facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 2:01

На 70-м Международном Каннском фестивале в рамках программы российских короткометражных сферических фильмов в виртуальной реальности Russian VR Seasons (Les VR Saisons Russes) будут показаны два VR-фильма студентов Московской школы кино.

Показ игровых фильмов «История одного шута» А. Быстрицкого и А. Лихницкого и «В кругу семьи» Л. Багаутдиновой и В. Рогатина состоится 21 мая в инновационном хабе NEXT кинорынка Marche du Film.

Студенты Московской школы кино создали свои игровые фильмы в 360 градусов в первой в России постоянно действующей VR-лаборатории на базе Школы в июне 2016 года. Съемочный процесс был организован при поддержке Ассоциации дополненной и виртуальной реальности и компании DELL EMC для участия фильмов в первом российском фестивале сферического кино EMC VR Film Fest.
В течение трех недель студенты продюсерского и режиссерского факультета Московской школы кино прошли теоретический и практический экспресс-курс от действующих режиссеров и руководителей студий 360: VRability, LenVR, Prosense, Focus 360. Менторами выступили Георгий Молодцов, Максим Никонов и Олег Хохлов.

Сегодня фильмы студентов Московской школы кино являются участниками международных конкурсов и фестивалей, представляют Россию в этом передовом сегменте индустрии развлечений.

Екатерина Черкес-заде, директор Московской школы кино: «Наша Школа имеет единственную в стране VR-лабораторию, поэтому так вышло, что студенты МШК первыми в России сняли настоящее игровое VR-кино, и сразу два фильма сейчас участвуют в Каннском фестивале. Мы гордимся тем, что студенты МШК уже во время обучения делают “кино будущего”, используя самые современные технологии, а также представляют страну на престижных международных площадках. Поздравляю студентов с прорывом!».

Георгий Молодцов, куратор программы «Russian VR Seasons»:

«Жанр сферического кино является уникальной нишей на стыке передовых технологий и традиционного киноискусства. Именно поэтому ключевые мировые кинофестивали уже обратили свое внимание на VR-кино. В России появляются примеры действительно высокопрофессиональных работ международного уровня, несмотря на то, что выполнены они в рамках учебного процесса. Наша задача – сделать эти работы заметными не только на российском, но и международном рынке».

70-ый Международный Каннский кинофестиваль пройдет с 17 по 27 мая 2017 года. Инновационный хаб «NEXT» на кинорынке Marche du Film будет открыт с 17 по 21 мая.

 

«В кругу семьи»

Продюсер и автор идеи: Валентин Рогатин

Режиссер: Линара Багаутдинова

Оператор: Татьяна Колядко

Художник-постановщик: Александра Цыбульская

Постпродакшн: Евгений Чернышов, Георгий Молодцов (EMC VR)

 

VR-драма про семейные отношения, показывающая историю четырех семей одновременно в разные этапы их жизни: от свадьбы до развода.

 

Фильм-финалист фестиваля LISHTER FILMFEST FRANKFURT (Германия), участник фестивалей EMC VR Film Festival (Россия), MIXAR VR Film Fest (Россия), Screen4All 360 Film Festival (Франция), AVRA CINEMA на CSP-2017 (Россия).

 

«История одного шута»

Продюсер: Алексей Лихницкий

Исполнительный продюсер: Ольга Шереметьева

Режиссер: Алексей Быстрицкий

Оператор: Алексей Павлов

Звукорежиссер: Алексей Волостных

Художник по гриму: Юлия Сернеева

Художник по костюмам: Елена Гвоздикова

Художник по реквизиту: Анна Кокорнова

 

VR-комедия рассказывает неизвестную историю самого известного шута.

 

Победитель лаборатории VR-кино, участник фестивалей EMC VR Film Festival (Россия), MIXAR VR Film Fest (Россия), Screen4All 360 Film Festival (Франция), VR FEST | Stockholm (Швеция), Movistar Barcelona 360 Virtual Reality Fest (Испания), Dubai International Film Festival (ОАЭ), Festival of International virtual and augmented reality stories FIVARS 2017 (Канада), AVRA CINEMA на CSP-2017 (Россия), а также в рамках программы VIR: Cinema на Минском международном кинофестивале "Лiстапад" (Белоруссия).

