facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 12:27

 

Русская церковь в Китае

Число наших соотечественников, постоянно проживающих в Китае, на сегодняшний день официально составляет около 8 тысяч человек, но по факту сейчас здесь живут и работают более 20 тысяч россиян. Главным центром концентрации российских соотечественников в Китае остается Пекин, где проживает свыше 3500 человек. Вместе с тем, русские общины существуют и в других китайских городах – Харбине, Шанхае, Гуанчжоу, Гонконге и т.д.

Трудиться и налаживать быт в чужой стране априори непросто, тем более, когда речь идет об обществе с такой непохожей культурой. С какими проблемами ежедневно приходится сталкиваться русским в Китае? И почему они все равно предпочитают оставаться в чужой Поднебесной, предпочитая ее клены русским березкам?

 

От албазинцев до наших дней

История русской диаспоры в Китае насчитывает свыше 700 лет. Первые письменные свидетельства о пребывании русских на территории Китая относятся к эпохе династии Юань (1271-1368). Тогда в столицу китайской империи Ханбалык (современный Пекин) монголы привезли захваченных в ходе набегов на Русь пленных, часть которых, в том числе, использовалась и на военной службе. Однако длительное время какой-либо важной роли наши соотечественники в общественно-политической и культурной жизни Поднебесной не играли, оставаясь вне зоны внимания «Срединного государства». Активизация связей и гуманитарных контактов наступила в период правления династии Цин (1644-1912), когда между Россией и Китаем официально оформляются торгово-экономические отношения, начинается изучение истории и культуры «Северного соседа», а в Пекине учреждается Русская православная миссия. С этого момента русское население Китая начинает увеличиваться за счет направленных сюда с миссией священников, купцов, а также отправленных изучать китайский язык православных студентов. Кроме того, к этому времени здесь уже обосновались и наладили свой быт плененные российские казаки (албазинцы), привезенные в Пекин войсками Цинской династии после проигранной битвы за Яксу (Албазин). Однако, русское присутствие в Китае в то время оставалось все еще весьма малочисленным.

О полноценном же формировании русской диаспоры в Китае следует упоминать в контексте начала строительства на территории Поднебесной Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД), которое пришлось на конец 19 века. Тогда основным центром сосредоточения русских стала северо-восточная часть страны, куда наши соотечественники приезжали для того, чтобы помогать китайским коллегам в создании действующей поныне транспортной артерии, призванной стать связующим мостом между Европой и Азией. По сохранившимся в городском архиве Харбина сведениям, в 1922 году в городе насчитывалось более 155 тысяч русских, причем большая часть из них была представлена видными инженерами, строителями и торговцами. В советском периоде летописи русской общины в Китае два фактора играли решающую роль. Первым являлось то, что в результате политических противоречий, китайская сторона отказывалась признавать факт проживания на своей территории огромного количества подданных соседнего государства. А вторым стало то, что часть русских, бежавших от революции в Поднебесную, согласилось принять гражданство и учитывалось статистическими органами как местные граждане.

Первые, по сути, официальные данные о наших соотечественниках, проживающих на территории КНР, были переданы советской стороне во время визита в Китай М.С. Горбачева в 1989 году и представляли собой «списочек» из 108 человек.

 

О трудностях китайской жизни

Положение наших соотечественников в Китае в целом можно назвать вполне сносным: большинство из них имеет стабильный доход и проживает в цивилизованных условиях. Россияне в повседневной жизни редко испытывают дискриминацию со стороны китайских граждан, однако порой случаются и настоящие конфликты между нашими соотечественниками и жителями Поднебесной в результате коммерческих разногласий либо на бытовой почве, при этом полиция и суды всегда стараются защищать «своих».

Вместе с тем россиянам, проживающим в Китае, приходится сталкиваться с рядом трудностей, главная из которых – оторванность от родной культурной и языковой среды. Так, если у российских граждан, находящихся в Пекине, есть возможность отдать детей на обучение в школу при Посольстве России, то в других регионах Китая, где живут наши соотечественники, проблема изучения русского языка, литературы и истории стоит намного острее. Большинству приходится учиться в местных средних учебных заведениях на китайском языке либо в англоязычных, так называемых «международных» школах, что, безусловно, сказывается на качестве получаемых знаний и создает в дальнейшем трудности при поступлении в вузы России. Актуальной является и нехватка литературы на русском языке. Фактически прямой доступ к русскоязычным литературным фондам имеют только соотечественники, проживающие в столице КНР, и то благодаря открывшемуся лишь в 2010 году Российскому культурному центру. Созданные при поддержке Фонда «Русский мир» Центры русского языка в университетах Пекина, Даляня, Чанчуня, Шанхая, Макао и Гуанчжоу дают возможность своим студентам использовать в учебном процессе первоисточники на русском языке, что в масштабах всех желающих ознакомиться с русским печатным словом объективно является недостаточным.

