facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 10:23


Цивилизация будущего: гуманность или катастрофа!

Среда, 18 Октябрь 2017 13:24

Это исследование – содержит несколько скромных мыслей и футурологических выводов, относящихся к семи катастрофам, которые постигли человечество в эпоху модернизма и постмодернизма, в отличие или наподобие семи чудес света, до сих пор таинственностью своей изумляющих  глаз и разум всякого живущего. Таковы семь катастроф социального порядка, с которыми мы столкнулись в течение двух последних веков. Определить перспективы их урегулирования – значит проявить более широкий, чем принято, взгляд на вещи – использовать всю полноту человеческого разума, чтобы познать их природу, обозначить траектории развития, определить соответствующие сценарии.

Области, которыми затрагиваются катастрофами, - это прежде всего экономика, демография, экология, положение семьи, деятельность техногенного и научного разума, проблемы силы и власти.

Любой объективный исследователь, изучающий развитие мировой цивилизации на региональном и планетарном уровнях, поймет, что мир переживает целый ряд кризисов глубинного, даже органического характера, и человек зарывает голову в песок, если полагает эти кризисы временными, близкими к разрешению.

Дело требует нового научного подхода, нового определения сущности проблем, чтобы обеспечить выживание человечества в условиях катастроф социального, психического и экологического характера, ломки научной картины мира и разрушения  его духовности. Человеческое общество определенно больно. Оно переживает глубокий кризис.

Автор этих строк не грешит пессимизмом. И он считает, что уяснению сути дела не помогут модные в светской науке Запада ссылки на завершение определенных процессов конец истории, разрушение человеческой личности, утрата смыслов, смерть Бога, как и рассуждения западных и восточных теологов о неминуемом конце Света.

Вопрос во всей его простоте заключается в том, что на каждом из этапов развития цивилизации, региональном или планетарном, есть характерные для него временные отрезки, на которых действуют факторы подъема или упадка и разрушения. В ходе этапов, на которых цивилизации и человеческие сообщества переживают кризисы, появляются, пусть слабо детерминированные болезненные явления, затрагивающие ценностные ориентиры нравственность, эстетические представления,  духовность и т.д. а также способы управления экономикой и политикой, организацию жизни людей в сельской местности и в крупных городах, экологию, как и плохую или хорошую администрацию, в которой главенствуют факторы денег, власти, силы и знания.

 

Демография

На демографическом уровне происходят гигантские перемены, приводящие к гигантским сдвигам в жизни планеты. Население земли достигает сегодня порядка 6 миллиардов 300 миллионов человек. К концу нынешнего столетия их число, вероятно, удвоится. По логике вещей, всякий демографический рост предполагает расцвет цивилизаций, что произошло в Европе в восемнадцатом, девятнадцатом и частично в двадцатом веках. Как писал в этой связи французский мыслитель Фернан Бродель, «Бесконтрольный рост народонаселения вначале приносит пользу, пока не начинает приносить вред, когда население увеличивается быстрее, чем идет экономическое развитие. Таково было положение в Европе до конца шестнадцатого столетия. Таково же оно в большинстве медленно развивающихся или отсталых странах».1

На современном планетарном демографическом пространстве мы наблюдаем значительное падение роста населения в богатых странах, развитых в экономическом, научном и технологическом отношениях, тогда как иное положение наблюдается в бедных странах, расположенных в Африке и особенно в Азии. Рост населения на планете будет происходить за счет представителей белой расы, проживающих на Востоке и Западе Европы, в Северной Америке, Австралии и на других небольших территориях в мире.

Что касается распределения людей и рас на этой планете, то индо-китайско-японское пространство сохранит свои расовые особенности, для которых определяющим останется желтый цвет кожи, в то время как мы будем свидетелями резкого увеличения представителей черной расы, смешенной с белой и желтой, на пространстве арабо-мусульманского мира и черной расы в Африки и в других районах планеты. Таким образом,  увеличение народонаселения и расовая экспансия в ближайшей, среднесрочной и даже далекой перспективе приведут к сокращению представителей белой расы, что вызовет в ее среде тревожные предчувствия относительно собственного планетарного будущего, поскольку численное и расовые соотношения в мире буду складываться в пользу иных рас – желтой и смуглой, смешанной с другими, и черной.

В этой связи чувства тревоги в Европе, Северной Америке и Океании приведет к возрождению больной памяти, воспитанной на идеологии расизма, расовой и культурной дискриминации, что вызовет резкую реакцию других рас и культур.

