facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 8:29

В Московской области успешно проходит творческий конкурс среди воспитанников детских домов, интернатов и социально-реабилитационных центров. Организаторами этого проекта являются благотворительный фонд «Исток», Общероссийская общественная организация Ассоциация российских дипломатов и Международный Союз педагогов-художников.

В конкурсе «Юный художник Подмосковья» принимают участие талантливые дети в возрасте от 5 до 18 лет из 56 социальных учреждений. Новым заданием для ребят стало создание иллюстраций к французской сказке «Мишутка» графини де Сегюр. По итогам конкурса лучшие работы будут использованы в публикации книги, которую планируется назвать «Мишутка, французская сказка русской графини в детских рисунках». Возможность стать заслуженными иллюстраторами дает детям дополнительный стимул раскрыть свои способности, а также помогает встать на творческий путь развития.

На днях в Посольстве Сербии в Москве на презентации книги «Сербские сказки в детских рисунках» менеджер благотворительных программ фонда «Исток» Алина Зеленская поделилась своими глубокими впечатлениями о конкурсе «Юный художник Подмосковья» и о его одарённых участниках.

 

Алина Зеленская. Фото автора

- Алина, расскажите, пожалуйста, как зародилась идея о проведении конкурса иллюстраций среди детей Подмосковья?

- Наш идейный вдохновитель — это Чрезвычайный и Полномочный посол, заместитель председателя Ассоциации российских дипломатов Валерий Евгеньевич Егошкин, который рассказал нам о таком замечательном проекте, как конкурс «Сказки народов России и мира глазами детей». Екатерина Юрьевна Богдасарова, президент благотворительного фонда «Исток», загорелась идеей проведения подобного конкурса в Московской области после того, как она увидела необыкновенные книги с детскими иллюстрациями.

- Почему французская сказка «Мишутка» графини де Сегюр была выбрана в качестве задания для юных художников?

- Когда мы выбирали сказку для своего проекта, для нас было важно, чтобы она была связана с Подмосковьем, потому что организатор конкурса — это, в первую очередь, благотворительный фонд социальных программ Московской области «Исток», а вместе с ним Союз предагогов-художников и Ассоциация российских дипломатов. Валерий Евгеньевич предложил чудесное произведение «Мишутка» графини де Сегюр, урождённой Софьи Ростопчиной. Эта писательница как раз родилась и жила в Подмосковье в усадьбе «Вороново». Прочитав сказку, мы сразу поняли, что это именно то, что нам нужно. Мы попали в точку! Такую удивительную книгу хотелось бы издать, чтобы ребята её прочитали и почерпнули для себя какие-то примеры для подражания, особенно примеры стойкости характера.

- В чём, по Вашему мнению, заключается особенность творчества Софьи Ростопчиной?

- Графиня Де Сегюр удивительна тем, что в её, конечно же, французских сказках содержится много исконно русского. К этому я отношу в первую очередь добросердечие, открытость и общительность, стремление и любовь к труду. В своих произведениях она особенно ярко раскрывает эти ценности.

- Чему сказка графини может учить маленьких читателей?

- «Мишутка» учит бескорыстию. Это сказка о внутренней доброте, светлости души и стойкости характера. Автор показывает юным читателям, что мы действительно должны быть искренне добры к окружающим нас людям. Хорошему человеку не стоит бояться отдавать себя или делиться частью своего тепла, своей улыбкой и добрыми словами. Это как раз именно то, что несёт в своей идее фонд социальных программ Московской области «Исток».

- Считаете ли Вы важным то, чтобы в книгах детской литературы в качестве иллюстраций присутствовали рисунки детей? Почему?

- По-моему, иллюстрации в детских книгах должны отражать ход мыслей детей и то, как они воспринимают произведение, какое значение они придают прочитанному. Ведь, мне кажется, с возрастом каждый человек уже по-другому относится к литературе. Понятно, что всё здесь зависит от нашего опыта. Вот у детей мировосприятие совершенно отличается. И это замечательно, потому что, когда мы видим их сюжеты, мы тоже многому можем научиться. Знаете, они более искренние, более правдоподобные. Я думаю, дети в сказках замечают те моменты, которые взрослый человек увидеть не может.

- Как Вы детей познакомили с литературным произведением? Получили ли они рекомендации относительно иллюстраций к книге?

- Наш конкурс направлен именно на ребят, находящихся на воспитании в детских домах в социально-реабилитационных центрах Московской области, поэтому мы связались напрямую с такими учреждениями. В каждый детский дом было выслано приглашение принять участие в нашем конкурсе вместе с текстом сказки. Также было предложено провести три мастер-класса по искусству живописи и графики для того, чтобы ребята могли более глубоко прочувствовать и само произведение, и то, как готовить к нему иллюстрацию. В разных детских домах по-разному готовились к конкурсу. Кто-то скачал аудиокниги (хорошо, что они есть), а кто-то воспользовался нашим печатным вариантом, и на минутках чтения, перед сном они вместе читали сказку. По-моему, это очень здорово!