 

Справка:

В программу Russian VR Seasons (http://www.marchedufilm.com/en/next/home) вошли шесть независимых фильмов из России - анимационно-мультимедийная картина художника «Между Петровым и Водкиным» и Full CG-анимация «Выход в открытый космос» (CGF и «Базелевс»), документальный российско-американский проект «Озеро Байкал: Зимний Дух», первый в России социальный проект в виртуальной реальности VRability о фигуристе-колясочнике и игровые студенческие фильмы студентов Московской школы кино «История одного шута» и «В кругу семьи».

 

Московская школа кино (www.moscowfilmschool.ru) является лидером актуального кинообразования и на протяжении 5 лет готовит специалистов для всех сфер киноиндустрии: препродакшн, продакшн, постпродакшн и кинопрокат. МШК использует ведущие международные практики и актуальный российский опыт подготовки специалистов, чьи знания и навыки соответствуют современным требованиям киноиндустрии. Школа работает в трех основных образовательных форматах  — 10 программ российского дополнительного профессионального образования, подготовительные программы, а также краткосрочные интенсивные курсы на актуальные темы.

Московская школа кино вместе с Британской высшей школой дизайна, Школой компьютерной графики Scream School, Московской архитектурной школой МАРШ входит в консорциум независимых учебных заведений, предоставляющих высококачественное образование в сфере творческих индустрий.

Евразийский киноклуб документальных фильмов в Библиотеке-читальне имени И. С. Тургенева возобновил свою работу, начав с творческой встречи с лауреатом национальных и международных премий режиссером Станиславом Раздорским. На показе были представлены два документальных фильма режиссера: «Крепость на Волге», приуроченная к 74-ой годовщине Победы в Сталинградской битве, и «41-й – победный», рассказывающий о московской битве.

Во время подписания акта капитуляции Германии Георгием Жуковым с российской стороны и Вильгельмом Кейтелем с германской, Кейтель сказал, что этот день – позор для германской нации. На дополнение Жукова о том, что для кого-то сегодняшний день стал победным, начальник Верховного главнокомандования Верхмата ответил, что победу СССР одержал не сейчас, а, вопреки всем законам войны, еще в 1941-ом году.

Документальный фильм «41-й – победный» помогает разобраться в том, по чьей же вине война для СССР началась так, как она началась, проникает в отношения Сталина и Гитлера, разбираясь в многоходовках игры вождей. Здесь задокументирован провал стратегии Сталина в отношении Гитлера и эмоциональный всплеск вождя по поводу нескончаемо растущего числа сдавшихся солдат и гражданских. В победном 41-ом мы видим, с одной стороны, расплату за ошибку верхушки власти, не подготовившейся к войне вовремя: рабочая часть населения идет под пули и снаряды, страна теряет жизненные центры. И с другой стороны, нам показывают, насколько силен человеческий дух: как, несмотря на все сложившиеся условия, русские общими усилиями перечеркнули план молниеносных войн, что уже тогда означало поражение Германии.

Приоткрыли завесу на реальный ход вещей в «41-ом – победном» заместитель директора Института США и Канады РАН Виктор Кременюк и политолог, посол СССР в ФРГ в 1971-78 годах Валентин Фалин.

«Я считаю, что в войне победило поколение 1921-24 годов: и в Великой Отечественной, и во Второй мировой, - говорит режиссер фильма Станислав Раздорский. – Господь взял и кинул его на землю… Как знал, что главное испытание за всю историю человечества выпадет на долю этого поколения».

Помимо этой документалки Виктор Кременюк и Валентин Фалин принимали участие в создании еще одного фильма режиссера – «Крепость на Волге». Героями также стали участники Сталинградской битвы Константин Мелихов и Гамлет Даллакян, директор мемориала «Россошка» Галина Орешкина и военные историки Лев Ларин и Владимир Голубкин.