Существующие в Китае русскоязычные СМИ частично восполняют недостаток информации на родном языке, однако зачастую посвящены исключительно китайской тематике и не лишены тенденциозности и явно пропагандистской тональности. Наряду с интересными зарисовками и сюжетами из жизни Китая, часто попадаются материалы, откровенно навязывающие официальную позицию КНР. В частности, на русском языке издаются журналы «Китай», «Партнеры», приложение к еженедельнику «Дальневосточный экономический вестник», «Радуга», «Контимост». Полноценную и оперативную ленту информации на русском языке  имеет агентство «Синьхуа» и газета «номер один» - «Жэньминь жибао». Русскоязычную версию имеет и сайт Международного радио Китая, которое с марта 1999 года ведет ежедневное двухчасовое вещание на русском языке, а с марта 2008 года выпускает русскоязычный журнал «Дыхание Китая». Кроме того, на китайском рынке печатных СМИ появился ряд рекламно-информационных изданий, ориентированных на туристов из России (журнал Yabao.Ru, «Наш журнал», «Наша газета» и некоторые другие). Однако доступ российским СМИ на китайский информационный рынок по-прежнему закрыт.

Непростая ситуация складывается и с отечественным телевидением. Если в крупных городах, таких как Пекин, Шанхай и Гуанчжоу, при наличии соответствующих финансовых возможностей установить спутниковую тарелку для приема российских телеканалов несложно, то в других, даже крупных населенных пунктах, прием телевизионного сигнала из России сопряжен с существенными трудностями. Примечательно, что китайские телевизионные каналы уже начали вещание на территорию России. Что же касается самих соотечественников, то в личных беседах все как один заявляют, что для них получение информации из российских СМИ, в первую очередь доступных в интернете, является одним из немногих источников информации о Родине. Российские Интернет-ресурсы помогают им не забывать, а их детям – зачастую и осваивать русский язык, знакомиться с культурой и историей своей страны.

 

Государственная поддержка российских соотечественников в Китае

Сплочению российских соотечественников в Китае способствуют созданные при поддержке Посольства Российской Федерации, генеральных консульств и представительства Россотрудничества «русские клубы», филиалы которых находятся в Пекине, Шанхае, Гуанчжоу, Гонконге, Харбине и Урумчи. С 2007 года «русские клубы» в КНР объединены в Координационный совет соотечественников, проживающих в Китае (КССК). Своими основными целями КССК видит консолидацию местного русскоязычного населения, взаимопомощь и предоставление площадок для обмена мнениями и опытом по вопросам проживания в указанных городах. В рамках деятельности «русских клубов» проходят регулярные встречи представителей русской диаспоры, культурные и спортивные мероприятия, выезды на природу и другие, не менее интересные, акции. Кроме того, в Китае ежегодно проходят конференции соотечественников, последняя из которых состоялась в мае этого года в Пекине и была посвящена вопросам консолидации, координации и социальной ответственности российского бизнеса в Китае. Следует также отметить ряд проектов КССК, способствующих объединению российских соотечественников за рубежом. В 2010-2011 годах силами Координационного совета был проведен конкурс детского творчества «Все краски космоса», приуроченный к 50-летию полета в космос Ю.А.Гагарина, а также акции «Георгиевская ленточка в Китае» и «День русского языка».

В целом, как отмечают сами россияне, постоянно проживающие в Китае, они стремятся к общению с соотечественниками и живо интересуются всеми культурными мероприятиями, связанными с Россией. Гастроли российских театральных трупп и музыкальных коллективов собирают большое количество зрителей и являются по-настоящему важным событием в их жизни. Многие, при наличии соответствующих возможностей, стараются отдать своих детей в русские детские сады и школы, либо сами занимаются их домашним воспитанием. Несмотря на оторванность от Родины, наши сограждане в Китае стремятся поддерживать связь с Россией и привить своим детям искреннюю и теплую любовь к их исторической Родине.