 

- Как Вы считаете, ребята восприняли конкурс с инициативой? Было ли им интересно готовить иллюстрации к сказке?

- Да, на самом деле очень интересно. Но, наверное, наибольший ажиотаж возник, когда проходили мастер-классы, так как это – встреча с новым интересным человеком, это также какой-то новый опыт. Детей подобное всегда воодушевляет. Более того наши педагоги, которые выезжали в учреждения, давали полезные уроки. То есть это всё было не просто так: приехали, нарисовали мишку, и все отлично. Нет, проводилась довольно большая и плодотворная работа. Почти с каждым ребёнком отдельно разбирали: какой сюжет он хочет написать, какой персонаж ему больше понравился, что он может выделить в этом произведении? И, уже исходя из этого, ребёнок составлял свою иллюстрацию.

- Юным художникам давали конкретные задания по рисункам или же они могли дать волю своей фантазии?

- Успех зависит от вдохновения... Если тебе говорят, что ты рисуешь 45 страницу о том, как Мишутка знакомится с Принцессой, наверное, это не так интересно. А когда ты сам проникаешь в сюжет, когда ты понимаешь, что тебя захватывает определенный момент и вдохновляет конкретный герой, то хочется обратить своё внимания именно на это, а не рисовать заданную тему.

 

- Расскажите подробнее об этапах проведения конкурса. Как проходил отбор детских рисунков?

- Все работы очень жёстко отбирались. На первом этапе, который мы провели, собрались представители фонда «Исток», а также Союза художников-педагогов. Было выбрано, по-моему, около восьмидесяти работ. Затем среди них российский художник-живописец Иван Ильич Глазунов выделил десять. Процесс был действительно очень сложный, но при этом очень интересный.

- По каким критериям члены жюри конкурса выбирали работы для иллюстраций к сказке?

- Здесь нам очень помог Союз педагогов-художников, потому что они увидели самое основные акценты в работах ребят. Во-первых, это графика, во-вторых, композиция, в общем, все художественные приёмы, которые может использовать ребёнок. Естественно, такие критерии учитывались. Также Союз педагогов-художников помог нам выявить, какие работы лишь отчасти нарисованы ребятами. Довольно часто было так, что ребёнок изобразил сюжет сам, но какой-то штришок руководитель всё-таки внёс. Подобные исправленные элементы сильно бросались в глаза, и к тому же это было не совсем честно по отношению к другим участникам.

- Планируете ли Вы поощрить детей, принявших участие в конкурсе, за их усердие и труд?

- На сегодняшний день наш конкурс ещё не завершен. Мы сейчас держим в тайне имена победителей и сохраняем интригу, потому что итоги будут подведены в конце августа. Естественно, мы наградим талантливых ребят. Десять победителей, которых выбрал Иван Ильич Глазунов, отправятся на дипломатическую смену в международный детский центр «Артек», а все остальные участники будут награждены памятными призами и книгами, которые мы как раз к этому времени успеем издать. Выход нашей сказки планируем на начало августа, чтобы к концу лета мы смогли вручить экземпляры книги.

- Можно ли назвать этот конкурс детских иллюстраций успешным? Хотите ли Вы в будущем повторить подобный проект?

- Сейчас у нас очень удачно проходит первый региональный конкурс, но я уже надеюсь, что в будущем обязательно будет и второй конкурс юных художников Подмосковья. Думаю, в нём могут принять участие уже не только воспитанники детских домов и социально-реабилитационных центров, но и все талантливые малыши и школьники Московской области.

Известное в Британии движение «Книги в метро» шагнуло за пределы своей страны. После того, как акцию поддержала звезда поттерианы Эмма Уотсон, оставив на станциях лондонского метро более 100 экземпляров любимого издания, книги стали появляться в метро Германии, Малайзии, Украины. И главной поддержкой акции выступило русскоязычное сообщество.

А в 10-ых числах мая «Книги в метро» появились и в Москве. Футболистки ФК «Патриотки» спрятали более 70 различных книг на 10 станциях московского метрополитена, вложив в каждый оставленный экземпляр пожелание будущим читателям.

«Мы делимся только теми книгами, которые прочли сами, - говорит защитник ФК «Патриотки» и актриса Юлия Морозова, - Я, например, спрятала на «Библиотеке им. Ленина» и «Чеховской» несколько экземпляров книги «Рассвет Инлиранги». В свое время она стала для меня источником вдохновения, и, надеюсь, сможет вдохновить того, к кому попадет в руки. А на Пушкинской я оставила томик любимой поэзии».

