facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 2:17
Показать содержимое по тегу: международные отношения

 

Латвия, Литва и Эстония на постсоветском пространстве были в числе первых стран, на территории которых после 1991 года при поддержке радикальной части западной эмиграции началось методичное, шаг за шагом, распространение идеологии нацизма. Обеление довоенных режимов, фальсификация причин перемен 1940 года и истории послевоенного периода, политическая реабилитация на уровне государства латвийских нацистских коллаборационистов и одновременно лишение со стороны государства всяческой поддержки тех, кто воевал на стороне антигитлеровской коалиции; наконец, уголовное преследование бывших борцов с гитлеровской Германией и ее пособниками из числа местных жителей – все это звенья одной цепи.

С 1994 года каждый год 16 марта по центру Риги колонной проходят бывшие солдаты Латышского легиона Waffen SS и их сегодняшние последователи. Но если в середине 1990-х годов среди тех, кто приходил к памятнику Свободы, были в основном старики, то сегодня это главным образом молодежь.

Каково содержание идеологии неонацизма в сегодняшней Латвии? Не претендуя на бесспорность, дам свой ответ на этот вопрос. Неонацизм в сегодняшней Латвии – это радикальный национализм в виде русофобии, ксенофобии и антисемитизма, ревизия итогов Второй мировой войны и решений Международного трибунала в Нюрнберге, героизация нацистских коллаборационистов и фальсификация истории СССР, включая в первую очередь период пребывания в составе СССР Латвийской ССР.

Каковы же причины распространения неонацизма в Латвии!

Можно говорить, как минимум, о пяти причинах. Первая из них идет из новейшей истории. Это идеологическая близость авторитарного и этнократического режима Карлиса Ульманиса и режима нацистской Германии.

В Латвии во второй половине 1930-х годов правящая элита строила «латышскую Латвию», в которой места национальным меньшинствам отводилось все меньше и меньше. В Германии строили расово чистый Третий рейх, одной из идеологических основ которого был антисемитизм. И в Латвии, и в Германии были культ вождя и цензура СМИ. Если в Германии опорой режима Гитлера были штурмовые отряды, то в Латвии - отряды айзсаргов. Именно идеологическая близость этнократического режима в Латвии и нацистского режима в Германии была главной причиной формирования в Латвии нацистского подполья, которое с началом войны Германии с СССР активно выступило на стороне гитлеровской Германии. Именно идеологическая близость режимов в Латвии и Германии определила на начальном этапе войны Германии и СССР готовность многих местных жителей добровольно вступать в различные карательные подразделения, сформированные нацистской оккупационной властью. Наконец, именно идеологическая близость двух режимов явилась главным фактором, определившим участие многих сотен местных жителей в массовых убийствах своих сограждан, а также граждан других государств.

В 1991 году новая правящая элита официально объявила о преемственности Второй Латвийской Республики с Первой Латвийской Республикой, т.е. с Латвией этнократической, с Латвией, в которой идеология нацизма пользовалась поддержкой со стороны части правящей элиты и части населения того времени. Это признание предопределило быстрое возрождение идеологии нацизма в новых условиях.

Вторая причина – идеологическое противостояние СССР и стран Запада в послевоенный период и готовность стран Запада в рамках этого противостояния предоставить убежище многим нацистским коллаборационистам.

По нынешним оценкам, из Латвии в последний период войны на Запад бежало от 120 до 265-280 тысяч человек. Часть из них покинула родные места, опасаясь сталинских репрессий. Но многие ушли вместе с отступающими гитлеровскими войсками, поскольку в период нацистской оккупации не только активно прислуживали нацистам, но и участвовали в уничтожении мирного населения. После 1945 года именно эта часть эмиграции стала выступать с реваншистских позиций, активно пропагандируя тезис о том, что служба в коллаборационистских формированиях и органах власти на самом деле якобы преследовала цель восстановить независимость прибалтийских стран. Естественно, что тема участия в массовом уничтожении мирного населения при этом всячески замалчивалась.

По оценке российского историка Бориса Ковалева, только среди тех, кто в соответствии с законом о перемещенных лицах и законом о защите беженцев, в первые послевоенные годы въехал в США, а таковых оказалось около 550 тысяч человек (из них выходцы из прибалтийских стран составили около 19 процентов), с нацистским режимом в годы Второй мировой войны активно сотрудничали от 1 тысячи до 10 тысяч человек. А ведь многие бежавшие обосновались в странах Латинской Америки, в Австралии и Канаде. И среди них также было немало выходцев из Прибалтики.

Таким образом, как бы парадоксально это ни прозвучало, но страны Запада, принимая в послевоенный период бывших нацистских коллаборационистов из Прибалтики, на самом деле активно способствовали сохранению нацистской идеологии. В конце 1980-х – начале 1990-х годов некоторые носители этой идеологии вернулись в Латвию, Литву и Эстонию, что предопределило ее быстрое распространение.