 

Своим опытом и впечатлениями о жизни в Китае поделилась российская соотечественница Наталья Белоконь, которая провела много лет в Пекине:   

«Первый раз в Пекине я побывала в 1988 году вместе с моим мужем Александром Платковским, который в то время работал корреспондентом «Комсомольской правды» в Северной Корее, - рассказывает Наталья. – По долгу службы супругу часто доводилось бывать в краткосрочных командировках в Китае. Так, ему удалось стать одним из немногих свидетелей исторического визита М.С. Горбачева в Китай накануне трагических событий на площади Тяньаньмэнь в 1989 году. Вновь приехать, и на этот раз уже надолго обосноваться в Поднебесной, нам представилась возможность в 1996 году. В то время город выглядел пыльным, серым и не зеленым. У меня сохранилось много впечатлений о повседневной жизни и нравах китайцев, которые, честно скажу, часто вызывали изумление. Навсегда запомнила, как в первый раз вышла на центральном вокзале Пекина. Мне показалось, что я нахожусь в центре огромного муравейника, в котором хаотично двигались люди, трудновообразимые повозки и машины, а мы вместе с Александром пробирались через это людское море на такси. Больше всего я переживала за то, что наш водитель кого-нибудь собьет. Именно тогда я осознала, что о понятии личного пространства придется забыть, а единственным выходом в этой ситуации было относиться ко всему с интересом и спокойствием.

Муж всегда увлекался Китаем и его культурой, поэтому для него эта командировка была очень долгожданной и сама возможность находиться в стране и говорить на языке, который Александр знал в совершенстве, стала для него настоящим счастьем. В то время в Пекине отсутствовали многие привычные для нас продукты питания, например, сыр, кофе, колбаса, хлеб, хотя выбор развлечений все же имелся. Зато все иностранцы в столице Поднебесной знали, что самые вкусные пирожные продаются в гостинице «Цзяньго». Китайские же уличные ресторанчики были весьма примитивными: 2-3 столика с низкими стульчиками и земляным полом.

Нельзя сказать, что быт иностранцев отличался особым разнообразием. Нам разрешалось жить только в специально отведенных гостиницах и дипломатических компаундах. Общение с китайцами было весьма радушным, они охотно шли на контакт и проявляли нескрываемый интерес к иностранцам.  Их отношение к иностранцам, в том числе и к русским, было, в целом, положительным. Китайцы проявляли дружескую любовь к России и охотно рассказывали истории своей семьи – как они учили русский язык или что наша страна сделала для Китая. Думаю, что люди старшего поколения до сих пор сохранили искреннее доброе отношение к России, однако у молодых китайцев отсутствует эта простая наивная любовь, а периодически можно встретиться и с критичным отношением.

Так получилось, что после смерти мужа, я осталась с двумя сыновьями, старшему из которых в то время было 18 лет и он был студентом Пекинского столичного университета, а младший учился в школе при посольстве. В тот непростой для нас период мой старший сын произнес фразу, которая стала решающей в жизни нашей семьи. Он сказал: «Мама, мы должны быть вместе. Сейчас это возможно только в Китае». Так мы приняли решение остаться в Пекине, где мы живем уже шестнадцатый год. Сегодня оба моих сына свободно владеют китайским языком. За годы, прожитые в Поднебесной, я пришла к выводу, что стать своим среди китайцев невозможно, в первую очередь из-за культурных различий. Однако это не значит, что с ними нельзя дружить. У меня есть знакомые, которые отлично владеют русским языком и стараются понимать наш менталитет. Я же интересуюсь китайской культурой и за эти годы собрала большую коллекцию литературы о Китае. Есть в моем домашнем мини-музее и редкие экспонаты, например, куклы из традиционного китайского театра теней, предметы мебели и многое другое. Я искренне надеюсь, что мои дети тоже будут испытывать столь же сильный интерес к культуре Китая, как их папа, потому что многое здесь достойно изучения и уважения. Вместе с тем мы никогда не забываем о своих исторических корнях. Я часто езжу на Родину, не пропускаю ни одного события в Пекине, так или иначе связанного с Россией. Но, в то же время, пока мы живем в Китае, прежде всего потому, что для меня самое главное и важное – быть рядом с моей семьей». 

 

7 сентября делегация представителей системы здравоохранения Китая и медицинского центра «Шеньгу» (г. Далянь) посетила филиал ГлавУпДК при МИД России – «Мединцентр». Возглавил делегацию председатель Ляонинского комитета по делам здравоохранения и планового деторождения Китайской Народной Республики Ван Данань

Директор «Мединцентра», доктор медицинских наук, врач высшей категории Владимир Дмитриевич Прокопенко ознакомил коллег с возможностями клиники. Гостям были продемонстрированы некоторые, наиболее интересные для китайской стороны, услуги «Мединцентра»: иглорефлексотерапия, гирудотерапия, фитотерапия и другие.

