коне… или на верблюде. Кстати, владельцы победителей получают не только всеобщее восхищение и завистливые взгляды проигравших, но и скромные поощрительные призы – автомобиль и всего 18000-30000 дирхам ($4500-8200).   

Любознательные гости фестиваля непременно посетили Arabian Lecture Hall, где известные востоковеды и путешественники рассказали о жизни, особенностях, традициях и обычаях эмиратов. Кто-то так вдохновился атмосферой Абу-Даби, что решил подучить арабский язык и основы арабской каллиграфии, мастер-классы которых находились прямо по соседству с уроками по варке кофе на песке, росписью мехенди и плетению из бисера.

На Food-Маркете повара лучших арабских ресторанов Москвы угощали гостей коронными аравийскими блюдами: кебабы с различными видами мяса, арабская «шаверма», фалафель (жареные во фритюре шарики из измельченного нута), хумус, мутабаль (баклажанная паста по-арабски), бабагануш (закуска из пюрированных готовых баклажанов) и другие национальные восточные блюда. Все это можно было не только попробовать, но и научиться готовить на кулинарных воркшопах.

После такого насыщенного дня гостей ждал умиротворенный вечер, который можно было провести за просмотром арабского кино под открытым небом или прослушиванием чарующих восточных мелодий на концерте «Арабская мозаика».

Мир Абу-Даби – это мир восточной роскоши и мудрости, это место, где можно почувствовать себя в равной степени и арабским шейхом во дворце с несметными сокровищами за пазухой, и одиноким бедуином в пустыне без гроша за душой. Тут по желанию можно провести незабываемые выходные в многочисленных клубах и парках развлечений, или погрузиться в самобытную арабскую культуру, берущую начало в глубокой древности и по сей день сохранившуюся почти без изменений. 

Использованные материалы:

 

http://www.factroom.ru/

http://kudamoscow.ru/

http://www.abu-dhabi-fest.ru/

Страница 12 из 24