Третья причина – в период существования СССР изучению авторитарных и этнократических режимов, существовавших в Латвии, Литве и Эстонии до 1940 года, уделялось недостаточное внимание. Кроме того, замалчивались темы поддержки многими представителями прибалтийских стран политики нацистской Германии в 1941 – 1945 годах и вооруженного сопротивления в 1945 – 1953 годах. В Латвийской, Литовской и Эстонской ССР не публиковались и не дискутировались выходившие на Западе исследования по истории перемен 1940 года и нацистской оккупации. Многие из этих книг, попадая в Латвию, Литву и Эстонию, тут же отправлялись в Спецхран и были доступны только очень узкому кругу исследователей. Одновременно существовал постоянный обмен информацией между теми, кто обосновался на Западе, и их родственниками или знакомыми, жившими в советских республиках Прибалтики. Естественно, что этот информационный обмен не содержал откровений о преступлениях нацистских коллаборационистов. Наоборот, при его помощи распространялся миф о борьбе коллаборационистов за независимую Латвию. В результате у части жителей Латвии, Литвы и Эстонии сформировались иллюзии относительно истинных устремлений тех, кто от имени всей оказавшейся на Западе эмиграции из стран Балтии оправдывал деятельность коллаборационистов в период нацистской оккупации. В сознании этой части населения, в первую очередь той, которая родственными узами была связана или с довоенными авторитарными режимами, или с нацистскими коллаборационистами в годы войны, совершенно четко оформилось стремление идеализировать обосновавшуюся на Западе эмиграцию, что в конце 1980-х – начале 1990-х годов стало главной причиной быстрого распространения идеологии радикальной части западной эмиграции в Латвии, Литве и Эстонии.

Четвертая причина – принятие новой правящей элитой после 1991 года идеологии радикального национализма и оправдания коллаборационизма, которую исповедовала радикальная часть западной эмиграции из республик Прибалтики.

Всего в период третьей Атмоды и после 1991 года в Латвию на постоянное место жительства вернулось свыше 30 тысяч латышей из различных стран мира. По данным Управления гражданства и миграции, в ноябре 2005 года 30 793 гражданина Латвии имели, помимо латвийского, гражданство другой страны. В том числе 12 473 человека были гражданами США.

Оценивая вклад латышской «тримды» (т.е. эмиграции – В.Г.) в проведение в Латвии после 1991 года политики, направленной на реабилитацию нацистских коллаборационистов, нужно говорить и о ее идейном вкладе, и о непосредственном участии в работе политических и экономических структур Второй Латвийской Республики. Причем, если в структурах политической и административной власти в целом оказалось задействовано не так много латышей-эмигрантов, то их вклад в формирование сначала идеологии Атмоды, а затем – идеологии независимой Латвийской республики был фактически определяющим.

Именно в среде латышской эмиграции после окончания Второй Мировой войны «стали прославлять легионеров, их сделали героями-добровольцами, сражавшимися за Латвию», и в результате, как отмечает профессор истории Андриевс Эзергайлис (его родители в конце войны так же бежали сначала в Германию, а потом в США, поскольку «коммунистов ненавидели лютой ненавистью») «в историографическом отношении все было поставлено с ног на голову».

Пятая причина – согласие стран Запада и России с постановлением Верховного Совета Латвийской Республики от 15 октября 1991 года «О восстановлении прав граждан и основных условиях натурализации», по которому почти 800 тысяч постоянных жителей оказались после распада СССР без латвийского гражданства. Именно после принятия этого постановления в Латвии в рамках формирующейся политической системы, с присущими ей такими признаками демократии, как парламентаризм, регулярно проводимые выборы на уровне государства и самоуправлений (которые, правда, больше не являлись всеобщими), свобода слова, свобода собраний (которые также стали постепенно сворачиваться) и т.д., стал быстро формироваться не демократический, а этнократический политический режим. Цель пришедших к власти политических сил сводилась к тому, чтобы посредством этнического законодательства создать такие условия, при которых нелатыши не могли бы претендовать на равноправное с латышами участие в управлении государством. Еще одной целью пришедших к власти политических сил стала политическая реабилитация нацизма. Таким образом, поощрение со стороны международного сообщества правого радикализма в Латвии обернулось, спустя несколько лет, ростом неонацистских настроений. Причем не только в Латвии, но и во всех странах Балтии, в других странах постсоветского пространства, а также в странах Европы. 

 

 

Традиционно к ведущим акторам в политической системе современного мира принято относить суверенные государства и созданные на их основе межгосударственные организации. Сторонниками данного подхода выступают такие теоретические школы, как реализм и, с некоторыми отличиями, конструктивизм.

Одними из первых исследователей, которые стали изучать активность негосударственных транснациональных акторов (ТНА) на мировой арене, были Р.Кохэн и Дж.Най1. Однако различия в трактовке этого вопроса между представителями конкурирующих подходов значительны.