Лидер женской футбольной команды «Патриотки» Екатерина Михайлова оставила на Маяковской «Божественную комедию» Данте, написав в обращении к будущему читателю: «Читай, живи, мечтай! Книга, как пища для ума и души».

В эти же дни на станциях Клайстпарк, Мерингдамм, Цитаделле и Далем-Дорф в Берлине в самых неожиданных местах были обнаружены современное издание Софьи Санс «Тайны мертвых» и классика - «Вишневый сад», «Анна Каренина», «Идиот», сборники стихов Пушкина, Ахматовой и Есенина. В каждую книгу вложена записка от предыдущего читателя. Так в одном экземпляре «Тайны мертвых» наш соотечественник пишет «не пугайся названия - эта книга, на самом деле, о самой живой душе на свете», а вложением к тому поэзии Есенина стала открытка с единственной строкой - «люби также неистово, как любил самый русский поэт на свете». Во всех оставленных поэтических сборниках можно найти комментарии «на полях» и выделенные цветом любимые четверостишия бывшего владельца.

«Патриотки» надеятся, что движение «Книги в метро» в России со временем наберет такую же популярность, как в Англии, и заживет самостоятельной жизнь, подарив книгам возможность путешествовать от хозяина к хозяину, а читателям - новые истории и впечатления.

Хэштеги российской акции в социальных сетях - #книгивметро и #ищивметро.

Пожалуй, нет ничего в мире более загадочного и таинственного, чем женская судьба. Испокон веков судьбы женщин всех национальностей и возрастов становились основой для самых ярких произведений - книг, картин и даже музыкальных композиций. А кто, если не женский врач, может лучше других поведать удивительную женскую историю?

В конце ушедшего года Лана Роговская - автор популярного в России жанра «медицинский детектив» - представила свою новую книгу «Смерть у дольмена».

Мы побеседовали с автором о дольменах и разнообразии женских судеб, а также о вдохновении и том, что будет, если зов дольмена услышит женщина с необычной судьбой.

Лана, в свет вышла Ваша вторая художественная книга «Смерть у дольмена». Само название уже содержит слово, которое неминуемо вызовет интерес у читателей. Скажите, связана ли с дольменом какая-либо Ваша личная история?

С каждым десятилетием дольмены все настойчивее притягивают к себе людей. Привлекают их внимание, захватывают воображение и фантазию.

Так вышло, что я оказалась в числе тех, кому посчастливилось услышать зов дольмен. Все, кто когда-либо его слышал - непременно поймут меня - от этого зова никуда не деться. Если ты не последуешь за ним - он последует за тобой, куда бы ты не шел.

Но при этом мало кто сегодня осмелится рассказать детали своего общения с дольменами. Вот и я рассказывать о том, как это было, не стану. Но так или иначе книгу «Смерть у дольмена» можно считать результатом моего опыта общения с этими мистическими камнями.

Несмотря на то, что главным героем Вашей книги является мужчина, главная же история книги - женская. Скажите, согласны ли Вы с расхожим мнением, что женская судьба - всегда без исключения особенная?

На самом деле мужчина в данной истории - всего лишь сыщик, перед которым отдельные события складываются в общий и непростой сюжет.

Настоящая же героиня романа - женщина. Причем действительно с особой судьбой, страдающая бесплодием. Именно история ее жизни и раскрывается перед читателями на страницах моей новой книги.

Если честно, я и правда не встречала в своей жизни женщины, судьба которой не была бы особенной. На мой взгляд, структура женской души и чувственность ее сердца сами по себе являются гарантом сложности женской судьбы.

Лана, Вы - доктор медицинских наук, женский врач. Скажите, на написание книг Вас вдохновил опыт работы врачом? Или же здесь есть место отдельной истории?

За свою профессиональную жизнь любой женский врач встречается с историями, порой настолько необычными, что их можно посчитать мистическими.

Поверьте, мне есть о чем рассказать. И я очень надеюсь, что мне удастся изложить хотя бы несколько подобных историй в виде детективных романов.

Многим из этих историй я была личным свидетелем. Другие мне поведали мои коллеги. Но все они достойны того, чтобы «увидеть свет».

Говорят, что книга становится интересной тогда, когда автор проживает ее сюжет вместе со своими героями. А сколько в Ваших книгах Вас самой?

Виктория Токарева, прочитав мой первый роман, сразу сказала, что сквозь строки ясно видит личность автора. Конечно, я отображаю истории сквозь призму своего врачебного опыта, но в некоторых ситуациях я чувствую себя просто женщиной, осознающей истинные истоки поступков. Понять которые, правда, возможно далеко не всегда.

Каждый человек - это отдельный мир. Космос, если угодно. Скажите, чем бы из своего мира Вы хотели поделиться с читателями в дальнейшем?

