facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 8:14
Михаил Леонов

Михаил Леонов

Цели «их» целей

Среда, 04 Апрель 2018 16:09

Еще совсем недавно мы цитировали некоторые «национальные идеи» украинских СМИ: «… для окончательного превращения Украины в безмолвный (в плане возражения) плацдарм у границ России, для окончательного закрепления межнациональной вражды русских и украинцев крайне необходима ликвидация канонической Церкви, как таковой. Соответственно - если это невозможно сделать путем вливания этой структуры в ….УПЦ КП, то необходимо всеми возможными способами наложить запрет и провести уничтожение УПЦ МП на законодательном и псевдоправовом уровне.»[1]

Не прошло и двух месяцев, как средства массовой информации «нэзалэжной» дали продолжение и подтверждение поднятой нами темы. Информация прозвучала со страниц ИА «Вчасно» 28 марта сего года.

Главные герои инфоповода - Юлия Лапутина – полковник СБУ, заместитель начальника Департамента контрразведывательной защиты интересов государства в информационной сфере и Валерий Удовиченко – полковник СБУ, сотрудник того же Департамента. В течение нескольких дней они совершали вояжи по районам Донбасса, находящимися под контролем ВСУ с круглыми столами и пресс-конференциями. Тема была одна: «Агрессия РФ против Украины: исторические параллели и современное измерение». Одним из пунктов был Покровск Донецкой области[2].

По накатанной схеме они начинали свои «исторические параллели» с империй, существовавших в истории человечества, красной нитью доводя их до кульминации с «мировым злом – империей Российской». При этом, доблестные сотрудники СБУ ни словом не оговаривались о своем «старшем брате», под протекторатом которого находится «независимая» Украина – Соединенных Штатах – в точности соответствующих именно тем признакам империй, которые они вскользь упоминали[3], однако к этому мы непременно вернемся ниже.

Вернемся в Покровск.

На круглом столе, о котором нам сообщает ИА «Вчасно» паны полковники сообщают своим «свидомым»[4] слушателям о том, что – «На Донбассе Россия активно использует священников Украинской Православной Церкви Московского патриархата в деятельности, направленной против Украины».

Представители Службы безопасности Украины даже привели «примеры», когда клирики УПЦ МП на Донбассе якобы "добровольно становились служителями кремлевского режима"[5].

И далее шли незамысловатые «факты»: «Так, в 2014 году в Донецкой области монахи Свято-Успенской Святогорской лавры разместили на обратной стороне иконы Божией Матери новую молитву пророссийского содержания и раздавали ее на Пасхальные праздники... …фактически храмы УПЦ (МП) стали центрами, на которые опирались все в своей деятельности против Украины», – подчеркнул Валерий Удовиченко.

Это можно было бы и не комментировать, сказав лишь, что УПЦ МП с самого начала конфликта только и делала, что призывала украинцев к миру и прекращению братоубийственной войны, в отличие от того же преданного анафеме раскольника Филарета, самопровозгласившего непризнанную никем в мире «УПЦ Киевского патриархата». Всем памятен и обмен пленными в декабре прошлого года, который состоялся при непосредственном участии УПЦ МП и лично её предстоятеля Митрополита Онуфрия. Вот только это все не нужно ни УПЦ КП, ни СБУ, ни нынешнему Киеву.

Филаретовцы же лишь спят и видят как бы захватить и подмять под себя храмы, а вторым и третьему составляющим необходимо отчитываться о борьбе со шпионами, вражеской агентурой и т. д. В настоящий момент все выглядит так, что СБУ дан «зеленый свет» в охоте на УПЦ МП и ее священство.