Так, реалисты, настаивая на том, что главными акторами остаются суверенные государства, рассматривают их как рационально действующие однородные политические организмы, унитарные образования, которые проводят единую политику в отношении других государств - участников международных отношений (МО). «Пространство мировой политики, - писал А.Уолферс, - полностью захвачено государствами, каждое из которых располагает контролем над территорией, людьми и ресурсами в рамках своих границ»2.

С точки зрения конструктивизма государства также играют главную роль в процессе конструирования международных норм, но они не могут игнорировать стремление транснациональных идентичностей к самоутверждению и равноправному существованию в рамках государство-центричной международной системы, поскольку они достаточно мотивированы и сильны3.

В отличие от реалистов либералы рассматривают конфигурацию акторов МО не как иерархическую, а как полиархическую4. В различных версиях либерализма речь идет о широком круге акторов государственных и частных, транснациональных и индивидуальных, сложные отношения между которыми имеют уже структуру «паутины», нити которой настолько тесно переплетены, что любое потрясение на одном из ее участков немедленно отражается на других, независимо от границ между внутренними и международными процессами, рассматриваемыми либералами как искусственные.

В этих условиях государство-нация уже не имеет монополии на политическое решение, которое частично переходит к различным альтернативным акторам - более легитимным, более способным или просто более желающим найти ответ на новые вызовы мира постмодерна. Более того, само государство не может рассматриваться как рациональный и унитарный актор. Международная политика государства есть равнодействующая постоянной борьбы, согласования и компромисса интересов бюрократической иерархии и отдельных властных структур, гражданской и военной систем общества, различных политических партий и движений, неполитических ассоциаций и профессиональных групп и т. п.

Сторонники либерального неоинституционализма утверждают, что в условиях глобализации и торжества рыночной экономики конкуренция и ценообразование становятся более несовершенными по причине недостатка информации и несимметричного распределения ресурсов между акторами. Поэтому возникает необходимость объединить и скоординировать усилия, направленные на снижение негативных последствий рынка на экономические процессы, посредством создания институтов. И в русле неоинституционалистских идей исследования европейской интеграции и функционирования ЕС на основе трансферта суверенитета и субсидиарности в середине 1990-х годов ряд авторов выдвигают понятие многоуровневого управления (multi-level governance)5.

Более того, современная динамика мировой политики (МП) показывает, что масштабы деятельности негосударственных акторов и качественное усиление политической составляющей их деятельности привели к тому, что произошло изменение самой роли государства в мировой политике. Современные акторы различаются по множеству параметров: интересам, целям, ресурсам, возможностью воздействовать на политическое развитие мира, принципам внутренней организации и т.п.6. Найти здесь «общий знаменатель» гораздо труднее, чем это было 350 лет назад, когда был определен такой «общий знаменатель» в виде национального суверенитета.

Таким образом, международный актор - это активный участник (коллективный или индивидуальный) МО и МП, обладающий возможностью - благодаря имеющимся в его распоряжении актуальным и потенциальным ресурсам и способности их эффективно использовать - самостоятельно, в соответствии с собственным пониманием своих интересов, принимать решения и реализовывать стратегию, оказывающую существенное и длительное влияние на международную систему, признаваемый в качестве такового другими участниками и принимаемый ими во внимание при принятии собственных решений7.

Для того чтобы ответить на вопрос, может ли диаспора выступать в роли транснационального актора, необходимо дать определение самому термину «диаспора». Однако объективная сложность и разноплановость такого явления, как диаспора, приводит к тому, что в научной среде нет единства в понимании этого феномена. Одним из наиболее распространенных признаков диаспоры является проживание вне страны своего происхождения части народа (этноса), образующего сплоченные и устойчивые этнические группы в стране проживания и имеющего социальные институты для поддержания и развития своей идентичности и общности. По степени влияния на систему международных связей этнические диаспоры подразделяют на мировые, региональные и так называемые «boarding minority» (пограничные меньшинства). Наиболее значимой является роль мировых диаспор, к которым относятся армянская, еврейская, китайская и др.

Различные ТНА могут иметь тесную связь с государством: получать финансовую поддержку через гранты, иметь представителей государства в своих структурах и т.п. Нередко формируются так называемые «гибридные образования», являющиеся государственными и негосударственными структурами одновременно8. Ярким примером этому может выступать Республика Армения, которая через специализированные институты, такие как Министерство диаспоры, поддерживает связь и участвует в жизни диаспоры в различных странах. Сама же Армения играет роль сакрального центра армянского мира, главного органа поддержки и сохранения национальной культуры, а также узла связи всех диаспор, поскольку она является центром Армянской апостольской церкви: на ее территории находится духовный центр ААЦ Святой Эчмиадзин, который входит в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, резиденция Патриарха-Католикоса и большинство религиозных учебных заведений.

