facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 4:24


«Роль и векторы национальных систем образования в современных интеграционных процессах»

Четверг, 20 Октябрь 2016 15:08

Ни для кого, думаю, не секрет, что современной тенденцией развития образования является процесс интеграции национальных образовательных систем. В интеграционных процессах находит выражение характерная для современного мира объективная тенденция к интернационализации общественной жизни, к сближению стран и народов, к решению глобальных проблем, выходящих за национальные и государственные рамки.

В этих условиях неизмеримо возрастает роль образования, которое из категории национальных приоритетов высоко развитых стран переходит в категорию мировых приоритетов.

Интернационализация образования стимулируется рядом международных организаций и, прежде всего ЮНЕСКО, в рамках или в тесном сотрудничестве с которой функционируют Советы, Ассоциации и научные центры в разных странах, занятые такими проблемами развития образования, которые выходят за национальные рамки. Они организуют и финансируют соответствующие исследования, проводят конгрессы, конференции и рабочие совещания руководителей ведомств просвещения и специалистов, издают педагогическую литературу.

Для стимулирования интеграционных процессов в сфере образования в Европе даже создан особый механизм, включающий регулярные совещания министров образования западноевропейских стран. В 1976 г. был создан постоянно действующий Комитет образования государств-членов ЕС, в функции которого входит разработка стратегии сотрудничества с целью «гармонизации» систем образования западноевропейских стран.

Координационные органы Европейского союза и Европейского Совета в сотрудничестве с соответствующими организациями ЮНЕСКО проводят работу по унификации педагогической терминологии и основных национальных статистических параметров образования. Создается западноевропейская система документации и информации в области просвещения.

В России и других странах СНГ модным оказался термин «интеграция системы образования в мировое образовательное пространство», который получил в России даже определенную легитимность. В разделе «Основные задачи государства в сфере образования» Национальной доктрины образования в Российской Федерации, принятой постановлением Правительства от 4 октября 2000 г. №751, на государство возложена в качестве основной задача обеспечить «интеграцию российской системы образования в мировое образовательное пространство с учетом отечественного опыта и традиций». Министерство образования и науки России по сей день считает «вхождение России в мировое образовательное сообщество в качестве полноправного партнера» наиболее приоритетным направлением своей международной деятельности.

Возникает вопрос «Что понимается под мировым образовательным пространством, в которое стремятся Россия и страны СНГ, каковы его характеристики?». Если бы оно было единым, тогда можно было бы понять смысл этих устремлений.

Сторонники глобализации пытаются сделать его единым путем упразднения государств и разделяющих их границ. Но до этого еще очень и очень далеко.

А пока реально существует не одно, а четыре образовательных пространства, «сформированных» ЮНЕСКО по «новой классификации государств». Традиционные группы «развитых» (в которую входил СССР) и «развивающихся» стран заменены «более развитыми» и «менее развитыми» географическими регионами. Это новшество аргументировалось необходимостью отражения различий в уровнях развития стран в рамках одного и того же региона. С этим можно было бы согласиться, если бы не появилось третьей группы стран под рубрикой «страны переходного периода», в которую были включены все государства, появившиеся на постсоветском пространстве, и страны Восточной и Центральной Европы независимо от принадлежности к тому или иному региону. Таким образом, в одной группе оказались: Российская Федерация и все страны СНГ, прибалтийские государства (Латвия, Литва, Эстония), а также Албания, Болгария, Босния и Герцеговина, Македония, Венгрия, Польша, Румыния, Словакия, Словения, Хорватия, Чешская республика и Югославия.

В группе «менее развитые страны» были выделены в отдельную подгруппу «наименее развитые страны». В какую категорию стран попадут государства переходного периода после его завершения, пока неясно. Учитывая большой разрыв в экономическом и научном развитии различных стран, в глобальном масштабе их можно разделить на три категории: прединдустриальные, индустриальные и постиндустриальные. Перспективы образования не могут быть одинаковыми в этих столь различных обществах. Это стоит принимать во внимание прежде, чем решать, в какое образовательное пространство интегрироваться.

Опыт последних двух десятилетий показывает, что наиболее интенсивно интеграция осуществляется в масштабах геополитических регионов, объединяющих страны с относительно сходными условиями исторического развития и более или менее аналогичной социально-экономической структурой.

Такими геополитическими регионами в настоящее время являются: Европа, Евразия, включающая все государства, возникшие на постсоветском пространстве; Азиатско-Тихоокеанский регион и Североамериканский (США, Канада, Мексика). Системы образования во всех этих регионах, кроме Евразии, являются наиболее интернационализированными.