И вот сотрудники контрразведки и привлекаемые ими «эксперты» сейчас по всей стране проводят научные экспертизы и, как сказала Лапутина: «СБУ проводит расследование деятельности УПЦ Московского патриархата по всей территории Украины. Расследование проводится путем научных экспертиз, выявления документов, свидетельств людей, которые видели или были участниками мероприятий, осуществляемых УПЦ (МП). Проводится опрос свидетелей и сбор доказательств, исследуется церковная литература на предмет наличия манипулятивных текстов».[6]

Все говорит о том, что тот курс, о котором мы предупреждали своих читателей в приведенной выше нашей статье все более и более получает легитимизацию со стороны карательных и законодательных структур Украины.

А теперь поговорим о самом иноформагентстве «Вчасно[7]», которое столь ратует против хотящей их завоевать «Российской империи» и так печалуется за Независимую Украину.

Как известно – «барышню танцует тот, у кого есть деньги чтобы заказать музыку». Кажется, вполне логично, если «Вчасно» финансировалось бы правительством Украины, или, например, господином Коломойским. Но в самом низу главной страницы «независимого» украинского агентства «Вчасно» есть маленькая надпись: «Проект реализуется при поддержке "Global Peace and Development Charitable Trust"»

А кто же владелец этого фонда и что за фонд-то такой? Без всякой ретуши и конспирации сайт фонда сообщает, что фонд основан в 2010 году неким Джоном Де Блазио, выпускником Вест-Пойнта и основан для выделения грантов «… в ведущих академических институтах, таких как Вест-Пойнт, Денверский университет и Северо-западный университет...» Далее во вступлении написано: «Благодаря этому финансированию мы надеемся повлиять на выпускников, которые будут руководить нашей нацией, учеными, которые ведут в своих областях обучения, и более широкими сообществами, с которыми сталкиваются эти институты.

В Вест-Пойнте мы стремимся создать Центр, который поможет армии США лучше задействовать местные общины в странах, где работают наши солдаты, чтобы мы могли быть более эффективными в достижении наших военных целей и избежать прошлых ошибок.

Мы создали наш фонд … для небольших грантов организациям и инициативам, согласованным с нашими целями, которые оказывают инновационное воздействие на их сообщества…»[8]

Вот оно оказывается как!

Самое что ни на есть «независимое информационное агентство», которое с радостью информирует своих читателей о начале травли Украинской Православной Церкви Московского Патриархата на государственном уровне, «помогая армии США» и наверняка согласовывая свои действия с «их целями». Ну что тут еще скажешь – ни убавить, ни прибавить.

Памяти священника и дипломата

Среда, 04 Апрель 2018 16:04

На протяжении многих веков русские люди стремились к святым местам.

Путешествовали в Святую Землю и в другие святые места из России иноки и миряне, мужчины и женщины, купцы и служилые люди, богатые и бедняки. Еще в XIX-ом веке их доставляли туда не комфортабельные самолеты, теплоходы и автобусы - русские люди шли пешком, ехали на лошадях и верблюдах, плыли по морю на купеческих иностранных кораблях, подвергая свою жизнь всевозможного рода опасностям и невзгодам, - любое паломничество и для состоятельного и знатного человека, и для бедного было сопряжено с опасностями буквально на каждом шагу... «Ино по-часту возстает футрина[1] великая», говорит о Черном море наш паломник иеродиакон Зосима (XV в.), и «валове страшнии, ож пред Филипповым заговеньем бывает». «На среди пути (т. е. из Иерусалима), - описывает тот же паломник свои злоключения, - найде на нас корабль котанаский, разбойници злии, и разбиша корабль пушками, аки дивие зверие, и разсекоша нашего корабельника на части, и ввергоша в море, и взяша, яже в нашем корабле. Меня же убогого удариша копейным ратовищем в грудь и глаголюще ми: «Калугере, поне дуката кърса» - еже зовется деньга золотая. Аз же заклинахся Богом живым, Богом вышним, что нет у меня; они же взяще мшелеш мой весь, меня же убогого во едином сукманце оставиша, а сами, скачуще по кораблю, яко дивии звери, блистающеся копьи своими, и мечи, и саблями, и топоры широкими. Мню аз, грешный Зосима, яко воздуху устрашитися от них».