Если говорить о государстве, то в современном мире ресурс государств расслаивается. Значимыми оказываются не только военная мощь, но и экономическая, а также социально-гуманитарная составляющая, связанная с «мягкой силой». Далеко не все государства, несмотря на то что они являются ведущими акторами в политической системе этого мира, могут самостоятельно оказывать существенное влияние на мировые политические процессы.

Поэтому власти Армении рассматривают диаспору за рубежом в качестве фактора, способного не только помочь развитию государства, но и ощутимо укрепить позиции Армении в международных отношениях. И в этом плане армянская диаспора сегодня - важная ресурсная база для проведения эффективной внешней и внутренней политики страны.

В целом экономические и финансовые показатели остаются главным ресурсом для бизнес-структур. В то же время для многих международных неправительственных организаций ресурсом выступает обладание информацией «с мест», наличие определенных знаний и умений, а также доверие населения9.

Так, правительство Армении заинтересовано в сохранении армянской диаспоры на своих местах, при этом активно используя ее финансовые, организационные и информационно-аналитические ресурсы в интересах республики. Диаспора представлена в большинстве стран мира и оказывает значительную финансовую помощь. Крупнейшей инвестицией в экономику Армении стало выделение 100 млн. долларов американским магнатом армянского происхождения Кирком Керкоряном на развитие частного предпринимательства Армении. Активно помогают Армении и армянские благотворительные организации США и Европы.

Однако по своей структурной организованности и политической направленности армянские диаспоры несколько отличаются друг от друга. Так, например, представители диаспоры, особенно проживающие в США и Франции, стараются «повернуть» внешнюю политику Армении «лицом к Западу и НАТО», российские же армяне выступают за стратегический союз с Россией.

На данный момент в США проживают около 1,5 млн. армян, и, по мнению Збигнева Бжезинского и других политических экспертов, по своему финансовому могуществу армянское лобби в США является одним из наиболее эффективных этнических лобби в Америке.

В США большую активность в деле политической поддержки Армении и официального признания армянского геноцида проявляет Армянский национальный комитет Америки (АНКА) - наиболее сильная, хорошо организованная и разветвленная организация армянской диаспоры со штаб-квартирой в Вашингтоне.

Благодаря усилиям армянского лобби карабахскому конфликту в США уделялось большое внимание со стороны властей и средств массовой информации. В этот период армянская диаспора выделяла десятки миллионов долларов в помощь Армении. Частично из-за этого США признали независимую Армению уже в декабре 1991 года.

Больших успехов армянское лобби достигло в оказании материальной помощи Армении и НКР со стороны американского правительства. Толчком к началу такой помощи стало Спитакское землетрясение. В последующие годы со стороны американского правительства была оказана финансовая помощь на сотни миллионов долларов. В 2000 году финансовая помощь США Армении составила 102,4 млн. долларов и в пересчете на душу населения уступила только помощи Израилю. Причем в предыдущие годы размер помощи только нарастал на фоне общего сокращения помощи США.

В октябре 2000 года АНКА добился от Комитета по иностранным делам Палаты представителей одобрения резолюции №596 о признании геноцида армян. Резолюция была вынесена на обсуждение всей палаты. Хотя в резолюции содержались формулировки, освобождающие современную Турцию от ответственности за преступления Османской империи, реакция турецкого правительства была крайне негативной. Администрация Б.Клинтона была вынуждена предпринять экстренные меры, для того чтобы добиться отмены резолюции и не допустить ухудшения американо-турецких отношений.

В настоящее время численность американских конгрессменов, принадлежащих к так называемой «армянской группе», составляет около 130 человек. После распада СССР армянское лобби добилось для Армении самой большой по размерам гуманитарной помощи среди стран СНГ по правительственной линии. На конец 1990-х - начало 2000-х годов объем гуманитарной помощи, оказываемой США Армении, составлял 239 млн. долларов10.

После распада СССР на территории России появилась качественно новая армянская диаспора, влияние которой как на внешнюю политику Армении, так и на российско-армянские отношения до сих пор было невелико.

По ряду объективных причин она не имела опыта и традиций в организации общинной жизни и формировании национальных общественных институтов. Поэтому в отличие от армян, обосновавшихся в разных российских городах во времена СССР, которые были адаптированы как в этнокультурном, так и в правовом смысле, эта новая диаспора, причиной возникновения которой являлись экономический и политический факторы, была крайне разрознена.

Тому предшествовал ряд причин: крайняя разобщенность и неоднородность армянской диаспоры в России, отсутствие диаспоральных институтов для консолидации армян, что объясняет слабый лоббистский потенциал российской армянской общины, непоследовательная диаспоральная политика властей Республики Армения.

Вследствие этих причин армянская диаспора в России менее консолидирована, чем в странах дальнего зарубежья. Для сравнения - во Франции и США армянский бизнес не только финансирует церкви, школы, культурные центры, но и выделяет деньги на представительскую деятельность армянских посольств11.