«Приехали мы на квартиру к Константину Мелихову интервью брать, - вспоминает Станислав Раздорский. – И уже по завершении съемок я отважился ему заметить, что квартира ужасно бедная. Говорю, вы же Сталинград защищали, а теперь вот так живете. А Константин так смотрит на меня и говорит: “Да что вы – мы же самые счастливые люди, живем среди таких же счастливых людей, а обшарпанные стены не имеют никакого значения, как же вы не понимаете?”. Я спрашиваю, какое же это счастье, когда каждый второй был убит. А он говорит: “Для нас и умирать было счастьем”… В моих устах эта фраза звучит фальшиво –  я не чувствую того же, что и Мелихов. Думал всегда, мол, вот люди бросались под гусеницы, чтобы остановить танк, а толку от этого танка? Что он, войну остановит? А вот Константин сказал, и я понял: каждый так бросался, и вместе они одержали победу».

Другой такой битвы за всю Вторую мировую войну не было: каждая улица, каждое здание, каждый этаж стали отдельными фронтами. Эта битва оказалась проверкой на стойкость и, главное, самостоятельность солдат в сражении, когда ты один на один с врагом и рядом нет командира, чтобы отдать приказ. Сталинград положил конец колебаниям, кто победит.

Ни бомбежка, ни оккупация не способны сломить дух русского народа и изменить сущность его души. Когда немцы, которые буквально вчера жгли, расстреливали, вешали и военных, и мирных жителей, сегодня, потерпев поражение, идут в мороз через Волгу, русские снимают с себя одежду, чтобы отдать ее врагу. Сталин запретил это делать, но людям было жалко 16-летнего мальчишку, который замерз бы через два километра без этой телогрейки с плеча того, на кого еще вчера он наводил прицел.

«Я родился в Сталинграде после войны, - рассказывает режиссер. – И я никогда не видел, чтобы взрослые так любили детей. Нас – детей послевоенных. Потому что в каждой семье кто-то был убит. И сталинградцы вымещали на нас всю свою любовь».

Такие документальные фильмы важны для показа, в первую очередь, в учебных заведениях, чтобы подрастающее поколение знало историю своей страны и помнило своих героев.

«Я думаю, фестивалю нужно дать лозунг “Дорогу молодым!”»
Владимир Малышев, ректор ВГИК

14 ноября в Москве откроется 36 Международный студенческий фестиваль ВГИКа, в котором в этом году примут участие 47 киношкол из 39 стран. Фестиваль проходит в два этапа, первый из которых состоялся 17-29 октября 2016 года, а второй, международный, стартует 14 ноября 2016 года и продлится четыре дня, в течение которых пять картин-победителей будут представлять Россию: «Рай» Бориса Акопова (мастерская А. А. Эшпая), «Массовка. Крупный план» Александра Зубовленко (мастерская Б. Я. Караджаева и Е. И. Резникова), «Путешествие к звездам» Ксении Шатиловой (мастерская О. В. Добрынина), «Охота на тигра» Алины Натахиной (мастерская В. А. Ольшванга) и «Лайв» Максима Лукьянеца (мастерская С. В. Мирошниченко).

Уже меньше чем через три года легендарный Всероссийский государственный институт кинематографии имени С. А. Герасимова будет отмечать столетие, и он по-прежнему не сдает своих лидирующих позиций в сфере творческого образования. ВГИК был основан в 1919 году и стал первой в мире Государственной школой кино. Он заботится о своей репутации, а потому богат не только традициями, но и инновациями.

Международный студенческий фестиваль ВГИК – это авторитетнейшая площадка для демонстрации творческих достижений будущих деятелей экранного искусства, созданная еще в 1961 году. К сожалению, во времена перестройки проведение фестиваля было приостановлено, а потому в этом году он проводится лишь в 36-й раз. Главная его особенность состоит в том, что это часть программы обучения, где студенты из разных киношкол со всего мира демонстрируют свои работы, а международное жюри их оценивает. Таким образом, помимо основной цели признания и поощрения молодых талантов современного кино, фестиваль способствует развитию диалога культур и упрочению интеграции России в мировое культурное пространство.