Поверьте, я далека от мысли поведать миру свои собственные комплексы. Личное пусть остается личным. Я буду пытаться в своем творчестве быть объективной, и шире применять свои навыки врача и преподавателя. А здесь мой опыт действительно велик. Я ни в коем случае не ставлю себя в один ряд с Чеховым и Булгаковым, но, думаю, что даже неискушенный читатель заметит в их произведениях отпечаток врачебного опыта.

Расскажите немного о людях, которые Вас вдохновляют. Возможно, наши читатели найдут среди них пример и для себя.

Для меня во многом пример и огромная поддержка в жизни - Виктория Токарева. Мудрейшая и чрезвычайно естественная во всех своих поступках женщина. И еще меня восхищает Елена Малышева, которая своим природным талантом и безмерным трудолюбием просвещает миллионы людей, помогает им. Именно этих, дорогих моему сердцу женщин, я и попросила дать первые рецензии на мои опусы. Они для меня путеводные звездочки.

«Русским меня сделала литература»

Четверг, 23 Июнь 2016 16:35 Опубликовано в События

С известным латиноамериканским театральным режиссером Раулем Родригесом да Сильва беседует Первый заместитель Главного редактора журнала «Международная жизнь Андрей Давыденко:

А.И.Давыденко: Мне доставляет большое удовольствие представить  читателям  нашего издания гостя из Уругвая, человека неординарного,  человека с необычной и яркой творческой судьбой, театрального режиссёра, педагога, воспитавшего не одно поколение артистов, как в Уругвае, так и во всей Латинской Америке, большого друга нашей страны, моего большого друга, - Рауля Родригеса де Сильва.

Здравствуй, Рауль!

Рауль Родригес да Силва: Добрый вечер.

А.И. Давыденко: Большая честь для меня представить  тебя нашей аудитории. Если  не возражаешь,  я буду задавать вопросы по-португальски, - так проще для меня, - а ты можешь отвечать на своем родном  испанском. Хорошо? Рауль, я обратил внимание, что в последнее время ты стал бывать в нашей стране гораздо чаще. Почему, по какой причине?

Рауль Родригес да Силва: Совершенно верно. На протяжении многих я лет поддерживаю связи с Россией и с российским театром, и в последнее время я приезжаю работать сюда практически ежегодно. Причина? -Прежде всего, я испытываю огромное удовольствие от работы у вас. Эта  работа – особая. Она совершенно не похожа на то, что делают в других странах. Кроме того, снискав со временем определённый авторитет в театральной среде, в среде журналистов, я постоянно получаю приглашения, - меня приглашают проводить занятия, ставить спектакли. Когда меня зовут в Россию, я сразу отправляюсь в путь. Говорят, Россия стала моей второй родиной, и это действительно так.

А.И. Давыденко: Ты, кстати, начинаешь довольно неплохо говорить по-русски…

Рауль Родригес да Силва: Да. Да…

А.И. Давыденко: Насколько мне известно, ты подписал договор с ГИТИСом. На какой срок заключён этот контракт, и чем ты должен заниматься в соответствии с этим соглашением?

Рауль Родригес да Силва: Да. Моё знакомство с российским театром началось с ГИТИСа. Поэтому ГИТИС всегда был и остаётся моим главным связующим звеном. У меня есть контакты с другими театрами, с другими институтами, - там мне тоже приходилось работать. Но в последнее время я представляю ГИТИС в Латинской Америке. Я стал его официальным представителем, как в художественном, так и в юридическом смысле. Поэтому,  находясь здесь, я стараюсь, чтобы к вам приезжали учиться студенты из Латинской Америки, чтобы театральные труппы  из России отправлялись к нам, включая педагогов, режиссёров, чтобы существовал механизм постоянных контактов. В круг моих обязанностей также входит налаживание официальных связей с министерствами, с университетами. Я, можно сказать, стал «человеком из ГИТИСА», по крайней мере, так я себя ощущаю. Это моя работа. Я, конечно, работал и в других местах, но моё  основное «рабочее место» - это ГИТИС.

А.И. Давыденко: Как тебе работается с российскими студентами? На каком языке ты с ними общаешься? Это первое. И второе: в чем, на твой взгляд, основная непохожесть российских студентов, чем они отличаются  от студентов из других стран?