Таким может быть пессимистический сценарий, тогда как его оптимистический вариант предполагал бы выступления представителей белой, как и других рас, за всемерное развитие культуры мира, сотрудничества и взаимопонимания между людьми независимо от расовой и религиозной принадлежности, исходя из простой гуманной посылки, которая гласит что местом нашего обитания является единый корабль, а источником света – то же самое солнце. Русский ученый Сергей Капица в этой связи указывал:»Нельзя описать рост народонаселения во всем мире и оценить его на протяжении весьма длительного периода времени, не рассматривая мир в его полноте и народы, взаимодействующие в демографическом процессе, как членов единого демографического отряда».2

Надо помнить, что чисто потребительский путь развития и бесконтрольный демографический рост не предвещают никакого приближения к оптимистическому сценарию в ближайшей и среднесрочной перспективах.

 

Семья

Поскольку семья является основной гарантией продолжения человеческого рода на этой планете, она тесно связана с демографией. Пусть семья является старейшим социальным институтом на земле и, возможно, важнейшим институтом человеческого общества, ее положение незавидно и клонится к худшему.

В любой стране, в любом обществе, вникнув во многообразие повседневных семейных дел, поймешь, что  все стороны бытия, светлые и темные, присутствуют в семейной жизни. При этом напряженность, споры и конфликты  едва не привели к полной ликвидации института семьи в большинстве стран и Запада и Востока.

Но положение представляется более драматическим и кризисным на Западе, где практика разводов и однополых браков, как и хаотичное зачатие вне привычных рамок семьи, свели к минимуму потребность в семейном институте.

Кажется, что там ему недостает только «свидетельства о смерти». Разговор на эту тему может продолжаться без конца, но некоторые примеров и цифр довольно интересно для того, чтобы положить руку на глубокую рану института семьи. С октября 1985 года существует явление, приобретающее характер катастрофы, губительной для человеческого рода. С конца шестидесятых годов и до сих пор, с утверждением и поощрением культа сексуальной свободы, на Западе набирает силу опасное явление жизни ребенка с отцом или с матерью, а не с обеими родителями. В Британии например, каждый четвертый ребенок рождается вне брачных уз. В самых богатых районах Вашингтона число детей, рожденных вне брака, достигает 90%.

Случаи распада семьи происходят повсюду, разрывая узы между мужчиной и женщиной, между поколениями, между институтом семьи как социальной ценностью и другими ценностями общества. Кризисное положение семьи в западном ареале не делает легче состояние семейных уз в восточных странах, где также распадаются семьи, переживая различные по форме и содержанию кризисы.

Ни один психолог, ни один моралист, ни один ученый, изучающий поведение человека в той или иной области не решается высказаться в оптимистическом духе о будущем семьи на Западе и на Востоке, и даже сила религиозных традиций и культурного наследия в той или иной стране мира не позволяет замедлить движение к океану пессимизма. Иными словами, нынешнее состояние института семьи и его ближайшее будущее не приносят успокоения душе. Распад и вырождение семьи идут параллельно с распадом и разложением любого цивилизованного общества.

 

Технический ум и технологическая деятельность

После того как научный разум совершил первую, вторую и третью революции, оказавшие глубокое и в материальном отношении благотворное влияние на прогресс государств, вступивших в различные циклы промышленного развития и модернизма, и с началом в последней четверти прошлого века нового этапа – этапа постиндустриального и постмодернисткого развития, произошли большие изменения во временной протяженности циклов.

Сегодня мы переживаем определенный технологический цикл и трудимся ради основания нового цикла, в котором преобладают информатика и нанотехнологии, призванные служить постиндустриальному обществу. По времени этот цикл  усвоения постиндустриальных цивилизационных норм будет короче. Так обстоит дело в странах, которые прошли через этап модернизма. Условия сосредоточения сил и технологической стабильности они переживут, опираясь на накопленный ранее научно-технический опыт, экономическую мощь и демократические нормы в политике.

Что касается перехода к стабильности и строительству постиндустриального общества в странах среднего масштаба или развивающихся медленно, там для  всестороннего развития динамических и эффективных производительных сил потребуются более длительное время и более сложные усилия. Вопрос будет еще более трудным для стран, которые до сих пор живут за пределами модернизма.

В связи с резким различием между тремя типами развития в культурной, научной, экономической и  информационной областях надо ожидать, что в мире возникнут многочисленные катастрофы социального характера, как и явления отвращения и ненависти между богатыми и бедными странами.