«Мы хотим показать, какая у нас талантливая молодежь, умеющая думать и делать, - говорит ректор ВГИК Владимир Малышев. – Во всем мире система обучения во ВГИКе всегда была направлена на воспитание творческого человека. И сегодня в России много киношкол, однако показатели нашего конкурса (на актерский факультет примерно 123 человека на место, а на режиссуру – 60 человек на место) показывают, что что-то затягивает молодежь именно к нам. Хотелось бы, чтобы как можно больше людей смотрели их фильмы и понимали, что будущее у российского кино есть».

Тем не менее, пережить жесткий отбор в несколько десятков человек на место и получить диплом – это только цветочки. Настоящее испытание на прочность выпускники проходят уже за стенами ВГИКа, где чуть ли не у порога они натыкаются на высокую и практически непробиваемую стену, выстроенную старшим поколением киномастеров. Прежде подобных проблем не возникало: выпускники получали диплом, а с ним заодно и направление в студию. Сегодня, какого бы цвета обложка ни покрывала твой документ об окончании вуза, пробиваться тебе придется в одиночку. А ведь не каждый способен себя преподнести: поистине талантливый студент может оказаться достаточно скромным и молчаливым, чтобы его проигнорировали. Не каждый выпускник, снявший вчера 20-минутную работу с актерским составом в три человека, сумеет завтра же выйти на площадку, где съемочная группа составляет уже 60 человек, актерский состав - 50 человек, массовка – 500 человек, а хронометраж – полноценные два часа полнометражного фильма, и успешно завершить съемки. 

«Я думаю, фестивалю нужно дать лозунг “Дорогу молодым!”, - говорит Владимир Малышев. –На уровне правительства и Министерства культуры мы постоянно ставим вопрос о том, что раз государство тратит деньги на творческое образование, необходимо создавать какую-то специальную молодежную программу, для того чтобы молодежь имела возможность вступить во взрослый кинематограф. В этом году, в год российского кино, Министерство культуры проводило отдельный конкурс дебютных проектов и удвоило их количество. Также поступали гранты на два студенческих фильма. Суммы, конечно, небольшие, но мы не унываем, а ребята все-таки своего добиваются. Я надеюсь, что талант всегда пробьет себе дорогу, и хотелось бы, чтобы случилось это пораньше и побыстрее».

Большой интерес к фестивалю проявляют и зарубежные киношколы. В этом году были получены заявки более чем от 80-ти кинематографических вузов из 47 стран. Как уже было упомянуто, помимо России за награды фестиваля ВГИК получили право побороться представители рекордного количества стран – 39-ти, среди которых: Аргентина, Беларусь, Великобритания, Индия, Китай, Ливан, Мексика, Португалия, США, Тайвань, Франция, Эквадор, Эстония и другие. Помимо этого, каждый год география фестиваля расширяется примерно на 20 городов. Жюри включило в себя настоящих знатоков своего дела: заведующую отделом образования взрослых в Открытом университете города Умаг (Хорватия) Татьяну Вуйич, программного директора австрийского фестиваля «Виеналле» Катю Видершпан, белорусского режиссера-аниматора Михаила Тумеля, продюсера Ивана Кудрявцева, генерального продюсера АО «Телекомпания НТВ» Тимура Вайнштейна, кинооператора Сергея Мачильского, поэтессу и драматурга Елену Исаеву и ученого секретаря при Центре изучения культуры России университета Ca’ Foscari (Венеция) Маттео Бертеле. А возглавляет всю эту киногильдию польский режиссер Кшиштоф Занусси.  

«Мы гордимся нашей процедурой отбора картин – она очень демократична, - рассказывает генеральный директор фестиваля режиссер Федор Попов. – Мы открыто демонстрируем все картины, снятые за год. Затем следует зрительское голосование, причем зрители могут прийти и с улицы – решают не только вгиковцы, и одновременно работает отборочная комиссия, в которую входят педагоги и студенты. Отобранные картины попадают в конкурс, а оттуда пять лучших работ проходят уже в международный этап, который стартует со дня на день. Нам важна преемственность – тот путь от студенческой скамьи через дебют в большое кино, который прошло старшее поколение и теперь проходит молодежь».