В 1805 г. калужские дворяне братья Вешняковы, однажды осматривая развалины церкви Иоакима и Анны в сопровождении постоянно проживавшего в пaтpиаpхии Русского иеромонаха Арсения, чуть выйдя за пределы церкви, внезапно были окружены мальчишками-арабами с кинжалами в руках, размахивая которыми, они преграждали им путь. Проводники-арабы отнимали у русских паломников набранную в Иордане воду и выпивали ее: «…оторвали, жалуются они, от седла и нашу кожаную матару[2], и выпив воду, порожнюю назад отдали. Воду в бутылках сохранили мы при сем через то, что по наставлению людей, бывавших на Иордане, скрывали под платьем».

Впервые вопрос об учреждении в Иерусалиме представительства Русской Церкви и об обустройстве и содействии паломникам поднял настоятель московского Иерусалимского подворья архимандрит Арсений. Он писал Императору Александру I в 1816 году: «В Иерусалиме никто столько не терпит бедности и нужды в пище и одежде и в самом убежище, как поклонники русские». Русские паломники в Палестине тогда были лишены политического покровительства, нравственного руководства, возможности молиться на родном языке и нормального бытового и медицинского обслуживания, несмотря на значительность их расходов на паломничество. В 1838 году камергер императорского двора Андрей Муравьёв, посетивший Палестину, чтобы изучить состояние политической и церковной жизни в Святой Земле и содействовать укреплению позиции России на Ближнем Востоке, поднял вопрос о необходимости учреждения в Иерусалиме Духовной миссии. По мысли Муравьёва, влияние России в этом регионе должно было выразиться, в частности, в особом покровительстве российского Им­ператора над святыми местами, особенно над храмом Гроба Господня, гробницей Богородицы в Гефсимании и местом Рождества Христова в Вифлееме; а русский архимандрит в Палестине «мог бы иметь благотворное влияние на …единоверцев и распространять среди них свет и нужные познания».

11 (23) февраля 1847 года на докладе государственного канцлера и министра иностранных дел Российской империи графа Карла Нессельроде была учреждена Русская духовная миссия в Иерусалиме резолюцией Николая I для содействия укреплению православия на Святой земле, поддержания братских отношений с Иерусалимской православной церковью, а также для поддержки русских паломников.

Первым начальником миссии был утверждён 31 июля архимандрит Порфирий (Успенский). Вскоре усилиями Палестинского комитета в период с 1860 по 1864 годы в Иерусалиме было построено здание Русской духовной миссии, а внутри здания Миссии 28 июня 1864 году при начальнике миссии архимандрите Леониде (Кавелине) был освящён первый русский храм в Святой Земле во имя св. муч. Царицы Александры.

Как и сейчас, более ста лет тому назад, мир на Ближнем востоке был весьма хрупким: Иерусалим тогда находился во владениях находившейся при закате Османской империи. За влияние в слабеющей империи боролись разные политические и религиозные силы. Успешная, все более набирающая силу деятельность Русской духовной Миссии начала вызывать зависть и неприятие.

Вскоре, всего лишь через год после постройки и освящения храма о. Леонид оказался в центре дипломатического скандала. Однажды, когда Архимандрит Леонид проводил время в молитве в Лавре прп. Саввы Освященного, в Миссии был взломан его сейф и Патриарху Иерусалимскому Кириллу легла на стол переписка о. Леонида с нашим послом в Константинополе. Архимандрит Леонид  был обвинен Иерусалимским патриархом Кириллом во всех мыслимых и немыслимых грехах и преступлениях и объявлен последним «персоной нон-грата», подлежа немедленной высылке.