Их опыт в области интеграции образования представляет для России и всех стран СНГ наибольший интерес, поскольку перед ними стоят две важные задачи: первая — приостановить размежевание своих собственных национальных образовательных систем, которое началось с распадом Советского Союза, и укрепить единое образовательное пространство государств-участников СНГ, и вторая — в единстве искать пути интеграции (сотрудничества) с системами образования других геополитических регионов, прежде всего с Западной Европой (Европейским Союзом).

Учитывая крайне низкий уровень экономического развития государств-участников СНГ (ВНП на душу населения менее 2000 долл.) и медленные, по сравнению с другими странами, темпы его роста, приходится признать, что ни у одной из стран СНГ нет реальных шансов на полноценное вхождение в экономические структуры единой Европы. А это означает, что в стратегической перспективе у России и ее партнеров по СНГ нет альтернативы укреплению единства на том пространстве, которое сотни лет было связано великим множеством экономических, политических и, самое главное, человеческих нитей.

Распад СССР ничего не изменил в географическом положении вновь появившихся суверенных государств. Места традиционных и тысячелетиями осваиваемых территорий обитания народов не изменились. Не изменилось и соседство народов, некогда составлявших Российскую империю и Советский Союз. Мы вынуждены осознать непреложность исторического императива: мы обречены жить вместе, рядом. У нас общая история становления системы образования, которую в 60-хгг. прошлого столетия мировое сообщество считало лучшей в мире, и которая оказывала существенное влияние на развитие систем образования даже таких развитых стран, как США.

Известно, что запуск Советским Союзом первого спутника Земли был воспринят в США как «преимущество русских в научном образовании». Отставание американцев в освоении космоса объяснялось не столько недостаточным вниманием правительства к космическим программам, сколько низким уровнем преподавания алгебры в средней школе.

Об этом можно было бы и не напоминать, если бы интеграционные процессы в области образования государств-участников СНГ развивались так, как предполагалось при создании единого (общего) образовательного пространства в 1997 г. На деле все оказалось значительно сложнее. До сих пор из-за отсутствия финансовых ресурсов не завершено создание инфраструктуры этого пространства, по тем же причинам затянулось создание Модельного образовательного кодекса для государств-участников СНГ, нет средств даже для проведения заседаний различных комиссий, не созданы ни Центр образовательной статистики, ни Центр сравнительного анализа систем образования стран СНГ и т.п. Исходя из этого, самым приоритетным направлением внешней политики в области образования должно стать усиление интеграционных процессов в этой сфере.

Объективная необходимость интеграции экономик стран СНГ в мировую экономику требует более полной интернационализации их образовательных систем, которая должна осуществляться по основным направлениям:

  • Использование и развитие положительного международного опыта для повышения качества подготовки специалистов, применение международных измерений для определения этого качества.

  • Существенное расширение академической мобильности студентов и научно-педагогических кадров в целях подготовки специалистов для современных и будущих наукоемких производств в лучших университетах США, Японии и Западной Европы. Не следует забывать, что японское экономическое «чудо» было бы невозможным без тех 200 тыс. молодых японцев, которые в 50-х гг. прошлого столетия получили образование в лучших вузах США, Канады и Западной Европы. В 2000 г. только в американских вузах обучалось 46,5 тыс. японских студентов, из них 8,6 тыс. на последипломном уровне.

    КНР следует примеру Японии. В документе ЦК КПК и Государственного Совета от 13 февраля 1993 г. «Основы реформы и развития образования в Китае» подчеркнуто, что «китайские студенты, обучающиеся в лучших университетах США и Западной Европы, представляют собой величайшее достояние китайской нации»8. В 2000 г. только в США обучалось около 60,0 тыс. китайских студентов, из них 49,5 тыс. или более 80%, на последипломном уровне. К ним следует добавить 7,6 тыс. студентов из Гонконга, из которых 1,5 тыс. или 19,7%, обучаются по программам последипломного обучения9.

  • Восстановление потерянных позиций на мировом рынке образовательных услуг. Конкуренция на этом рынке за последние годы значительно усилилась. Около 2 млн., студентов получают высшее образование не в своих странах. Почти 548 тыс. иностранных студентов получают образование в США, 200 тыс. — в Великобритании, 160 тыс. — в Германии, более

    140 тыс. — во Франции, около 65 тыс. — в России. За последние десять лет заметно увеличилось число иностранных студентов в Японии (на 15%), Португалии (на 13,5%), Австралии (на 11%)10.

    Межстрановые потоки студентов являются важной особенностью современной схемы получения высшего образования. Приток иностранных студентов налагает на принимающую сторону особую ответственность за качество предоставляемого образования, способствуя его совершенствованию, а также развитию экономических и культурных связей между государствами. США зарабатывают на обучении иностранных студентов около 15 млрд. долл. ежегодно. Процент иностранных студентов, обучающихся в США, в общей численности студенческого контингента страны увеличился с 1,4 в 1960 г. до 3,9 в 2000 г. В 25 ведущих университетах США обучается от 3 до 5 и более тыс. иностранных студентов в каждом11.

