facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 10:41

 

В субботу 20 января 2018 года в Москве на Территории Правильных Напитков и ЦУН Библиотеки им. Н.А. Некрасова куратор московского Японского сада Главного Ботанического сада РАН Елена Владимировна Голосова проведет лекцию "ЯПОНСКИЕ САДЫ И ЯПОНСКИЕ САДОВНИКИ."

Сады в отличие от лесов не растут сами по себе – их создают люди. И чем большим талантом обладают эти люди, тем дольше живут их сады, и тем дольше последующие поколения помнят их имена. В средневековой Японии профессии садовник не существовало, официально она появилась только в начале ХХ века, но такой род деятельности как создание садов и тысячелетний опыт по их обустройству ко времени утверждения профессии был уже накоплен. 
В списке всемирно известных ландшафтных архитекторов мира к началу ХХI века числилось около 250 человек, из них 105 – японцы. Это люди, основным видом профессиональной деятельности которых было создание садов. Однако, множество художников и поэтов, императоров и принцев крови, талантливых администраторов и мастеров чая, влиятельных феодалов, сёгунов и простых самураев Японии тоже оставили свой след в национальной ландшафтной архитектуре. Кто-то из них зарекомендовал себя и как талантливый архитектор, как Кобори Энсю, кто-то был композитором и поэтом, как Тэйтоку Матсунага или священником и художником огромного влияния как Сэссю Тойя. Многие имена известны, но также многих имён история не сохранила, но сохранила их сады при храмах, святынях и частных виллах. 
Самые выдающиеся из них оставили множество учеников, рукописей, руководств и книг о садах и методах их создания. Эти немногие садовники имеют в Японии почётное звание сакутэйнивака. 

Лектор: Голосова Елена Владимировна Доктор сельскохозяйственных наук, ландшафтный архитектор, зам. Директора Главного ботанического сада РАН, профессор ландшафтной архитектуры МГТУ им. Н.Э. Баумана и Лесотехнического университета им. С.М. Кирова (СПб), Председатель комиссии по ландшафтной архитектуре Совета ботанических садов стран СНГ при международной ассоциации Академий Наук.

Информация из официальной группы Японского сада на фейсбуке. https://www.facebook.com/japanesegardengbs/posts/2040..
Забронировать бесплатные билеты на лекцию можно здесь: https://justtruedrinks.timepad.ru/event/644710/

 

«Рождественские звезды - 2018»

Пятница, 12 Январь 2018 18:38 Опубликовано в События

7 января 2018 года в Большом концертном зале «КОСМОС», в городе Москва состоялся ежегодный Международный фестиваль-конкурс «Рождественские звёзды». Мероприятие прошло при поддержке Департамента культуры города Москвы и посвящен десятилетию фестиваля.

Фестиваль собрал более 2500 участников из Белоруссии, Шри-Ланки, Казахстана, Узбекистана и более 90 городов России, таких как Амурск, Волгодонск, Барнаул, Артем, Симферополь, Новокузнецк, Майкоп, Березовский, Санкт-Петербург, Сочи, Новый Уренгой, Ачинск и многие другие. Большая делегация прибыла из Республики Саха (Якутия).  Участников фестиваля приветствовали певица Полина Гагарина, народный художник РФ Валентин Юдашкин, артисты цирка братья Запашные.

Самым колоритным участником фестиваля стал коллектив «Lyceum» из города Коломбо, Шри-Ланка. На несколько минут зрители окунулись в национальные шриланкийские танцы.

По результатам фестиваля-конкурса участники награждены дипломами и кубками, специальными призами, подарками. Почетный Приз «Культурная дипломатия» за пропаганду творчества народов мира и за сохранение своей самобытной национальной культуры увезли с собой из г. Октябрьский, Республика Башкортостан и из города Новый Уренгой, Ямало-Ненецкий автономный округ.

В рамках фестиваля-конкурса дети посетили Кремлевскую Елку, Московский цирк, погуляли по праздничной новогодней Москве и посетили другие мероприятия.

Подарком от оргкомитета для участников конкурса стал настоящий Рождественский бал под руководством опытного танцмейстера правительственных балов Александра Аношкина. На балу девочки превратились в сказочных принцесс, а мальчики – в галантных принцев и их принимала у себя королева бала.

Все дети получили сладкие подарки от партнеров фестиваля компании «Фруктовый сад» и Союза мороженщиков России и Ногинского хладокомбината. Также подарки были вручены от фабрики «Свобода», ООО «Чистая линия», издательства «ЭКСМО» и Гете-Института.