Рауль Родригес да Силва: Да, есть одно важное различие. Сначала я хочу ответить на первую часть вопроса. Конечно, я не владею языком в полном объёме, я говорю по-русски лишь чуть-чуть, как у вас говорят, но так, чтобы меня понимали. Обычно мне помогает работать переводчик. Но если переводчик по каким-то причинам не может прийти, я не отказываюсь от работы. Я стараюсь, чтобы мои слова понимали, - особенно, когда разговор идёт на «театральном языке», особенно, в таких случаях. По второй части вопроса. – Да, различие очень велико, потому что в России очень хорошее образование и культура. Это – в общем смысле. В смысле более конкретном, - поступившие в ГИТИС студенты, - об этом тоже нужно упомянуть, - имеют, с моей точки зрения, практически одинаковое образование. Это важно для меня в том смысле, что я нахожусь здесь уже давно и всё это время работаю в ГИТИСЕ, - провожу занятия, ставлю со студентами спектакли, и вижу, что все или почти все, хотят работать со мной и дальше. У нас неплохо получается. С ними я даже поставил пьесу, которая раньше в течение трёх лет шла в театре имени (Карлоса) Гарделя. В общем, мне очень хорошо работать с российскими студентами. С учениками из Латинской Америки приходится заниматься очень много, - они очень талантливы, но у них не такое хорошее образование, как у студентов в России.

А.И. Давыденко: Рауль, как ты считаешь, - культурное присутствие России в Латинской Америке в наши дни, - его можно назвать достаточным или нет? И в чём выражается это культурное присутствие? Имею в виду не только театр, но также музыку, литературу…

Рауль Родригес да Силва: По-моему, все это очень важно, и никогда не будет «достаточным». Здесь нужно прилагать больше усилий. Латинская Америка отличается очень специфическими характеристиками, которые, конечно, хорошо известны у вас. Это, несомненно, богатейший континент, который мог бы стать одной из мировых держав, если бы не был разделен несколькими империями, - сначала – Британской Империей, а потом – США. У нас имеются очень важные, с экономической точки зрения, ресурсы, много всевозможных богатств. Я всегда говорил, в Латинской Америке под землёй есть всё. О чём ни спроси, - всё найдётся: нефть, газ, алмазы,- что там еще, - вода. Теперь вода стала очень важна. Водоносный горизонт (аквифер) Гуарани – водные ресурсы мирового значения. Кстати, он залегает неподалёку от Уругвая и частично – на нашей территории. Но это богатство, к сожалению, не принесло процветания проживающим там народу. Всем распоряжается маленькая кучка собственников. Поэтому для меня очень важны отношения, которые складываются сейчас между Латинской Америкой и Россией. Они строятся совершенно иначе, чем, скажем, отношения с США. Американцы забирают наши богатства, - так же, как это делала Британская Империя, как делали испанцы, вывозившие наше золото. Думаю, что с Россией у нас могут быть другие отношения, включая предоставление технологий, в чём мы очень нуждаемся. И, с точки зрения насущной необходимости выстраивания  таких отношений между Россией и Латинской Америкой, культура играет очень важную роль. Россия  обладает огромным культурным богатством. Нам здесь есть, что перенять у России. Находясь в Москве, я каждый день замечаю свидетельства, - пусть порой и небольшие, - свидетельства богатства вашей культуры. Как театральный работник, обращаю внимание на всё, что меня окружает, - когда еду в метро, когда бываю где-то еще, - я всматриваюсь в то, что меня окружает, и всё больше убеждаюсь в том, как горячо  люблю российскую культуру. Ваши усилия в области культуры очень важны для нас. Со стороны российского правительства неоднократно делались соответствующие предложения странам нашего региона , и дело лишь в наличии политической воли у правительств некоторых латиноамериканских государств, которые никак не могут собраться с духом и установить такие отношения, потому что опасаются бросить вызов могуществу Соединённых Штатов. В этом смысле мы наблюдали очень интересный процесс, когда правительство (Уго) Чавеса, открыло, по существу, новый этап латиноамериканской интеграции, вернулось на путь «Боливарианского проекта» и добилось немалых успехов, в том числе, в отношениях с Россией. Насколько я знаю, никто из прежних руководителей Российской Федерации, не бывал в Латинской Америке так часто, как нынешний президент – Путин.

А.И. Давыденко: Рауль, возвращаясь к театру: к какой театральной школе ты тяготеешь, кто из русских театральных деятелей тебе близок по духу?

Рауль Родригес да Силва: Я, можно сказать, миссионер, проповедую мою веру. Я езжу по всему латиноамериканскому континенту. И какую религию я исповедую? Это  система Станиславского, - где бы я ни был.

А.И. Давыденко: Я ожидал такой ответ.

Рауль Родригес да Силва: В этом моя задача, и куда бы я ни приехал, я называю себя миссионером. И это моя религия. И, наверное, сегодня, моя вера сильнее, чем прежде, потому что общество, в котором мы живём, обезличивает человека. Мы похожи друг на друга, и нами можно манипулировать с помощью такого инструмента, как телевидение. Сегодня средства массовой информации обладают огромной властью в том числе, - и в Латинской Америке. У нас  теперь не происходит реальных государственных переворотов. Почему? – Потому что на смену им пришли перевороты в масс-медиа. Людям буквально меняют мозги с помощью телевидения. Доходит до того, что избиратели голосуют против самих себя, потому что так «велело»» телевидение. Потом, на практике, люди осознают ошибку. И это стало характерной чертой наших дней, поэтому, получая образование, нужно закалять собственную личность. Я считаю, человек должен думать, иметь собственные критерии, должен быть артистом, наконец. Моя деятельность в искусстве имеет две составляющие: театральную и человеческую. Не все мои ученики потом становятся актёрами, но я всегда говорю им: «На наших занятиях вы познаёте жизнь». И это приносит мне огромное удовлетворение. В этом, наверное, основной смысл моей работы.