По словам знаменитого американского ученого-футуролога,. Э. Тофлара «на первых этапах развития постиндустриального общества будут иметь место великие социальные потрясения и следующие друг за другом драматические  перемены в игре технологических и экономических сил. Нужно ожидать катастроф, которые нарушат политическую стабильность и вызовут новые волны войн и насилия. Морская болезнь противоборствующих цивилизаций сама по себе представит большую опасность для судьбы человечества».3

Определенная манера управления технологическим и экономическим развитием, в частности, силами, властвующими на Западе, может придать больше пессимизма международным отношениям и положению человеческого общества, тогда как возвысят голос реалистически мыслящие круги, стремясь словом и делом к утверждению полномасштабной гуманистической альтернативы, которая привела бы к установлению более справедливых и равноправных отношений на технологическом и экономическом уровнях между Севером и Югом.

Эта альтернатива помогла бы освободить мир от опасности, которую представляют необузданная ярость механического человека и агрессивная технологическая мысль для природы и общества, и создать более зрелую и более разумную систему отношений  сотрудничества в области образования и науки. Ее основой стала бы демократизация деятельности более эффективных правительственных организаций и организаций гражданского общества.

Некоторые пессимисты прогнозируют конфликт между менталитетами и культурами в условиях информационного взрыва. Несмотря на открывшиеся возможности активизации сотрудничества, разнообразного по средствам и целям, между всеми странами планеты, в его недрах таятся еще более страшные опасности, даже с точки зрения ядерного вооружения великих держав. Кто будет пользоваться информационными технологиями эгоистичным и алчным образом, овладеет умами и вкусами людей. Так информационная революция в ее непрерывном развитии, обрушившись, как потоп, на глаза и уши пользователя, будет подобна планетарному цунами, уничтожающему все, что есть человеческого в человеке.

Так человек, обращенный в раба машины и технологии, лишается теплоты человеческого общения. Его душа превращается в пустыню, затрудняя всякий прогноз о человеческом будущем.

Иными словами, возможный в этой связи сценарий строительства будущего, основанного на господстве технократии и информатики, не избегнет столкновения с духом гуманности, смысл которой - согласие между материальным и духовным измерениями человеческой личности. Таким будет одно из направлений борьбы между ними в ближайшей и среднесрочной перспективе.

 

О доктринах противостояния и войны

Одна из проблем, которая представляет собой источник органического недуга в поведении человека, является придание святости силе и нарцистический взгляд на противостояние между человеком и его окружением.

Человеческое общество прошло через целый ряд этапов противостояния Хомо сапиенс с природой и с его братом – человеком. Оно столкнулось с множеством конфликтов, больших и малых войн, региональных и мировых.

Количество их исчисляется десятками тысяч. Люди не переставали размышлять над проблемами противостояния и силы, пока их размышления не обрели форму в философии социального дарвинизма, который стал основой для представления о том, что прав всегда самый сильный. В основе этого представления лежат биологический фактор и агрессивная природа человеческой личности. Вначале этот принцип получил признание в англо-саксонском пространстве, позднее же получил признание во всем мире. Им оправдывались все виды колониальных войн,  порабощение народов, разжигание иных конфликтов и войн, наступление на позиции сладости тех, кто был слаб, культура же мира и нравственность была отнесена к мечтаниям народов.

Я не настоль наивен, чтобы не признать, что насильственная реакция и агрессивность не проявляются человеком в повседневной жизни. Склонность к гневной агрессивности все мы проявляем в семье, в отношениях с соседом, на улице, в селении и в городе, полагая лучшей свою религию и лучшей- свою страну, в отношениях с Другим, с другими этносами, приверженцами иных религий и представителями иных цивилизаций. Такого рода ситуации общеизвестны.

Явление насилия, противостояния и войны, надо полагать, всегда отличало отношения сильных цивилизаций с цивилизациями слабыми. Оно же укрепляло склонность к гегемонии и господству у любителей легких побед.

В этой связи возникает вопрос: возможно ли жить на этой планете в мире, свободном от войн, который стал бы альтернативой неизбежности агрессии, противостояния и права сильнейшего?  Можно ли представить себе гуманно возвышенный мир, в котором расширение и углубление культуры мира стало бы точкой омега бытия?  Можно ли вернуться к высоким историческим традициям состязательности, проистекающей из коренного принципа Олимпийских игр 776 года до рождества Христова,  и опирающейся на поиск в ходе соревнования того, кто отличается совершенством?. Каждая область Греции посылала лучших спортсменов, которым предстояло соревноваться перед святостью светлого образа бога Зевса, вместо того, чтобы унижаться , являя покорность и повиновение богу войны Аресу.