 

Организаторы: Фестивальный комитет «Жизнь городов» - член EAFF – Европейской Ассоциации Фольклорных Фестивалей и международного Танцевального Совета при ЮНЕСКО (CID).

 

Традиционно к ведущим акторам в политической системе современного мира принято относить суверенные государства и созданные на их основе межгосударственные организации. Сторонниками данного подхода выступают такие теоретические школы, как реализм и, с некоторыми отличиями, конструктивизм.

Одними из первых исследователей, которые стали изучать активность негосударственных транснациональных акторов (ТНА) на мировой арене, были Р.Кохэн и Дж.Най1. Однако различия в трактовке этого вопроса между представителями конкурирующих подходов значительны.

Так, реалисты, настаивая на том, что главными акторами остаются суверенные государства, рассматривают их как рационально действующие однородные политические организмы, унитарные образования, которые проводят единую политику в отношении других государств - участников международных отношений (МО). «Пространство мировой политики, - писал А.Уолферс, - полностью захвачено государствами, каждое из которых располагает контролем над территорией, людьми и ресурсами в рамках своих границ»2.

С точки зрения конструктивизма государства также играют главную роль в процессе конструирования международных норм, но они не могут игнорировать стремление транснациональных идентичностей к самоутверждению и равноправному существованию в рамках государство-центричной международной системы, поскольку они достаточно мотивированы и сильны3.

В отличие от реалистов либералы рассматривают конфигурацию акторов МО не как иерархическую, а как полиархическую4. В различных версиях либерализма речь идет о широком круге акторов государственных и частных, транснациональных и индивидуальных, сложные отношения между которыми имеют уже структуру «паутины», нити которой настолько тесно переплетены, что любое потрясение на одном из ее участков немедленно отражается на других, независимо от границ между внутренними и международными процессами, рассматриваемыми либералами как искусственные.

В этих условиях государство-нация уже не имеет монополии на политическое решение, которое частично переходит к различным альтернативным акторам - более легитимным, более способным или просто более желающим найти ответ на новые вызовы мира постмодерна. Более того, само государство не может рассматриваться как рациональный и унитарный актор. Международная политика государства есть равнодействующая постоянной борьбы, согласования и компромисса интересов бюрократической иерархии и отдельных властных структур, гражданской и военной систем общества, различных политических партий и движений, неполитических ассоциаций и профессиональных групп и т. п.

Сторонники либерального неоинституционализма утверждают, что в условиях глобализации и торжества рыночной экономики конкуренция и ценообразование становятся более несовершенными по причине недостатка информации и несимметричного распределения ресурсов между акторами. Поэтому возникает необходимость объединить и скоординировать усилия, направленные на снижение негативных последствий рынка на экономические процессы, посредством создания институтов. И в русле неоинституционалистских идей исследования европейской интеграции и функционирования ЕС на основе трансферта суверенитета и субсидиарности в середине 1990-х годов ряд авторов выдвигают понятие многоуровневого управления (multi-level governance)5.

Более того, современная динамика мировой политики (МП) показывает, что масштабы деятельности негосударственных акторов и качественное усиление политической составляющей их деятельности привели к тому, что произошло изменение самой роли государства в мировой политике. Современные акторы различаются по множеству параметров: интересам, целям, ресурсам, возможностью воздействовать на политическое развитие мира, принципам внутренней организации и т.п.6. Найти здесь «общий знаменатель» гораздо труднее, чем это было 350 лет назад, когда был определен такой «общий знаменатель» в виде национального суверенитета.

Таким образом, международный актор - это активный участник (коллективный или индивидуальный) МО и МП, обладающий возможностью - благодаря имеющимся в его распоряжении актуальным и потенциальным ресурсам и способности их эффективно использовать - самостоятельно, в соответствии с собственным пониманием своих интересов, принимать решения и реализовывать стратегию, оказывающую существенное и длительное влияние на международную систему, признаваемый в качестве такового другими участниками и принимаемый ими во внимание при принятии собственных решений7.

Для того чтобы ответить на вопрос, может ли диаспора выступать в роли транснационального актора, необходимо дать определение самому термину «диаспора». Однако объективная сложность и разноплановость такого явления, как диаспора, приводит к тому, что в научной среде нет единства в понимании этого феномена. Одним из наиболее распространенных признаков диаспоры является проживание вне страны своего происхождения части народа (этноса), образующего сплоченные и устойчивые этнические группы в стране проживания и имеющего социальные институты для поддержания и развития своей идентичности и общности. По степени влияния на систему международных связей этнические диаспоры подразделяют на мировые, региональные и так называемые «boarding minority» (пограничные меньшинства). Наиболее значимой является роль мировых диаспор, к которым относятся армянская, еврейская, китайская и др.