Что касается российской литературы… Я вырос без телевидения, мне крупно повезло. Я, например, уже в подростковом возрасте начал читать Толстого. Я хорошо помню, о чём он писал. Почему я ощущаю себя русским? – Русским меня сделала литература. Среди моих предков не было никого из России, - насколько мне известно. И, тем не менее, мне порой кажется, что я здесь жил. Почему? – Потому что есть русская литература. Я всё прочитал, всё проштудировал (, и  одной из моих задач, как деятеля искусства, стало распространение российской театральной литературы. Если люди моего поколения знают Толстого, Достоевского и Чехова, современной молодёжи они уже незнакомы. Современная молодёжь, вообще, обладает скудными знаниями, - уровень образования в Латинской Америке заметно снизился. Поэтому одной из задач моей работы стало распространение российской литературы, - литературы драматической. Я хочу познакомить людей с ней, сейчас, например, я занимаюсь Достоевским.

А.И. Давыденко: До начала передачи мы как раз говорили с тобой  о 150-летнем юбилее «Преступления и наказания», - в этом году, да?

Рауль Родригес да Силва: Да. А четыре года назад - в 2011 году, когда отмечался юбилей Достоевского, проводились мероприятия в Монтевидео, потом мы отправились в турне по Латинской Америке, побывали в России, в Белоруссии, - я вместе с моей труппой. Сейчас я заканчиваю подготовку постановки этой пьесы в Сан-Пауло, в Бразилии. В этом году исполняется 150 лет со дня выхода романа. Я собираюсь  вновь поставить этот спектакль в Уругвае,  Но , возвращать домой,  всегда пропагандировал творчество других авторов, - Пушкина, например, Чехова. И наоборот, - приезжая в Россию, я пропагандирую латиноамериканскую литературу. Например, в театре им. Ермоловой состоялась премьера нашего знаменитого драматурга, - аргентинского и уругвайского, - Фульхенсио Санчеса. В 2000-м году в театре им. Ермоловой я поставил пьесу «Семья».

А.И. Давыденко: Рауль, - ты работаешь с разными театральными коллективами. А на родине у тебя есть, «свой» театр, постоянная труппа, с которой ты работаешь?

Рауль Родригес да Силва: Да, да. У меня есть…

А.И. Давыденко: Как он называется?

Рауль Родригес да Силва: Театр-студия в Пайсанду.

А.И. Давыденко: Ты напомнил мне о Пайсанду. У меня и по сей день - самые тёплые воспоминания об этом уругвайском городе, о встречах, которые там состоялись. И я помню, что театр в Пайсанду еще совсем молодой. Кстати, Культурный центр им. Максима Горького в Монтевидео, - он еще работает или нет, ты не знаешь?

Рауль Родригес да Силва: Увы, не знаю. Давно существует идея, которую, надеюсь, мы когда-нибудь осуществим, - возродить Общество культурных связей с вашей страной. Тогда  оно называлось «Общество культурных связей с Советским Союзом». Оно пользовалось большой популярностью, как в Монтевидео, так и в провинции, в том числе, – в Пайсанду. Но сделать это не так просто. Я постоянно думаю об этом. Помню, когда вы приехали к нам, началась демонстрация цикла российских кинофильмов. Ты был у меня в гостях, как раз, во время открытия этого кинофестиваля. В общем, мы постоянно думаем о том, что это нужно оформить юридически, чтобы центр им. Горького, или с каким-либо другим названием, находился и в Пайсанду. Как бы он ни назывался, - это будет центр (по поддержанию) культурных связей между Россией и Уругваем.

А.И. Давыденко: Рауль, тебе как режиссеру, какой репертуар ближе? Относишь ли ты себя к сторонникам  социального театра?

Рауль Родригес да Силва: Да. Социальный театр – это мое…

А.И. Давыденко: Какие проблемы, на твой взгляд, сейчас наиболее актуальны, о чём стоит говорить со зрителем…?