И тогда в самом эпицентре этой борьбы за русское влияние, за честь и достоинство державы Российской и Церкви Православной оказался необычной судьбы необычный священник. Архимандрит, ученый-византинист, церковный деятель, археолог, дипломат, ученый. Член многочисленных ученых обществ и учреждений России и Европы: Афинского археологического общества (1854), Одесского общества истории и древностей (1856), Имп. Русского археологического общества (чл.-кор. с 1857, почетный чл. с 1884), Московского общества любителей духовного просвещения (1869), КДА (1870), Немецкого восточного археологического общества (1872), Киевского церковно-археологического общества (1873), СПбДА (1873), Имп. Православного Палестинского общества (1882), МДА (1888) и пр. – Архимандрит Антонин (Капустин), человек, с именем которого связан период расцвета деятельности Русской Духовной Миссии на Святой Земле.

Архимандрит Антонин, в миру - Капустин Андрей Иванович, родился 12 августа 1817 года в с. Батурино Шадринского уезда Пермской губернии. Родители - священник Иоанн Леонтьевич Капустин и Мария Григорьевна Варлакова, происходили из семей священников.

Спустя 28 лет, в год 1845, бакалавр Киевской Духовной Академии Андрей Иванович был пострижен в монашество  Митрополитом Киевским Филаретом (Амфитеатровым) с наречением имени Антонин.

Через пять лет, 15 мая 1850 г. отец Антонин был назначен настоятелем церкви при русском посольстве в Афинах. Одним из важнейших его дел стало восстановление в Афинах находившейся в руинах древней церкви Ликодиму (св. Никодима, нач. XI в.), начатое в декабре 1851 года на деньги русского правительства и завершенное в 1855 г. После восстановления этот храм, освященный во имя Св. Троицы, был передан России и стал русской посольской церковью. Все строительные работы, роспись храма, а также предшествовавшие восстановлению церкви археологические раскопки велись под руководством о. Антонина, который в награду за труды 5 апреля 1853 г. Святейшим Синодом РПЦ был возведен в сан архимандрита.

В 1860-1865 гг. архимандрит Антонин являлся настоятелем посольской церкви в Константинополе. Это был период его наиболее плодотворной научной деятельности. И вдруг – внезапное назначение в Иерусалим…

Архимандрит Антонин до этого своего назначения уже был знаком с тонкостями восточной дипломатии в силу своего опыта служения в храмах Афин и Константинополя. Прибыв в 1865 году в качестве следователя по объявившемуся делу, о. Антонин, благодаря тонкому пониманию политической и церковной ситуации на христианском Востоке, прекрасному знанию греческого и ряда восточных языков и дипломатическому таланту, сочетавшемуся с личным обаянием, достоинством, весьма  с положительными результатами вышел из этой битвы.  – ему удалось восстановить хорошие отношения и с Иерусалимским Патриархом. В то же время он сумел убедительно предоставить Синоду факты и умозаключения о невиновности и правоте действий Архимандрита Леонида, вследствие чего, указом Св. Синода от 16 июля 1865 года тот был назначен настоятелем церкви при русском посольстве в Константинополе, а о. Антонин 5 июня 1869 года был утвержден в должности начальника Миссии в Иерусалиме.

Миссия, находилась в это время в сложных отношениях не только с Иерусалимским Патриархатом, но и с представителями других конфессий в Палестине, а также испытывала крайнее стеснение в денежных средствах, необходимых для ее работы. О. Антонин сумел постепенно улучшить положение Русской миссии, укрепив ее авторитет в Палестине. Добившись более внимательного отношения к ней со стороны русского правительства и Святейшего Синода, ему удалось создать серьезную материальную базу для деятельности миссии в Палестине и значительно расширить существовавшую систему русского паломничества на Святую Землю.