Различные ТНА могут иметь тесную связь с государством: получать финансовую поддержку через гранты, иметь представителей государства в своих структурах и т.п. Нередко формируются так называемые «гибридные образования», являющиеся государственными и негосударственными структурами одновременно8. Ярким примером этому может выступать Республика Армения, которая через специализированные институты, такие как Министерство диаспоры, поддерживает связь и участвует в жизни диаспоры в различных странах. Сама же Армения играет роль сакрального центра армянского мира, главного органа поддержки и сохранения национальной культуры, а также узла связи всех диаспор, поскольку она является центром Армянской апостольской церкви: на ее территории находится духовный центр ААЦ Святой Эчмиадзин, который входит в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, резиденция Патриарха-Католикоса и большинство религиозных учебных заведений.

Если говорить о государстве, то в современном мире ресурс государств расслаивается. Значимыми оказываются не только военная мощь, но и экономическая, а также социально-гуманитарная составляющая, связанная с «мягкой силой». Далеко не все государства, несмотря на то что они являются ведущими акторами в политической системе этого мира, могут самостоятельно оказывать существенное влияние на мировые политические процессы.

Поэтому власти Армении рассматривают диаспору за рубежом в качестве фактора, способного не только помочь развитию государства, но и ощутимо укрепить позиции Армении в международных отношениях. И в этом плане армянская диаспора сегодня - важная ресурсная база для проведения эффективной внешней и внутренней политики страны.

В целом экономические и финансовые показатели остаются главным ресурсом для бизнес-структур. В то же время для многих международных неправительственных организаций ресурсом выступает обладание информацией «с мест», наличие определенных знаний и умений, а также доверие населения9.

Так, правительство Армении заинтересовано в сохранении армянской диаспоры на своих местах, при этом активно используя ее финансовые, организационные и информационно-аналитические ресурсы в интересах республики. Диаспора представлена в большинстве стран мира и оказывает значительную финансовую помощь. Крупнейшей инвестицией в экономику Армении стало выделение 100 млн. долларов американским магнатом армянского происхождения Кирком Керкоряном на развитие частного предпринимательства Армении. Активно помогают Армении и армянские благотворительные организации США и Европы.

Однако по своей структурной организованности и политической направленности армянские диаспоры несколько отличаются друг от друга. Так, например, представители диаспоры, особенно проживающие в США и Франции, стараются «повернуть» внешнюю политику Армении «лицом к Западу и НАТО», российские же армяне выступают за стратегический союз с Россией.

На данный момент в США проживают около 1,5 млн. армян, и, по мнению Збигнева Бжезинского и других политических экспертов, по своему финансовому могуществу армянское лобби в США является одним из наиболее эффективных этнических лобби в Америке.

В США большую активность в деле политической поддержки Армении и официального признания армянского геноцида проявляет Армянский национальный комитет Америки (АНКА) - наиболее сильная, хорошо организованная и разветвленная организация армянской диаспоры со штаб-квартирой в Вашингтоне.

Благодаря усилиям армянского лобби карабахскому конфликту в США уделялось большое внимание со стороны властей и средств массовой информации. В этот период армянская диаспора выделяла десятки миллионов долларов в помощь Армении. Частично из-за этого США признали независимую Армению уже в декабре 1991 года.

Больших успехов армянское лобби достигло в оказании материальной помощи Армении и НКР со стороны американского правительства. Толчком к началу такой помощи стало Спитакское землетрясение. В последующие годы со стороны американского правительства была оказана финансовая помощь на сотни миллионов долларов. В 2000 году финансовая помощь США Армении составила 102,4 млн. долларов и в пересчете на душу населения уступила только помощи Израилю. Причем в предыдущие годы размер помощи только нарастал на фоне общего сокращения помощи США.

В октябре 2000 года АНКА добился от Комитета по иностранным делам Палаты представителей одобрения резолюции №596 о признании геноцида армян. Резолюция была вынесена на обсуждение всей палаты. Хотя в резолюции содержались формулировки, освобождающие современную Турцию от ответственности за преступления Османской империи, реакция турецкого правительства была крайне негативной. Администрация Б.Клинтона была вынуждена предпринять экстренные меры, для того чтобы добиться отмены резолюции и не допустить ухудшения американо-турецких отношений.