Рауль Родригес да Силва: Совершенно верно. Мы только что вспомнили «Преступление и наказание», - эта тема очень актуальна, как мне кажется, потому что она постоянно присутствует в латиноамериканской действительности. Судя по последнему десятилетию, её актуальность возросла, как никогда раньше. Взять, хотя бы, идеи фашизма, - ведь Родион Раскольников, практически сам того не осознавая, проповедует идеи, которые принесли потом столько бед и страданий всему миру, - я имею в виду, прежде всего, нацизм в Европе, когда кто-то присваивает право решать, кто должен быть членом общества, а кто – нет. Именно так действовала любая латиноамериканская диктатура с её философией, когда один имел право жить, а другой должен был умереть. И еще – тема справедливости. Порфирий Петрович, - как литературный герой  воплощает нечто очень важное для нас, потому что правосудие стало продажным, и суд порой бывает неправедным. А Порфирий на протяжении всего романа упорно отстаивает идею: ни одно преступление не останется безнаказанным, преступник обязательно заплатит за свои деяния. И когда молодой человек совершает ошибку, Порфирий заставляет его заплатить за неё, - пусть не ценой пожизненного заключения, - но, тем не менее, расплатиться сполна. Тема безнаказанности имеет большую актуальность. У нас в Латинской Америке  есть такая проблема. Человек на городской улице встречает того, кто ещё недавно его пытал, кто убивал его товарищей, кто похищал детей. Это серьёзная проблема, и роман, - «Преступление и наказание», - подчёркивает её глубину. То же самое относится ко всем поставленным мной пьесам. Театр для меня теперь стал чем-то вроде военной службы. Это, можно сказать, моя линия фронта. Потому что театр обладает силой, которой нет у других видов  искусства. И главным образом потому, что есть обратная связь со зрителем. В 60-е, 70-е годы, в период своего расцвета латиноамериканский театр был важнейшим орудием борьбы народов наших стран за свою свободу и независимость. В театре люди находили ответ на многие вопросы, как личные, так и стоявшие перед всем обществом. Когда к власти пришла диктатура, актёров стали бросать в тюрьмы, их отправляли в ссылку, - нередко, целыми труппами. И мы сейчас прилагаем усилия, чтобы наш театр, благодаря связям с российским театром, вновь обрёл ту степень социальной значимости, которую имел в прошлом.

А.И. Давыденко: Рауль, ты сейчас работаешь в Бразилии, проводишь там много времени, и поэтому обратил внимание на тревожные тенденции, о которых только что упомянул. Очевидно, они возникли в бразильском обществе из-за социальной несправедливости. Такая ситуация сложилась не только в Бразилии, аналогичные тенденции существуют и в других странах континента… Что может сделать современный театр? Как можно бороться с такими негативными тенденциями?

Рауль Родригес да Силва: Думаю, нужно сделать следующее: те, кто обладают экономическими рычагами, - на государственном уровне и на частном тоже, - а также средствами массовой информации,  - не должны возражать против того, что театр является выражением совести людей. Я заявляю это достаточно чётко. Создавая именно такой театр, нам  нужно понимать, что мы ведём борьбу, нам предстоит преодолеть большие трудности. Но вот, например, - произошло событие, которое я считаю очень важным для меня лично. Я поставил «Преступление и наказание». В Бразилии пришло к власти новое правительство Прежнего   президента убрали, по существу, незаконным путём. Новый президент, Темер, в проводимой им политике задался целью ликвидировать министерство культуры. В результате работники министерства забаррикадировались в своём здании, и спектакль теперь пройдёт там, как вклад в общее дело в ходе борьбы. Это «Преступление и наказание» Достоевского.

А.И. Давыденко: Совершенно верно…

Рауль Родригес да Силва: Таков мой ответ, - поступок, достойный воина.

А.И. Давыденко: За всё время, что я тебя знаю, - а мы знакомы уже давно, - ты был и остаешься большим энтузиастом, человеком с обостренным чувством социальной справедливости, не приемлющим несправедливость в любом ее проявлении. Несколько лет назад ты даже участвовал в президентских выборах в Уругвае. Президентом ты не стал,   - колоссальная потеря для уругвайской политики, но зато -  гигантское приобретение для уругвайском культуры… Твоё участие в предвыборной президентской кампании помогло решить какие-либо социальные проблемы, существовавшие в уругвайском обществе в тот период? И продолжаешь ли ты сейчас заниматься общественной деятельностью?