  • Обеспечение признания выдаваемых в странах СНГ документов об образовании, ученых степеней и званий, что требует пересмотра их уровней и требований к ним, порядка присуждения.

  • Творческое использование мирового опыта для сохранения и развития научно-технического потенциала собственных систем образования.

  • Развитие международной кооперации в области фундаментальных и прикладных исследований, создание и продвижение на мировой рынок конкурентоспособной наукоемкой продукции.

  • Вхождение образовательных учреждений в систему международного информационного и коммуникационного пространства.

  • Создание инфраструктуры, обеспечивающей поддержание на современном уровне прозрачности и открытости образовательных систем (автоматизированные системы мониторинга их состояния, центры образовательной статистики, сопоставимой с индикаторами, используемыми в зарубежньгх странах, и сравнительных исследований систем образования, как стран СНГ, так и развитых зарубежных стран), активизация участия образовательных учреждений в международных форумах по проблемам образования и в международных научно-исследовательских программах.

  • Приведение в соответствие с международными нормами и обязательствами законодательно-нормативной базы образовательных систем, особенно норм, касающихся положения учителей и преподавателей.

В целях интернационализации образовательных систем государств-участников СНГ необходимо, прежде всего, выработать единую политику этих государств относительно их деятельности в рамках основных международных организаций в области образования. Это, прежде всего, ЮНЕСКО, являющаяся основной ареной сотрудничества в области образования. Особый интерес для стран СНГ представляют такие направления деятельности этой организации, как: политика, планирование и управление в сфере образования: нормативная деятельность (конвенции, рекомендации, декларации и другие нормативные документы). Большое значение для стран СНГ имеет Всемирная декларация о высшем образовании для XXI века: подходы и практические меры, принятая Всемирной конференцией по высшему образованию, прошедшей под эгидой ЮНЕСКО 5-9 октября 1998 г.  Не меньшее значение для образовательных систем стран СНГ имеет сотрудничество с соответствующими органами Совета Европы (СЕ) и Европейского Союза (ЕС), а также Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).

 

Известной заслугой СЕ является Конвенция Совета Европы и ЮНЕСКО о признании квалификаций, относящихся к высшему образованию в Европейском регионе, подписанная в Лиссабоне в 1997 г. Лиссабонская конвенция — существенный шаг вперед по сравнению с Европейской конвенцией ЮНЕСКО 1979 г. Её главное отличие — переход от общих деклараций о намерениях к конкретным определениям, правилам, чёткому разграничению обязательств сторон и участников. Интеграция в европейское образовательное пространство будет связана с соблюдением положений этой конвенции.

Для выработки политики и стратегии стран СНГ в области интеграции (интернационализации) своих систем образования в рамках европейского геополитического региона важное значение имеют Сорбонская и Болонская декларации.

В условиях дальнейшего развития западноевропейской интеграции особую остроту приобретает вопрос о языке межгосударственного и межнационального общения. Т.к. язык  - одна из ключевых проблем интеграции.

Задача существенного повышения эффективности изучения иностранных языков вышла далеко за рамки национальных систем образования стран и приобрела важное политическое значение. Главная роль в преодолении языковых барьеров отводится школе. В последние годы проводятся многочисленные семинары и коллоквиумы, на которых обсуждаются вопросы содержания языковых курсов, методики преподавания, усовершенствования подготовки преподавателей, разрабатываются планы обучения иностранным языкам во всех начальных школах и изучения в средних школах не менее двух языков.

Меняется и характер обучения иностранным языкам. Вместо прежней преимущественной ориентации на усвоение грамматических структур теперь наибольший упор делается на овладение прочными навыками живой речи, необходимыми для непосредственного общения. Регулярно проводятся экскурсии школьников в сопредельные страны.

В современном мире язык стал важным политическим фактором. Он широко используется как средство политического воздействия и влияния. Очевидно, что язык составляет силу, обладающую огромным созидательным или разрушительным действием. Исходя из этого можно сделать вывод, что язык способен консолидировать социальную общность или выполнять роль орудия социальной вражды, разделять народы, уводить в тупик или, наоборот – возвышать их ценностные ориентиры.

Общее наследие, заключающееся в сохранении на территории бывшего СССР функционального пространства русского языка, трудно переоценить. Русский язык является одним из шести мировых языков и седьмым – по степени распространения из 3000 ныне действующих. Благодаря огромному культурному потенциалу он составляет большое достояние бывших союзных республик.

Помимо того, что русский язык, независимо от желания правящих элит, остается функциональным на постсоветском пространстве (в различной степени для отдельных стран), он впитал культурные традиции многих этносов [7].