С тех пор, как возникла цивилизация, разумного и мудрого человека не оставляла мечта о мире. Некоторые, однако, полагают, что мечта о мире не осуществится только потому, что мы откажемся от принципа войны, перестанем  бояться ее и страшиться террора.

Война, писал французский ученый Клод Леви-Строс, «заканчивается, когда заканчивается ее предположительный период, который мы можем создать и сдвинуть нашими усилиями, возложив на себя коллективную ответственность за продвижение альтернативы, явления насилия и террора – когда исчезнут их причины и повторится крах эволюционный, а не только реальный и конъюнктурный».4

Война – неотделимая часть понятия власти, которая опирается на силу. На ее основе строятся идеи и законодательные акты, касающиеся прав человека и религиозных ценностей цивилизации. Теоретики доктрины силы типа духовного отца американских неоконсерваторов философа Лева Штрауса работают над созданием корпуса идей, касающихся понятия власти исторического развития посредством войн.

В войне отражаются понятия господства над Другим, более содержательные и более далеко идущие, чем гуманистический порыв.на войне есть убийца и убитый, победитель и побежденный. Оба они в адском огне, в огне вселенной. Сам убийца - «победитель» находится на уровне, близком злобной инстинктивности животного.

Мечта человека об альтернативе осуществится только тогда, когда люди на Западе и на Востоке убедятся в том, что рассуждения вокруг философии силы и борьбы в интересах сильного подобны теории социального дарвинизма и все еще присутствуют в дискурсе великих военоначальников, ориентирующихся на войны и на поддержку компаний, несущих смерть, в частночти, на Западе, и что все теории и военные приготовления являются источником гибели для убийцы и убитого на экзистенциальном уровне.

Война едва не началась после окончания «холодной войны. Однако стремление к гегемонии, обожествлению силы и расходованию на ее нужды огромных средств все еще характерно для многих цивилизаций и стран. Такая политике отягощает также бюджеты малых государств и всех вооружений, законных или незаконных

С появлением философии социального дарвинизма, которую создал Спенсер, и понятием классовой борьбы, созданной Марксом, Энгельсом, Лениным, Мао Цзедуном, Сталиным, с фрейдистким принципом «агрессивной сущности»,  и прежде всего – с принципом выживания сильнейшего Чарльза Дарвина,  со всем хором барабанщиков и теоретиков локальных, региональных и мировых войн, больное  воображение которых радуют все виды почитания силы и агрессии, со всеми теориями и оправданиями «сильных» и «слабых» существует всеобщее оправдание использования силы под предлогом защиты национальной сущности, души, религии и культуры.

Этот планетарный призрак не может привести человечество в землю обетованную. Воображение «победителя  « и «побежденного» помешано на идее силы, борьбы и войны. Оно переживает кризис в гуманном и нравственном отношениях, фабрикуя стереотипы о себе и о других.

Все участвует в его адской игре, игре с огнем, избиении людей. Никто серьезно не думает об уничтожении своих призраков, о подавлении своей агрессивности, о сдерживании темных инстинктов своей души, о расширении мира, света и сотрудничества людей друг с другом. Вина лежит на самой сильной стране Запада, но виноваты и слабые. Наши идеалы – Ганди, Христос и Будда, как и коранический стих, нет, коранические стихи: «Убийца и убитый оба находятся в адском огне».

Выход из туннеля войн, противостояний и обожествления силы – в сотрудничестве разумных людей, всех разумных людей Запада и Востока. Им надлежит сделать так, чтобы на понятие «врага», как его понимает социальный дарвинизм и тому подобные теории, агрессивно и безрассудно проповедуя идею выживая сильнейшего, был наложен запрет. Пусть властвует мысль о сотрудничестве и демократическом взаимопонимании между людьми – обитателями единого общечеловеческого дома.или, как высказался канадский ученый Джон Релесфорд, «не биологический отбор, а развитие сотрудничества»5.

Добавлю сюда диалог и искреннее всестороннее взаимодействие между цивилизациями и религиями на основе честного нравственного пакта между всеми жителями земли.

 

О правителе и гражданине

К числу горячих точек, которые искажают жизнь наших обществ, относятся отношения с властью, которая стремится к гегемонии. Власть нужна для предотвращения анархии и сохранения разумного порядка. Здесь же пойдет речь о другом понятии, не встречающемся в международном политическом словаре, о власти,  пределы компетенции которой, тайны и опасности открыл французский философ Мишель Фуко. Он сказал: «Власть присутствует везде и всегда…Она многолика, многообразна и многофункциональна». Иными словами, она присутствует всюду, где творятся дела, где правитель желает силы.