Рауль Родригес да Силва: В 2009-м году я согласился участвовать в предвыборной кампании после того, как меня убедили, что моя работа могла иметь очень большое значение, поскольку кандидатом в президенты стал мой товарищ, Мохика, с которым мы состояли в одной организации, мы оба были партизанами, дважды вместе сидели в тюрьме, но он, в отличие от меня, к тому времени стал думать иначе. Ему казалось, что государственная система стала лучше, и у нас будет социальная справедливость. Я придерживался противоположного мнения. –Система несправедлива по определению, и если её не поменять, эта несправедливость сохранится в будущем, и мы будем иметь последствия, которые наблюдаем в Уругвае, в Бразилии, в других странах. Преступность, насилие в обществе – это производные изначально существующей социальной несправедливости. Занимаясь этим делом, я имел возможность трижды совершить поездку по стране, благодаря СМИ я мог говорить о таких вещах, говорить о которых мне бы не позволили, не будь я участником предвыборной кампании. Я много говорил о России, о связях с ней, о связях с Ираном, потому что это связи совершенно иного рода. Конечно, я говорил и о наших глубинных проблемах. Но при этом я отдавал себе отчёт в том, что продолжая заниматься этим дальше, я не смогу заниматься театром. Это несовместимо по времени. Потому что я отдавался новому делу всей душой, тратил всё моё время. Другие политики, из других партий могут заседать в парламенте, а потом, вернувшись домой, могут обо всём забыть и делать свои дела. В моём представлении, политика, так же, как миссионерская деятельность, требует полной отдачи. Сейчас дело обстоит совершенно иначе. Я остаюсь политически активным, думаю, что, работая в театре, я вношу достойный вклад в дело воплощения наших идей, но в настоящий момент, я уже не являюсь, так сказать, действительным членом партии. Если ко мне обращаются за советом, я выражаю своё мнение, но о такой бурной деятельности, как 2009-м году, речи больше не идёт, потому что за те полтора года я не смог сделать в театре абсолютно ничего. А театр – это моя жизнь, я пришёл туда, когда мне было 11 лет. Я воплощаю те же идеи по-другому, - делаю это средствами  театра. И это, наверное, лучше, чем, если бы я сидел на собраниях, например.

А.И. Давыденко: Рауль, какая твоя самая большая  мечта, - в смысле твоей профессии, твоей деятельности в театре?

Рауль Родригес да Силва: Самое главное в моей жизни уже частично сбылось, потому что в молодости, обучаясь театральному искусству, я не осмеливался даже подумать о том, что буду работать в российском театре, что у меня будет возможность проводить занятия в российском театре, будет возможность поставить спектакль на московской сцене. И теперь, когда всё это осуществилось, мне, как сказал один уругвайский журналист, - не помню, сколько лет назад, - можно спокойно умереть.  Потому что осуществились такие мечты, о которых я не осмеливался даже мечтать.

А.И. Давыденко: Но, даже дожив до такого счастливого момента, умирать всё же рано…

Рауль Родригес да Силва: Да.…Чего еще можно ожидать? Я очень счастлив здесь, - когда работаю, когда ощущаю связь с российской культурой, когда отправляюсь в театр, когда занимаюсь со студентами. Я чувствую их любовь. Недавно у меня был день рождения. Я встретил день рождения здесь.

А.И. Давыденко: Где? Здесь, в Москве?

Рауль Родригес да Силва: Да. Кто праздновал мой день рождения? – Студенты! Они отметили его, они пришли ко мне, отвезли в театр и устроили праздник на сцене.

А.И. Давыденко: Как принято в театральном сообществе, в кругу единомышленников...

Рауль Родригес да Силва: Да, пожалуй. Чего еще можно желать?

А.И. Давыденко: И под занавес, так сказать. – Что бы ты хотел пожелать нашим читателям? Какими мыслями  поделиться с ними?

Рауль Родригес да Силва: Я бы пожелал уделять больше внимания Латинской Америке, так сказать, постоянно держать её в поле зрения. Я проводил конференции по Латинской Америке в разных странах, - от Ирана до Польши, - о России я уже не говорю. Все мы понимаем, что интеграция, настоящая интеграция Латинской Америки с Россией имеет огромное значение, и в этом деле каждый может сыграть свою роль. Учите испанский язык заодно! Отправляйтесь в Латинскую Америку. Ты знаешь её, ты бывал там, говорил о том, о чём говорю сейчас я. Я восхищаюсь тобой поэтому. Вот что я хотел сказать (пожелать). И не теряйте то, что у вас есть. Став наполовину русским человеком, я понимаю, - российскую культуру надо защищать, ей тоже грозит опасность. Я чувствую это. Угроза исходит оттуда, где правят бал СМИ.

А.И. Давыденко: Всё дело в глобализации.

Рауль Родригес да Силва: Совершенно верно. Я горячо верю и надеюсь, российская культура не умрёт. В театре, когда вместо спектакля показывают шоу, - я сам видел это не так давно, - зрители в зале начинают вставать, и говорят: «Нет, мы пришли сюда не за этим. Мы пришли, чтобы увидеть театр. Мы пришли, чтобы увидеть историю. Мы хотим верить в эту историю, хотим видеть актёров среди декораций, а не шоу». Шоу – это для телевидения. Ты согласен?

А.И. Давыденко: Конечно, Рауль. Театр должен оставаться театром. Спасибо, Рауль. Я желаю тебе успехов во всех твоих начинаниях, и до новых встреч.

Рауль Родригес да Силва: До скорого, как у вас говорят!

Страница 1 из 3