Вычеркнуть общее прошлое, связанное с русским языком – означает для народов бывшего СССР, прежде всего, нанесение серьезного урона национальной культуре. Вместе с русским языком из национальных сокровищниц следовало бы исключить творчество А. Кунанбаева, Ч. Айтматова, М. Магомаева, Ф. Искандера и т. д., которое составляет национальное достояние народов новых независимых государств.

Сохранять и развивать русский язык на постсоветском пространстве – значит поддерживать культурную идентичность, питающую независимо от желания политических элит и политической конъюнктуры единую общность, способную регенерироваться в полноценное региональное содружество.

Отчасти фундирование возрастающему значению бывшего государственного языка Советского Союза придает то обстоятельство, что с момента образования СНГ русский язык стал рабочим инструментом Содружества. В статье 35 его Устава закреплено положение о том, что рабочим языком Содружества Независимых Государств является русский язык [10]. Кроме того, русский язык предоставляет самый короткий путь интеграции большинства народов бывшего СССР в мировое информационное пространство, без чего немыслим выход всех независимых государств на новый качественный уровень социально-экономического развития.

Для того чтобы русский язык выполнил миссию инструмента регионального «объединения» новых государственных образований, требуется придание ему не декларативной, а полноценной функции языка межнационального и межгосударственного общения.

Но обретение данных свойств связано, на наш взгляд, с рядом проблем. Некоторые из них вытекают из внутреннего развития стран-реципиентов, другие – из внешних факторов. По данным Международного агентства «Евразийский мониторинг», общение на русском возможно для подавляющего большинства населения новых независимых государств. Сегодня уровень владения русским языком и его распространенность существенно различаются: Беларусь (77 %), Украина (65 %) и Казахстан (63 %) – это страны, где приблизительно две трети населения свободно владеют русским. Там русский язык является либо доминирующим (Беларусь), либо столь же распространенным, как и титульный. Причем на Украине, несмотря на то, что русским языком пока пользуется значительная доля населения, у молодежи сравнительно низкий уровень владения языком.

В Кыргызстане, Молдове, несмотря на доминирование языка титульной национальности, достаточно большая доля населения владеет русским языком и использует его в общении.

Азербайджан, Армения, Грузия, Таджикистан находятся на периферии русскоязычного пространства новых независимых государств. Здесь свободно владеет русским языком не более трети населения, он редко используется в основных сферах общения.

В сфере образования на русском языке нет явных проблем только в Беларуси, где русский язык доминирует в этой сфере. В остальных странах положение более сложное.

В Армении, Таджикистане и Узбекистане проблема с обучением на русском языке стоит наиболее остро: там практически нет русских школ и классов. Одновременно в этих странах ярко выражена потребность в изучении русского языка. В Кыргызстане существует серьезный запрос на изучение русского языка, и в последнее время наблюдается расширение возможности получать образование на русском. В Казахстане, наоборот, наблюдается резкое сокращение количества обучающихся на русском, но пока существует баланс между потребностью и возможностью получать образование на русском языке. В Азербайджане большая часть жителей не считает нужным расширять изучение русского языка в школах, так как проводимая образовательная политика устраивает население [1].

Другим препятствием для укрепления позиций русского языка на территории бывшего СССР является диверсификация интеграционных направлений новых независимых государств в связи с активным проникновением на постсоветское пространство новых центров международного влияния, несущих с собой агрессивную культурную экспансию.

В странах СНГ, прежде всего, среднеазиатского региона, значительно усилилось присутствие третьих стран (США, Великобритании, Франции, Германии, Турции, Ирана, Китая, Японии, Пакистана, Южной Кореи), которые вкладывают значительные средства, в том числе, и в культурную инициативу. Турция приступила в 1997 г. к изданию учебников с латинским шрифтом для Туркменистана. На осуществление этого проекта, который подготовлен в рамках решения тюркоязычных республик бывшего СССР об их переходе с кириллицы на латиницу, затрачено 3 млн. долл.

С целью закрепления данной программы большие средства отчисляются на бесплатную подготовку специалистов за рубежом, открываются школы, лицеи, книжные магазины, типографии, по местному телевидению широко транслируются программы с соответствующими информационными материалами, организуется проведение вы- ставок, практикуется приглашение деятелей культуры и науки в зарубежные поездки. В Казахстане, например, реализуется государственная политика подготовки высококва — лифицированных специалистов в западных учебных центрах (президентская программа «Болашак»). Привлекает внимание активность в этой стране Турции (в Республике Казахстан действуют два турецких университета, 35 лицеев, инвестиции в эту сферу достигают 100 млн. долл.).

Оцените материал
(2 голосов)
Поделиться в соцсетях

Подписаться на рассылку