Это – главный способ подчинения подданного вождю, слабого – сильному, малого – большому, приходящего – уходящему. Она начинается в стенах семьи, простираясь на улицу, захватывает все государственные организации. Все структуры гражданского общества. В этом смысле она проявляет себя прямо или косвенно в самых различных ситуациях. Иногда ее трудно заметить, ибо она действует, не только из центра, расположенного на вершине властной пирамиды.

Существует власть президентская, правительственная, парламентская, судебная, религиозная. И в то же время она проникает во все поры общества, объясняя, как нужно мыслить и вести себя.

Вот почему с точки зрения содержания и целей она является насильственной, а не демократической. В повседневной жизни, в психике,  в менталитете она творит очаги напряженности, влияющие на мир политики, экономики, информации, армии, идеологии, знании, образования, на мир партий, религий и конфессий.

Опасность темного сдерживающего аспекта власти растет повсюду, где идет борьба за собственность и таланты, за финансы, за принятие политических решений, за силу и знание.

В мире светского типа сильнейший стремится навязать свою власть, даже господство тем, кто слабее его, слабые же в свою очередь, исходя из своих позиций, хотят подчинить своей гегемонии тех, кто его окружает.

Возможно, это принимает более логанизованный и более законообразный характер в развитых странах. Однако в этой области, покорной закону, не подчиняющейся иным механизмам традиций для установления гегемонии и управления конфликтами, власть меняет форму. Приведем еще  слова Фуко: «Опирающаяся на закон форма суверенитета является стратегическим полем для конфликтов и противостояний».6.

Эта форма наряду с многими другими, более примитивными или более распространенными в отношениях между людьми, не может существовать без подчиненной власти силы внутри страны, не создавая новых военных технологий и не прибегая к диктатуре.

Вот почему возникают острые конфликты и соответственно – войны, творятся противоречия, осуществляется раскол между членами единой семьи, слабеют узы мира, равенства и приязни в человеческих коллективах. Это, в свою очередь, приводит к разрушению структуры диалога, подрыву устоев взаимопонимания и мира, ущемлению суверенитета и мира в цивилизационной ткани на Западе и на Востоке.

По моему мнению, нет выхода из адского состояния, порожденного властью, отношением между подданным и правителем, отношением гегемонии в человеческих коллективах, кроме разоблачения такой власти там, где она существует. Необходимо организовать мирное, разумное, демократическое сопротивление такой власти внутри всякого общества. Условие всякого сопротивления – исполненная ответственности свобода. Здесь возникает оптимистическая перспектива.

Мы – не против позитивной власти, которая необходима для сохранения порядка и защиты гуманистических ценностей, которые порождают ценности материального и духовного порядка, но против такой, какая  подавляет свободу и гасит свет справедливости, равенства, демократии и права для всех.

 

Мир исполненный гуманности, или катастрофа!

Настоящее общественное развития планетарной цивилизации, исходя из материального потребительского образца на западе и на Востоке и принимая во внимание различные ошибочные стратегии и шаги в отношении окружающей среды, экономики, технологии, силы и власти не внушает веры в успех оптимистического сценария. Оно ошибочно и в том смысле, что строится на обожествлении денег и власти, на индивидуальном эгоизме и преданности цивилизации «наслаждения».

Болезнь затрагивает не только западный образец развития, но и неосредневековые действия и представления, традиционно религиозные и нерелигиозные, активно проявляющие себя в восточной части планеты.

Ленивых духом беспокоит положение дел в ближайшей и среднесрочной перспективах. Но не власть имущие на Западе и Востоке, не огромное число коррупционеров, пребывающих в бюрократических кабинетах отсталых и развитых стран, а на рабочих местах, где занята большая часть специалистов – ученых, исследователей, учителей, профессоров, врачей, художников и иных представителей творческих профессий люди живут в трудных материальных условиях, тогда как существуют целые когорты образованных специалистов, которые прибегают лести, воровству и обману, всячески обходя закон. Они-то, духовно и нравственное бедные, живут в материальном благополучии. В экономике правят мафии, растет эгоизм транснациональных корпораций. Призрак Зверя сеет рознь в умах и душах большинства обитателей этой планеты, превращающих деньги в земного бога, в котором воплощен чуть ли не весь смысл силы и власти. Философы экономики с дикой энергией стремятся превратить в деньги все прикладные достижения в этом третьем тысячелетии  существования цивилизаций, как будто деньги и есть альфа и омега бытия. Зверочеловеки, погрязшие в эгоизме беззастенчиво грабят  богатства природы. Всеми средствами они стараются помешать разработке новой стратегии развития, установлению гармонии между материальным и духовным измерениями человеческой личности, ибо такая стратегия будет содержать практические альтернативные факторы, прогнозы , предложения и принципы для управления экономикой и политикой, развитием культуры, становлением духовности и нравственности.