Тем не менее при анализе ресурсной базы и значительном неиспользованном потенциале армянской диаспоры и ее влиянии на мировую политику следует сказать, что по своим возможностям и при регулятивной функции государства она может выступать в роли транснационального актора в принятии важных политических решений на международной арене. Консолидированная, обладающая высоким экономическим потенциалом, эффективно использующая механизм политического лоббизма диаспора способна не только обеспечить максимально благоприятные условия для собственного существования, но и стать действенным «мостом» в развитии отношений между страной проживания и исторической родиной, а также взять на себя те функции, которые не способно выполнять само государство.

 

 

 1Keohane R.O. and Nye J.S. Transnational Relations and World Politics: An Introduction / International Organization/1971. Vol. 25. №3. P. 329-349 // www.ucm.es/info/sdrelint/ficheros_materiales/materiales016.pdf

 2Wolfers A. Discord and Collaboration. Baltimore: The John Hopkins University Press, 1962. P. 24.

 3Klotz А., Lynch С. Le constructivisme dans la theorie des relations internationales // Critique internationale. №2. Hiver, 1999. P. 12.

 4См., например: Brown S. New Forces in World Politics. Washington: Brookings, 1974.

 5Marks G., Hooghe L. & Blank K. European Integration since the 1980s: State-Centric versus Multi-Level Governance // Journal of Common Market Studies. 1996. Vol. 34. №3. P. 341-378.

 6Risse Th. Transnational Actors and World Politics // Handbook of International Relations / Ed. by W.Carsnaes, Th.Risse, B.A.Simmons. L., a.o.: Sage, 2002. P. 255-274; Лебедева М. Новые транснациональные акторы и изменение политической системы мира // Космополис. 2003. №3. С. 28-38.

 7Цыганков П.А. Международные отношения: Учебное пособие. М.: Новая школа, 1996. С. 35 // www.worldspol.socio.msu.ru/biblioteka/5/Actori_i_Factori.pdf

 8Зегберс К. Сшивая лоскутное одеяло… (Шансы и риск глобализации в России) // Pro et Contro. 1999. Т. 4. С. 65-83.

 9Лебедева М.М. Акторы современной мировой политики: тренды развития. М.: МГИМО-Университет, 2007. С. 39-40.

10http://www.novopol.ru/text306.html

11Полоскова Т.В. Современные диаспоры. Внутриполитический и международный аспекты. М.: Научная книга, 1999. С. 120-121.

 

Геомиграция: мейнстрим

Суббота, 02 Декабрь 2017 10:56 Опубликовано в Аналитика

Численность мирового населения как ожидается возрастет более чем на 2 млрд. человек к 2050 году. В начале 20-го века на всей Земле жил 1 млрд. 600 млн. человек. В 2050 году столько людей будут жить только в одной Индии. Население современного мира отличает мобильность. Ежегодно миллионы людей мигрируют из страны в страну в поисках работы, счастья, лучшей доли. Миграция как трансгосударственное явление в последнее время стала играть все более заметную роль в геоэкономических и геополитических процессах.

Сегодня США планируют создание Трансатлантического торгово-инвестиционного партнерства (ТТИП) с Евросоюзом. Целью проекта является создание трансатлантической беспошлинной экономической зоны с потребительским рынком более 800 млн. человек. А это означает, что будут созданы десятки тысяч рабочих мест, потребуются кадры в огромном количестве. В Европе уже давно существует дефицит кадров, а в 2030 году потребность в рабочих руках достигнет 60 млн. человек. Этот процесс затронет и таджикский рынок труда. На мой взгляд, Европа будет опираться на тех наших мигрантов, которые работают в России и в других странах. Перед нами открываются новые возможности, только нужно умело их использовать. Однако миграционные процессы в Таджикистане находятся в турбулентном состоянии. В СМИ в этом году появилась информация о 400 000 наших сограждан, которые попали в «черный список» ФМС РФ, то есть стали невъездными в РФ. Эта ситуация неблагоприятна для Таджикистана, необходимо принимать безотлагательные меры по ее изменению, вести переговоры с Россией, проводить информационную работу с нашими гражданами, чтобы они в будущем не стали в РФ персонами нон-грата.

Можно сказать, что сегодня миграционное поле Таджикистана стабильно в своей нестабильности. Не видно позитивной динамики в решении проблем, не хватает идей, а если они и появляются, то хромает их реализация из-за отсутствия опыта и некомпетентности. Поэтому у госструктур, занимающихся проблемами миграции, низкий КПД не только внутри республики, но и за ее пределами (я имею в виду деятельность представительств Минтруда РТ в РФ). Здесь брешь, куда не ткни. Не могу не согласиться с мнением посла Кыргызстана в Таджикистане Мирослава Ниязова: «Государство не несет никаких затрат, но трудовой мигрант – это сильный волевой человек, который верит в себя, едет в дальнее зарубежье, где-то испытывает оскорбления, унижения, терпит лишения, связанные с трудовой миграцией. Тот финансовый поток, который идет от них – это сильная финансовая поддержка, и поэтому мы должны сегодня расценивать нашего трудового мигранта как наш золотой фонд». Прекрасные слова. За последние 15-20 лет Таджикистан, как и соседние государства, стал «денежно-переводозависимой» страной. Мы «подсели» на переводы мигрантов, как на наркотик. Миграция имеет огромнейший потенциал, и если создать мигрантам определенные преимущественные условия, то страна получит большую выгоду.