Параллельно с киносмотром пройдет XII Международный театральный конкурс, в рамках которого выступят коллективы российских и зарубежных театральных вузов. Руководитель школы актерского мастерства Итальянской национальной киношколы (Centro Sperimentale di Cinematografia), сценарист, продюсер и композитор Адриано Де Сантис будет председательствовать в жюри этого конкурса. Участие примут спектакли из России, Болгарии, Китая, Сербии и Словакии – всего 12 постановок.

Такая обычно безутешная фраза, подготовленная на случай поражения, как «Главное – не победа, а участие!», в случае с кинофестивалем имеет буквальное значение и полностью себя оправдывает. Международный студенческий фестиваль ВГИК – это реальный шанс заявить о себе и продемонстрировать все свои таланты и идеи. Даже если ты не победил, вполне возможно, что тебя уже заметили и оценили.

Диалоги о зрительском кино

Среда, 14 Октябрь 2015 20:19 Опубликовано в На перекрестке культур

Пять дней с 7 по 11 октября москвичи провели за просмотром актуальных короткометражных фильмов, снятых режиссерами из России, США, Великобритании, Германии, Франции и других стран.

shnit International Shortfilmfestival – это 12-дневное событие, которое ежегодно (с 2003 года) проводится одновременно в нескольких городах на пяти континентах, способствуя культурному обмену форм самовыражения. Фестивальные площадки – это не только кинотеатры, но и различные интерактивные пространства, позволяющие аудитории не только смотреть фильмы, но также общаться с профессионалами и творить свои собственные инсталляции.

Таким мероприятием в рамках фестиваля стала встреча с главным кинокритиком страны Антоном Долиным, в этом году вошедшим в состав жюри национального конкурса shnit International Shortfilmfestival. 9 октября в Библиотеке киноискусства имени С. М. Эйзенштейна он коснулся темы зрительского и авторского кино, развеял несколько мифов о его категориях, рассказал, как обстоят дела с кинематографом в России и за границей и перечислил основные различия.

 

Зрительское и «незрительское» кино

«Я считаю, что “незрительского” кино не существует», - с порога заявляет Антон Долин. И с этим утверждением действительно трудно не согласиться. Во-первых, на фоне нескольких «сверхзрительских» фильмов, таких как, например, «Пираты Карибского моря 4», «Властелин колец 3», «Аватар» или «Титаник» (но которых, в любом случае, единицы), любая 200-миллионная мощнейшая голливудская картина, но которая не собрала миллиард, а всего, допустим, 300 млн долларов, уже считается практически провальной и «незрительской». И в подобной шкале сравнений всегда будет казаться, что зрителя не хватает. Антон Долин же предлагает смотреть на это с противоположной точки зрения и считать, что аудитория всегда обширна.

«У меня есть уверенность, что когда мы говорим, что “Андрей Рублев” – фильм “незрительский”, а, например, тот же “Титаник” (или даже что-то попроще – “Трансформеры”) – зрительский, то мы не учитываем тот факт, что кино, как говорил А. А. Тарковский, - это “запечатленное время”, - объясняет кинокритик. – Мы говорим про “здесь и сейчас”, когда на сеанс “Андрея Рублева” собирается 10 человек, а на сеанс “Трансформеров” – 10 000 человек. Но уже через два года “Трансформеры” устареют, а “Андрея Рублева” будут смотреть и через 100 лет: он никуда не денется, а количество его зрителей будет только расти».

В этом плане преуспели французы - нация кинолюбов, синефилов и кинозрителей. Для них не существует зрительского и «незрительского» кино: они способны создать максимальный спрос на любую картину. Франция – это та страна, где даже в самом удаленном провинциальном городке жителям могут показать какой-нибудь румынский фильм с субтитрами, и ни у кого из местных жителей не возникнет вопроса, почему и зачем ста с хвостиком зрителям, проживающим в этом городке, демонстрируют подобное кино. Там это считается естественным и самим собою разумеющимся, в то время как во всем мире и без того маленький процент так называемого «артхаусного» проката постоянно уменьшается.