Новая стратеги качественно изменит роль науки, образования и техники. Она будет проводить в жизнь новую политику организации  полиса, обновления духовности и ценностей и ее озарит мирный свет небесного пространства. Новая стратеги потребует учреждения совершенного культурного универсума, в котором соединятся наука, образование, нравственность, религия, убеждения и ищущие блага философии, как и все, что делает сотрудничество между людьми более полным и более глубоким.

Такого рода миссия отвечает нуждам постиндустриального общества, постлиберального и постсоциалистического, а, может быть, соединит как переходный этап позитивные стороны их обоих. Такого рода возрожденческая стратегия, которое будет опираться на духовность, культуру, экономику, гуманность и диалог предполагает в первую очередь установление справедливых отношений между людьми, одухотворение науки, рационализацию религиозных верований, предоставление абсолютного приоритета творческим позитивным, способностям и энергиям человека.

Будущее в этой связи предвещает богатые научно-практические результаты. Нынешняя «наука о мозге» выявила богатые перспективы для выявления позитивных возможностей разума и мозга вообще, разработав новые методы  стимуляции инстинктивной, психической, разумной и духовной энергии человека для лучшего использования мозга в принятии решения, выражения желаний и чувств. Это поможет позитивному использованию мозга в гуманизации всех аспектов жизни на планете.

Со времени расцвета цивилизации разумный, чистый в душе человек стремится к ценностям добра, справедливости, труда, познания, красоты и внутреннего мира, к творческому согласию с природой и с Богом, или с космическом разумом, как его понимают буддисты, что не есть Бог в нашем понимании последователей религиозных воззрений людей Книги.

Человечество, как подчеркивают ученые, которые участвовали в написании монографии «Диалог цивилизаций: смысл, идеи, техника», переживает важный поворотный пункт, какого не было в истории: полное уничтожения в случае обострения конфликта между цивилизациями или процветание, если удастся соединить все силы для создания более благоприятных условий, необходимых для справедливого и ответственного взаимодействия, за что в ответе не только правительства, не только люди, принимающие решения в центрах власти, но и каждый человек, живущий на этой планете.7.

Необходимая оптимистическая стратегия требует создания цивилизационных альтернатив от талантливых людей, которым предстоит трудиться не только над разработкой творческих идее для противодействия воинствующим силам господства, пребывающим во мраке, но над созданием нового нравственного пакта для всего человечества, которое нужно спасать от катастрофы цивилизации потребления, от власти вожделений и агрессивных инстинктов, от рабского поклонения деньгам и вещам, от бескультурья в искусствах, в эстетике и в вере.

Это – стратегия, которая будет неизменно стремиться к обновлению, обобщения и углублению культуры диалога, взаимопонимания и сотрудничества между гражданами этой планеты.

 

__________________________________________________________

Литература

1-Перевод из книги Фернана Броделя «Основы цивилизаций», ливанская газета  ан-Нахар, № 8, стр. 15.

2- Сергей Капица, «Будушее человеческой цивилизации». Текст опубликован в книге «Диалог культур: опыт России и ближнего Востока». Бейрут,2002 год, стр. 130.

3- «Общий кризис западной цивилизации и Россия», Москва,2009 год. Стр. 8;9.

4- Клод Леви-Стросс, «Душа дикаря», Университетская пресса Чикаго,1968 год, стр.223, 225.

5- Релесфорд Джон.Х. «Человеческие виды и введение в биологическую антропологию».Издательская компания Майфилд, 1997 год., стр.114.

6- Voir les oeuvres de Michel Foucaut: L’archeologie du savoir; Les mots et le choses…Editions  Gallimard. Paris, 1986 ; 1988. 

7- «Диалог цивилизаций: смысл, идеи, технология». Под редакцией Сухейля Фараха и Олега Колобова. Дар Аля ад-Дин, 2008 год, стр.11.

Оцените материал
(0 голосов)
Поделиться в соцсетях

Подписаться на рассылку