Дальнозоркость власти – ключ к успеху

Наша политика в области миграции имеет экономно-осторожный стиль и уже давно требует корректировки. Нашим законодателям необходимо принять закон о диаспорах за рубежом. Это позволить решить многие вопросы и направить взаимодействие с организациями соотечественников за рубежом из хаотичной деятельности в регулируемое русло. Проблемы миграции есть объективная реальность, которую нужно не только принимать, но и стремиться оптимизировать. Миграция сокращает расстояния, снижает недопонимание между людьми. Тот, кто ел эмигрантский хлеб на чужбине, знает, что такое человеческие отношения, дружба, взаимовыручка, им чужды разногласия и раздоры. То, что происходит в миграционном поле в последние годы, я бы охарактеризовал как коллапс доверия между государствами и народами. Без этого доверия отношения между странами в глобальном мире немыслимы. Я вижу прямую связь между благосостоянием России и благосостоянием Таджикистана. Обе страны от этого только выиграют. Нужно доносить до населения РФ, что если вытеснить с рынка мигрантов из Центральной Азии, то на их места придут совершенно не знающие русского языка рабочие из Африки. Мы дополняем друг друга, и я крайне положительно оцениваю перспективы взаимного сотрудничества. Успех отношений как раз и заключается в том, чтобы иметь возможность разговаривать не только по тем темам, по которым стороны сходятся, но и по тем, где есть разногласия – именно этого ждут в Таджикистане. Обидчивость в дипломатии – путь в никуда. Политическая близорукость является тормозом развития во всех вопросах.

Миграция влияет и на наше сознание, изменяя его. Время местничества, клановости постепенно уйдет в прошлое. Случайных руководителей со временем станет меньше. Таджикистан переживет эту стадию, будет еще много одаренных министров, прагматичных политиков, талантливых ученых мирового уровня. В стране станет больше профессионалов.

От стихийности к координации

Сейчас многим становится понятно, что регулирование миграционных процессов – это многоплановая сложная работа, в которой должны активно участвовать все структуры правительства, все уровни власти – от поселкового джамоата до администраций областей, городов и районов, система образования, политические партии, институты гражданского общества, правозащитники, религиозные деятели. Эта работа должна вестись не разрозненно, а, что называется, единым фронтом. Для предупреждения негативных явлений в мигрантской среде нужно действовать на опережение, вместе вести просветительскую работу, в том числе в интернете. Миграцию на все 100 процентов упорядочить невозможно, но нужно стремиться к этому. Необходимо координировать усилия по работе с мигрантами. Когда такая координация будет достигнута в каждом джамоате, городе, районе, области, тогда появится и общая результативность. Мигранты будут знать, что на малой родине их ждут и о них заботятся. Нужно в постоянном режиме мониторить и анализировать проблемы мигрантов в странах-реципиентах рабочей силы, руководители всех рангов должны быть в постоянном контакте с диаспорами, администрациями городов и районов, где работают наши мигранты. Для координации этой деятельности необходимо под председательством премьер-министра создать постоянно действующий штаб. Целесообразно создать специализированный институт миграционных исследований, а в вузах приступить к подготовке миграциологов, ввести спецкурсы по данной тематике. В республике необходимо регулярно проводить масштабные социологические исследования по разным аспектам миграции. Должна быть выработана и реализована четкая государственная миграционная политика, направленная на минимизирование негативных факторов миграции и, напротив, усиление положительных.

Информационный штурм

Мигранты в России находятся, можно сказать, «под микроскопом». На наш взгляд, сложившаяся ситуация стала следствием дефицита информационного взаимодействия. Это тем более достойно сожаления, если учесть, мы, в Таджикистане, к России относимся с большим уважением. Нам надо переходить от позиции помалкивания к информационному штурму, использовать весь информационный потенциал – частные и государственные СМИ. Очень много говорится о миграции, но хорошие публикации на эту тему встречаются нечасто. Мало официальных заявлений о деятельности госорганов по решению тех или иных проблем, связанных с миграцией. Госчиновники – люди публичные. А у нас они, к большому сожалению, не любят и не хотят общаться.