 

Жанровое и «нежанровое» кино

Помимо деления кино на зрительское и «незрительское», выделяют жанровый (триллеры, мелодрамы, вестерны, ужасы, комедии) и нежанровый кинематограф.

«Я считаю, что любой кинематограф является жанровым», - говорит Антон Долин и вновь обращается к опыту французов. Во Франции в любом киоске за 40 сантимов (примерно 5 рублей) вы можете приобрести издание «Перископ», где есть список всех фильмов, идущих в отечественных кинотеатрах. Тут же содержится вся необходимая о них информация, включая наименование жанра. Французы знают, что любое кино, какого бы жанра оно ни было, имеет свою аудиторию, поэтому выпускают все имеющиеся в прокате фильмы.

В России же, напротив, многие фильмы изначально не покупают, а порой и того хуже – осознанно не пускают в прокат стоящую картину. Нередки случаи, когда некой кинематографической компании принадлежат права на какой-нибудь маленький хороший фильм, даже, возможно, получивший приз на кинофестивале, и руководители могут выпустить его во всех мультиплексах, но не делают этого вовсе. Тут у российских прокатчиков срабатывает принцип «картинка не соберет» (речь, разумеется, о деньгах), ведь они лучше зрителя знают, какой фильм ему придется по вкусу.  

«Я считаю, что правильный подход – это право человека на выбор (в том числе и в кино), - продолжает Долин. - Никто не отменял принцип «сарафанного радио» (прим. приобретение потребителем товаров и услуг под влиянием чьего-то мнения): даже если нашелся всего один потребитель, мало того, что он пришел на фильм и принес деньги в кассу, так в следующий раз он приведет с собой еще двоих. Этот принцип существует еще с тех незапамятных времен, когда не существовало никаких механизмов рекламы, промоушна, маркетинга и электронных СМИ. Поэтому не должно быть такого, что, мол, никто не смотрит фильм, так что давайте перестанем его показывать. Надо показывать как можно больше картин, и люди будут смотреть их все чаще и чаще».

 

Авторское и «неавторское» кино

Так же, как не бывает «незрительского» и «нежанрового» кино, нет и такого понятия как «неавторское» кино. У любого фильма есть автор - человек, которого можно «бить» за то, что вам этот фильм не понравился. Этим человеком, как правило, является режиссер. Иногда продюсер: в тех случаях, когда он имел проект и просто нашел режиссера.

«Авторы есть у всего, другой вопрос, что далеко не все из них талантливы, - объясняет кинокритик. - Но это нормально: не может большинство людей, которые занимаются определенной профессией, быть в этой профессии талантливыми». И это правда - талант всегда в меньшинстве. Существует поверье, что авторское кино – это кино талантов, а зрительское  – кино бездарностей. Но талант автора ни в коем случае не зависит от формата, жанра фильма и каких бы то ни было иных факторов.

«Могу сказать как человек, регулярно просматривающий новинки, что 70% всех фильмов не талантливы, еще 20% - неплохие, профессиональные и с какими-то крупицами таланта, и 10% фильмов талантливы в широком диапазоне от “любопытно” до “прекрасно”», - констатирует Долин. Таким образом, бывают годы, когда не выходит ни одного гениального фильма, а бывает, выходят и по 3-4 штуки.

Все то же самое происходит и на фестивалях. По словам критика, если просмотреть Венецианский/Каннский кинофестиваль, где, в среднем, 40-45 полнометражных фильмов пытаются завладеть твоим внимание за 12 дней, удается это сделать только 4-7 картинам. Тут действует то же соотношение, что и в обычном прокате.

 

Голливуд

В Голливуде подобные тактики разделения (жанровое/«нежанровое», зрительское/«незрительское», авторское/«неавторское») уже абсолютно устарели. И тут не существует независимого кино, потому что каждая маленькая студия со своим дебютом тут же покупается гигантом. Здесь она становится просто филиалом, в большей или меньшей степени зависимым от большой студии, которая, в свою очередь, позволяет ему делать то, что он хочет, если бюджет не очень большой и финансовые риски не огромны. И филиалы делают. Внутри такой индустрии у талантливых людей есть некоторая свобода, что является несомненным плюсом.  