Стороны обсудили темы, связанные с системой здравоохранения в России и Китае. Особо были рассмотрены вопросы стандартизации медицинской помощи, оказываемой методами народной медицины, а также отдельных ее видов, широко применяемых в Китае.

Большой интерес члены китайской делегации проявили к опыту специалистов «Мединцентра» по применению репродуктивных технологий в рамках государственной поддержки.

По итогам встречи стороны договорились продолжить сотрудничество по ряду направлений.

В Центральном Доме художника (ЦДХ) на Крымском валу открылся Первый фестиваль традиционной китайской живописи Гунби, который продлится до 24 сентября.  Более 20 российских и китайских художников представили свои работы в стиле живописи, зародившемся около 2000 лет назад.

С китайского языка слово «гунби» дословно переводится как «тщательная или прилежная кисть». Характерная техника этого стиля состоит в создании контура предмета (как правило, это природные мотивы) и тщательной заливке контура многочисленными слоями специальной минеральной краски. Например, знаменитый китайский художник Гун Сюэцин, работающий в стиле так называемого «акварельного гунби», наносит на свои работы по 40-50 слоев краски, и при этом картины выглядят максимально воздушными и чуть ли не прозрачными. Гунби очень декоративен: каждый цветочек и лепесточек изображается со всеми оттенками и переливами цветов, а у птичек прорисовано каждое перышко. Неудивительно, что картины, выполненные в этом парадном стиле, украшали стены императорских дворцов. К слову, у императора был целый штат художников, работавших только в этой технике. Да и позволить себе подобные свитки могли лишь обеспеченные семьи, которые берегли их как зеницу ока.

«При всем уважении ко всем видам китайской каллиграфии наш клуб сосредоточился на любимом нами стиле гунби, - рассказывает организатор фестиваля, президент Московского клуба любителей китайской живописи Гунби Юлия Толмачева. – На выставке представлены работы 24 российских художниц – учениц школы восточной живописи «Две империи». Некоторые из учеников уже рисуют профессионально, преподают, большинство совмещает работу над картинами с другими видами деятельности. Тем не менее, все мы преданы этому стилю и готовы развиваться дальше».

Школа живописи «Две империи» уже более 6 лет обучает всех желающих китайской и японской живописи и каллиграфии на аудиторных занятиях. Прежде такая возможность была доступна лишь москвичам. Недавно свои виртуальные двери открыла онлайн-школа – уникальный проект, позволяющий людям в любой точке планеты обучаться восточной живописи (единственным условием пока что является владение русским языком). «В ближайшие месяцы откроется совместный с Московским клубом любителей Гунби проект – мастерская знаменитого китайского художника Гун Сюэцина на базе онлайн-школы. Скоро все смогут обучаться у него через наш ресурс», - сообщает директор онлайн-школы восточной живописи «Две империи» в России Артем Савичев.

«Заниматься гунби я начала в «Двух империях» у Юлии Наумовой, чьи работы тут также представлены, - рассказывает художница Людмила Ведмеденко. – Пришла я туда четыре года назад, а теперь и сама там преподаю. Вообще я начинала с се-и (техники свободной кисти), но мне она не очень понравилась. И, когда сходила на мастер-класс по гунби, просто влюбилась. Вообще все мои знакомые, кто раньше занимался се-и и сейчас перешел на гунби, говорят, что гунби им нравится куда больше».

Этого же мнения придерживается еще одна художница, чья копия работы периода Сун (960-1279 гг.) также представлена на фестивале. «Я занимаюсь уже три года именно гунби. Се-и – живопись идеи, куда менее детализированная и куда более экспрессивная, нежели гунби, - мне не совсем доступна, - признается Яна Зарубкина. – Гунби требует чрезвычайной усидчивости и хорошей подготовки. На небольшую работу у меня уходит неделя-две при загрузке два часа в день. Но бывает по-разному: например, на одну крупную картину (60х60 см) у меня ушло четыре месяца. Некоторые девушки представили здесь свои контуры, но я пока рисую только копии. Вообще обучение рисованию в Китае, а особенно традиционной китайской живописи – это, прежде всего, копирование. Потом уже лет через 10 идут свои работы. Вот Гун Сюэцин рисует с детства, соответственно, к своим 40 годам он уже автор собственных картин».