Стараниями архимандрита Антонина и на пожертвования, полученные от частных лиц, была приобретена земля вокруг Мамврийского дуба и на Елеонской горе, где по его проекту был построен русский монастырь Вознесения Господня. Прежде чем приступить к строительству, он провел на этом месте археологические раскопки, в ходе которых удалось обнаружить древние мозаики (VI-IX вв.) и погребальные пещеры. Вскоре состоялась покупка участка земли в Эйн-Кареме, неподалеку от Иерусалима, где был построен русский Горненский женский монастырь. На участке, купленном в Яффе, под его руководством был раскопан подземный некрополь, отождествленный с местом погребения прав. Тавифы. Были приобретены также земельные участки в Иерихоне, Тивериаде, Бейт-Джале, Вифлееме, Силоаме и Анате.

В 1883 году по поручению великого князя Сергия Александровича, председателя Императорского Палестинского православного общества, на принадлежащем обществу участке рядом с храмом Воскресения Господня под руководством о. Антонина проводились археологические раскопки, в ходе которых были обнаружены «Судные врата», а также остатки базилики, построенной в IV в. равноапостольным имп. Константином Великим. Раскопки этого места произвели сенсацию в науке, дав богатейший материал как для истории земной жизни и последних дней Спасителя, так и для истории христианских построек эпохи Константина Великого в Палестине. По личной просьбе вел. кн. Сергия Александровича архим. Антонин взял на себя руководство строительством церкви во имя св. равноап. Марии Магдалины в Гефсимании (1885-1888).

По указанию архим. Антонина на приобретенных им землях строились приюты для паломников и школы для детей православных арабов. При миссии был создан музей. В конце жизни о. Антонину удалось оформить 6 из 12 приобретенных им участков в принадлежавший ему «вакуф»[3]; согласно завещанию архим. Антонина, все его землевладения (кроме одного участка) были оставлены Святейшему Синоду Российской Церкви. Собственность России на остальные участки официально оформлял уже после смерти о. Антонина русский генеральный консул А. Г. Яковлев.

В это же самое время архим. Антонин участвовал в подготовке к изданию актов русского монастыря св. Пантелеимона на Афоне. В октябре-ноябре 1867 г. он изучал рукописи Патриаршей библиотеки в Иерусалиме, грузинские рукописи Крестного монастыря, в июне 1868 г. работал над каталогом рукописей и старопечатных книг лавры св. Саввы Освященного (ок. 700 ед. хр.). С начала августа до 18 сентября 1870 г. он вместе с помощниками составил описание 1310 греческих, 38 славянских и 500 арабских рукописей библиотеки монастыря вмц. Екатерины на Синае; за этот труд он получил в дар от братии монастыря уникальную рукопись - т. н. Киевские глаголические листки, переданные им позднее в библиотеку Киевской духовной академии. В палестинский период расширяется его личная коллекция рукописей, в которой помимо греческих имелись также славянские (кириллические и глаголические), арабские и древнеевропейские рукописи, греческие и славянские старопечатные книги, памятники византийского искусства, монеты.

Архим. Антонину принадлежит исследование, выявившее смешение в агиографической традиции сведений о свт. Николае Мирликийском с житием свт. Николая Пинарского, значителен его научный вклад как археолога и литургиста.

24 марта исполнилось 124 года с похорон Архимандрита Антонина (Капустина) в построенном им соборе Вознесения Господня в русском Вознесенском монастыре на Елеонской горе, но память благодарных потомков до сих зрит его образ через многочисленные постройки, храмы, земельные участки и археологические артефакты в паломничествах по Святой Земле, которые принесли славу России и Русской Церкви и долго еще будут ее нести сквозь века.



[1] буря

[2] сосуд для хранения воды. Его необычная форма восходит к  кожаным   матарам, которыми пользовались кочевники-тюрки.

[3] Вакуф — в мусульманском праве имущество, переданное государством или отдельным лицом на религиозные или благотворительные цели. В вакуф могли входить как недвижимое, так и движимое неотчуждаемое имущество, но лишь приносящее пользу (доход) и нерасходуемое.

Подписаться на рассылку