Мы должны использовать любые взаимные контакты и поездки для укрепления связей между Россией и Таджикистаном. За последние полтора десятилетия в Россию уехали более 300 000 русскоязычных жителей Таджикистана. Можно было бы в Душанбе и Москве провести форум бывших таджикистанцев, проживающих ныне в России. В регионах РФ нужно проводить встречи и культурные мероприятия – выставки, концерты, творческие вечера представителей таджикской культуры. Другое предложение – организовать поездку по регионам России таджикско-российского «поезда дружбы». Полагаю, что в структуре правительства пора создать министерство информационной политики (то, что сделали на Украине), чтобы более серьезно, аргументированно и последовательно работать над имиджем республики.

И все-таки, почему геомиграция?

Миграция – это явление планетарного масштаба, сопряженное с определенными проблемами во всех странах, затронутых этим процессом. МОМ прогнозирует, что концу 2014 года сумма средств, переводимых мигрантами на родину, составит $436 млрд., в 2015 - $540 млрд. Движение рабочей силы между государствами было и будет всегда. Миграция сейчас составляет существенную часть жизни граждан большинства стран мира. Разумеется, массовая миграция не может состоять только из квалифицированных людей. Это нужно понимать.

Демографические процессы в современном мире таковы, что сегодня пожилые люди составляют самую быстрорастущую возрастную группу на Земле. В 2014 году годовой прирост населения в возрасте 60 лет и старше превысит темпы роста общей численности населения почти в три раза. В период с 1994 по 2014 год число людей в возрасте 60 лет и старше в абсолютном выражении увеличилось почти вдвое. Население планеты стареет. Даже в Китае, согласно имеющимся расчетам, население начнет сокращаться уже к 2038-2040 гг. В 2014 году совокупный показатель рождаемости во всем мире составлял порядка 2,5 ребенка на одну женщину. Большинство молодежи в мире живет в нищете, и в общей сложности 130 млн. молодых людей являются неграмотными. Количество безработных в мире в 2016 г. увеличится до 206 млн. человек. В Германии, во Франции каждый пятый брак заключается с иностранным партнером. МОТ предупреждает, что мир уже столкнулся со срочной необходимостью создать в ближайшее десятилетие 600 млн. новых рабочих мест, чтобы обеспечить устойчивый рост и социальное равновесие.

Исходя из этого, миграция выходит на первый план среди приоритетных вопросов мировой политики вместе с геополитикой и геоэкономикой. Во-первых, миграция – это спасение Европы, в том числе России, от спада населения. До 400 тысяч человек ежегодно получают российское гражданство. Думается, эта цифра будет расти. Около 80% естественной убыли населения России компенсирует приток мигрантов. На 25% ее территории (европейская часть страны) живет 80% населения, на 4% (Центральный федеральный округ) – 25% населения страны. Во-вторых, только мигранты могут поддержать пенсионные фонды в развитых странах. В-третьих, иммигранты из Центральной Азии могут более плотно заселить Сибирь и Дальний Восток. Времена Екатерины II возвращаются. В середине 19 в. в переделах Западной Сибири проживало почти 10.тыс. бухарцев. В-четвертых, миграция выгодна, прежде всего, принимающим странам, поскольку труд мигрантов дешевле труда собственных граждан. В-пятых, ставшие распространенными в развитых странах однополые браки, суррогатные дети приводят к сокращению населения. Во Франции уже создан целый государственный департамент, который помогает и обеспечивает тех, кто усыновляет детей из-за рубежа и, таким образом, восполняет убыль населения. В мире начинается борьба за трудовые ресурсы точно так же, как за сланцевой нефтью сейчас. Мне думается, назрела острая необходимость в рамках ШОС, ОБСЕ провести Саммит глав государств по миграции, и мы должны выступить инициаторами. Как говорил демограф А. Вишневский: «Миграция неизбежна и будет нарастать в течение всего 21 века».

Послесловие

Был такой известный американский ученый и политический деятель Бенджамин Франклин, и вот, что он писал: «Почему в наши поселения должны быть допущены стада… быдла, которое, скапливаясь, установило бы свои язык и традиции, вытесняя наши? Почему должна Пенсильвания, основанная англичанами, стать колонией чужаков, которые вскоре станут столь многочисленны, никогда не воспримут наши язык и традиции, как не могут они принять нашу культуру. Их присутствие может породить большие беспорядки в нашей среде». Вы знаете, о ком он писал? Нет, не о диких африканских племенах, не об экзотических и воинственных азиатах, а… о немцах!!! Это было сказано в середине 18-го века. А мы живем в 21-ом. И у современных стран есть все шансы трансформировать миграцию и незваной в желанную гостью.

"Санкт-Петербург - Греция: объединяя усилия"

Понедельник, 02 Октябрь 2017 11:55 Опубликовано в На перекрестке культур

23 сентября завершился визит в Санкт-Петербург делегаций 8-ми греческих городов из округов Центральная Македония и Восточная Македония и Фракия.

В рамках визита представители греческих делегаций приняли участие в международной конференции «Санкт-Петербург – Греция: объединяя усилия», провели встречи по обмену опытом с представителями районных администраций, посетили петербургские учреждения образования, науки и культуры, встретились с руководителями предприятий, заинтересованными в развитии сотрудничества с Грецией.