«Там никто не является рабом системы, как бы люди на нее ни роптали. Всегда есть контракт, определяющий твое право на финальный монтаж. Если такого права нет, не жалуйся на то, что тебе его не дали», - рассказывает Антон Долин.

Сегодня в голливудском кинематографе присутствует огромное количество больших авторов, которые, в большинстве своем, работают в авторском кино. Хотя никаких делений уже нет: артхаусное это кино или рассчитанное на массового потребителя, значение имеют только масштаб автора, его художественные амбиции, наличие у него или отсутствие своего собственного стиля. Это то, что действительно важно. А дальше все решает случай совпадения или несовпадения видения режиссера и предпочтений зрителей.

 

Россия

В России все всегда устроено немножко иным образом. Недавно у нас было подписано соглашение о добровольном квотировании нескольких крупных компаний в 2016 году, занимающих 30% рынка. Это соглашение с Министерством культуры России о том, что 20% проката будут отданы российскому кино.

«Долго думая об идее этого квотирования, я могу сказать одну вещь, - продолжает критик. - Квотирование говорит о неуважении к зрителю. Вот все процессы, о которых я рассказывал в отношении к европейскому или американскому кино, демонстрируют обратное -  уважение».

Все упирается в рынок и покупателя. В России кинематографический рынок подобен часам Хоттабыча, которые тот подарил пионеру Вольке в повести Л. Лагина «Старик Хоттабыч». То были литые часы из цельного куска золота, которые, разумеется, не ходили. Российский кинематограф – это золотые часы. Антон Долин четко пояснил эту концепцию:

«Когда в Америке, или во Франции, или в Дании думают, как сделать фильм, они начинают с шестеренок. “Что будет интересно зрителю? В каком жанре мы эту тему представим? Какая может быть история? Какой герой будет интересен зрителю? Какой актер подходит на эту роль? Какой бюджет нам потребуется? Какого режиссера можно пригласить?” И так доходит до осуществления. У нас все делается иначе. “Какой последний фильм собрал у нас деньги? Ага, а какой там играл актер? Так, это была комедия с Гошей Куценко, значит, нам нужна комедия с Гошей Куценко! Кажется, люди смотрят советские комедии. Значит, сделаем ремейк. Но ремейки на это, это и это уже сделали. Отлично, возьмем это. Кто сценарий писать будет? Так. Какой последний фильм у нас собрал деньги? Кто писал там сценарий? Кажется, вот этот, да, но он занят, но, по-моему, у него есть брат. Прекрасно, попросим брата!”. Сначала люди с трудом набирают то золото, что имеют, а потом начинают его обрабатывать, напрочь забывая о шестеренках. Как, о чем, где, когда и почему – до этого дело просто не доходит. И фильм уже может быть готов, но, о чем он, никто не знает. И, в результате, никто не хочет его смотреть».

Тем временем директора кинотеатров и кинотеатральных сетей ежедневно отслеживают количество пришедших зрителей на тот или иной фильм. Если этот фильм идет плохо, они либо переоформляют его расписание (ставят раньше/позже/на ночь), либо вообще снимают с проката. А если он оказывается популярнее остальных, то и количество сеансов на него увеличивается. И вот наш кинематограф хочет сделать так, чтобы численность аудитории напрямую зависела от того, российского производства этот фильм или нет. Если отечественный, у него всенепременно должно быть 20% сеансов. Таким образом, если в прокат выходит плохой русский фильм, то все равно сеансов на него будет больше. Отсюда вопрос: такая ситуация заставит русского зрителя больше любить отечественное кино или меньше?

 

Напоследок оптимистичные прогнозы Антона Долина: «Позитивная черта состоит в том, что наши блокбастеры – по-прежнему кино с человеческим лицом. Кому-то это лицо неприятно, кому-то оно кажется отвратительным и уродливым – это совершенно нормально.  Никто не может и не должен быть любим всеми. Но главное, что по меньшей мере это человеческое дело, которое делают люди для людей».

 

 

Использованные материалы:

http://shnit.org/en/

Страница 4 из 6