Художница Нина Ланина также рисует только копии, но может интерпретировать оригиналы до неузнаваемости: «Я всегда стараюсь внести что-то свое: на выходе может получиться абсолютно другая картина. Китайцы любят выезжать на пленэры, поскольку классика жанра – цветы и птицы. Я же черпаю вдохновение в загородной природе на даче. Я занимаюсь гунби второй год, но, наверное, мне несколько проще дается обучение, так как с детства рисую акварелью. Китайские минеральные краски специфичны чем: они все водорастворимые, но половина красок похожа на акварель – воздушная, прозрачная, нежная, изящная, а другая половина – это кроющие краски, по фактуре больше похожие на гуашь, но это грубое сравнение. И сочетание этих двух видов красок дает такой неповторимый эффект. Также можно хорошо поиграть китайской тушью, которая при малейшем контакте с краской меняет ее цвет моментально. Стандартный набор китайских красок – это всего 7 базовых цветов и тушь».

И действительно, все работы, несмотря на немалое количество слоев краски, выглядят почти что неосязаемыми и обладают непередаваемым внутренним сиянием, будто полотна подсвечены. Китайские мастера учат: если трогаешь бумагу и ничего не чувствуешь под пальцами, то все сделал правильно. Если что-то инородное ощущается, значит, где-то неправильно лежит краска.

Авторы проекта уверены: фестиваль – не просто совместная выставка, а культурное сотрудничество на долгосрочной основе. Надежды на дальнейшее процветание проекта выразил и прибывший на церемонию открытия заместитель директора Китайского культурного центра художник Ли Чжи: «Здесь я чувствую атмосферу, где веет дружбой и сближением духов двух великих народов. Россия и Китай вместе – это опора стабильности мира и обеспечение прекрасного будущего нашего человечества. Здесь я вижу художников, которые начали изучать китайскую кисть живописи. Это доказывает, что нас сближают не только экономические интересы, но и стремление к взаимообогащению духов».

Для посетителей выставки организаторы фестиваля подготовили большую программу бесплатных мастер-классов и демонстраций от российских художников. Ежедневно для гостей фестиваля будут проводиться индивидуальные экскурсии, демонстрационные мастер-классы и чайные церемонии. 

3-4 июля 2017 года Россию с официальным визитом посетил председатель КНР Си Цзиньпин (Xi Jinping). Одним из пунктов деловой программы визита стало подписание соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Китайской Народной Республики о сотрудничестве в области совместного кинопроизводства.

В рамках данного межправительственного соглашения состоялось подписание меморандума о совместном производстве сериала «Крош и Панда» между двумя ведущими анимационными компаниями двух стран – группой компаний «Рики» (в лице компании «Смешарики») и Центральным каналом Китайского Телевидения (в лице компании CCTV Animation).

Сериал «Крош и Панда» на сегодняшний день является самым масштабным проектом в области совместного производства анимационных сериалов России и Китая и первым проектом, реализуемым в рамках межправительственного соглашения о ко-продукции между Россией и Китаем. Проект призван объединить самых популярных среди детской и семейной аудитории анимационных персонажей России и Китая и способен стать символом развития и укрепления сотрудничества в области культуры и искусства наших стран, а также привлечь к создаваемому проекту интерес широкой аудитории и в России, и в Китае.

Меморандум о совместном производстве сериала был подписан генеральным продюсером группы компаний «Рики» Ильей Поповым и Сюэ Цзицзюнь (Cai Zhijun) – председателем CCTV Animation 4 июля 2017 года в Москве, в рамках деловой программы визита председателя КНР Си Цзиньпина в Россию. Со стороны КНР в церемонии подписания также принял участие Ксюи Цзицзюнь (Xue Jijun) – председатель совета директоров и президент телекомпании CCTV, руководитель Государственного управления по делам печати, издательства, радио, кино и телевидения КНР (SARFT).

«Сотрудничество между Россией и Китаем в сфере анимационного производства открывает большие перспективы для анимационной отрасли обеих стран. Проект, создаваемый с участием самых популярных анимационных персонажей России и Китая, способен вобрать в себя, пожалуй, лучшее из современной мультипликационной культуры наших государств. Убежден в успехе данного и будущих совместных анимационных проектов России и Китая», – отмечает министр культуры РФ Владимир Мединский.

В планах «Рики» и CCTV Animation — выпуск в течение 1,5 лет с момента подписания соглашения 52-х 12-ти минутных эпизодов сериала в формате 3D CGI. Творческие процессы создания проекта, включающие в себя подготовку сценариев, разработку мира персонажей, их внешнего облика и прочих креативных аспектов, будут осуществляться российской и китайской сторонами совместно.

Страница 1 из 7