Организатором мероприятий, направленных на развитие петербургско-греческих связей, выступил Комитет по внешним связям Санкт-Петербурга и администрации районов Санкт-Петербурга при содействии Информационно-делового центра Санкт-Петербурга в Александруполисе (Греция).

Для участия в дискуссиях в Санкт-Петербург прибыли около 50 представителей Греции, в том числе официальные лица, бизнесмены и общественные деятели. В числе гостей – руководители и представители округов Центральная Македония и Восточная Македония и Фракия, а также греческих городов Александруполис, Кавала, Комотени, Драма, Науса, Верия, Нафплион, Аристотель и др.

Мероприятие явилось продолжением конференции, состоявшейся 27 октября 2016 года в Салониках. Тогда губернатор Петербурга Георгий Полтавченко и глава округа Центральной Македонии Апостолос Дзидзикостас подписали протокол по итогам переговоров, касающихся вопросов дальнейшего сотрудничества.

Открытие конференции состоялось 21 сентября в Световом зале Смольного. В конференции приняли участие губернатор Георгий Полтавченко, вице-губернатор Центральной Македонии Янис Йоргус, генеральный консул Греческой Республики в Санкт-Петербурге Панайотис Беглитис, представители органов власти Санкт-Петербурга и мэры греческих городов Александруполис, Кавала, Комотени, Драма, Науса, Верия, Нафплион, Аристотель и др.

Губернатор Георгий Полтавченко подчеркнул, что между Санкт-Петербургом и Грецией развиваются дружественные и партнерские отношения, которые основаны на общих культурных и духовных традициях. «Мы договорились сотрудничать по конкретным направлениям: паломническому туризму, медицинскому туризму, развитию школьных, культурных и гуманитарных обменов. Мы все - представители одной православной культуры и должны этим богатством делиться», - сказал Георгий Полтавченко.

В ходе конференции Георгий Полтавченко и Янис Йоргус подписали «дорожную карту» по развитию сотрудничества между Санкт-Петербургом и регионом Центральная Македония на 2017-2020 гг. Идея разработки такого документа возникла в 2016 году в ходе официального визита делегации Санкт-Петербурга в Салоники. Он включает совместные мероприятия в сфере туризма, образования, культурно-гуманитарного обмена.

Также в рамках конференции в присутствии руководителей двух регионов соглашения о двустороннем сотрудничестве подписали Курортный район и муниципалитет Халкидики, Невский район и муниципалитет Кавала, Кронштадтский район и муниципалитет Нафплион, муниципальное образование Центрального района «Литейный округ» и муниципалитет Наус, муниципальное образование «Поселок Левашово» и муниципалитет Флорин.

Помимо конгрессной программы, для греческой стороны были организованы встречи по обмену опытом с представителями районных администраций. Гости имели возможность посетить учреждения образования, науки и культуры, встретиться с руководителями предприятий, ведущих свою деятельность в Санкт-Петербурге и заинтересованными в ее развитии за рубежом.

Комментируя значимость организованных мероприятий мэр города Александруполис Евангелос Ламбакис, сказал: «Греки и русские должны помогать друг другу совершенствоваться и развиваться. Наша общая задача – наладить отношения между людьми на уровне человеческих, духовных связей».

По случаю проведения петербургско-греческой конференции Комитет по внешним связям Санкт-Петербурга издал публицистический сборник «Греция и Санкт-Петербург. Под веткой оливы», посвященный истории, актуальному состоянию и перспективам двустороннего сотрудничества. Презентация сборника состоялась 22 сентября в зале пресс-конференций ТАСС.

В рамках визита греческие делегации посетили Пискаревское мемориальное кладбище, где состоялась церемония возложения венков и цветов к монументу «Мать-Родина» от имени Правительства Санкт-Петербурга и муниципалитетов Греческой Республики.

Также в ходе визита состоялась церемония возложения цветов к памятнику первому президенту Греции, а в прошлом министру иностранных дел Российской Империи - Иоаннису Каподистрия. По словам представителей греческой стороны, установка этого памятника в центре Петербурга еще раз подчеркивает богатые историко-культурные связи между нашими странами. Так, братским отношениям наших народов более тысячи лет, а дипломатическим почти два века.

Также в ходе визита делегации греческих городов посетили Эрмитаж и Мариинский театр.

По признанию участников конференции, мероприятие позволило существенно расширить круг петербургско-греческого взаимодействия, в том числе путем вовлечения в это сотрудничество различных организаций и учреждений Санкт-Петербурга.

 

По итогам мероприятия было принято решение, что такой формат станет ежегодным и будет проходить поочередно в Санкт-Петербурге и в городах Греции. Следующая конференция состоится в сентябре 2018 года в греческом городе Александруполисе.

 

Страница 1 из 3