В настоящее время численность американских конгрессменов, принадлежащих к так называемой «армянской группе», составляет около 130 человек. После распада СССР армянское лобби добилось для Армении самой большой по размерам гуманитарной помощи среди стран СНГ по правительственной линии. На конец 1990-х - начало 2000-х годов объем гуманитарной помощи, оказываемой США Армении, составлял 239 млн. долларов10.

После распада СССР на территории России появилась качественно новая армянская диаспора, влияние которой как на внешнюю политику Армении, так и на российско-армянские отношения до сих пор было невелико.

По ряду объективных причин она не имела опыта и традиций в организации общинной жизни и формировании национальных общественных институтов. Поэтому в отличие от армян, обосновавшихся в разных российских городах во времена СССР, которые были адаптированы как в этнокультурном, так и в правовом смысле, эта новая диаспора, причиной возникновения которой являлись экономический и политический факторы, была крайне разрознена.

Тому предшествовал ряд причин: крайняя разобщенность и неоднородность армянской диаспоры в России, отсутствие диаспоральных институтов для консолидации армян, что объясняет слабый лоббистский потенциал российской армянской общины, непоследовательная диаспоральная политика властей Республики Армения.

Вследствие этих причин армянская диаспора в России менее консолидирована, чем в странах дальнего зарубежья. Для сравнения - во Франции и США армянский бизнес не только финансирует церкви, школы, культурные центры, но и выделяет деньги на представительскую деятельность армянских посольств11.

Тем не менее при анализе ресурсной базы и значительном неиспользованном потенциале армянской диаспоры и ее влиянии на мировую политику следует сказать, что по своим возможностям и при регулятивной функции государства она может выступать в роли транснационального актора в принятии важных политических решений на международной арене. Консолидированная, обладающая высоким экономическим потенциалом, эффективно использующая механизм политического лоббизма диаспора способна не только обеспечить максимально благоприятные условия для собственного существования, но и стать действенным «мостом» в развитии отношений между страной проживания и исторической родиной, а также взять на себя те функции, которые не способно выполнять само государство.

 

 

 1Keohane R.O. and Nye J.S. Transnational Relations and World Politics: An Introduction / International Organization/1971. Vol. 25. №3. P. 329-349 // www.ucm.es/info/sdrelint/ficheros_materiales/materiales016.pdf

 2Wolfers A. Discord and Collaboration. Baltimore: The John Hopkins University Press, 1962. P. 24.

 3Klotz А., Lynch С. Le constructivisme dans la theorie des relations internationales // Critique internationale. №2. Hiver, 1999. P. 12.

 4См., например: Brown S. New Forces in World Politics. Washington: Brookings, 1974.

 5Marks G., Hooghe L. & Blank K. European Integration since the 1980s: State-Centric versus Multi-Level Governance // Journal of Common Market Studies. 1996. Vol. 34. №3. P. 341-378.

 6Risse Th. Transnational Actors and World Politics // Handbook of International Relations / Ed. by W.Carsnaes, Th.Risse, B.A.Simmons. L., a.o.: Sage, 2002. P. 255-274; Лебедева М. Новые транснациональные акторы и изменение политической системы мира // Космополис. 2003. №3. С. 28-38.

 7Цыганков П.А. Международные отношения: Учебное пособие. М.: Новая школа, 1996. С. 35 // www.worldspol.socio.msu.ru/biblioteka/5/Actori_i_Factori.pdf

 8Зегберс К. Сшивая лоскутное одеяло… (Шансы и риск глобализации в России) // Pro et Contro. 1999. Т. 4. С. 65-83.

 9Лебедева М.М. Акторы современной мировой политики: тренды развития. М.: МГИМО-Университет, 2007. С. 39-40.

10http://www.novopol.ru/text306.html

11Полоскова Т.В. Современные диаспоры. Внутриполитический и международный аспекты. М.: Научная книга, 1999. С. 120-121.

 

В современном мире глобализации интересы бизнеса и политики тесно переплетены. Нередко одни и те же механизмы могут успешно содействовать как расширению географии и масштабов экономической деятельности страны, так и ее политической привлекательности на международной арене. Одним из таких эффективных средств усиления «мягкого влияния» и экономического процветания страны является так называемый национальный (государственный) брендинг.

В условиях глобальной конкуренции государств и городов за привлечение международного капитала вопрос формирования государственного бренда имеет не только политическое, но и колоссальное экономическое значение. В особенности это справедливо для Азербайджанской Республики, преследующей цель становления иностранного туризма в качестве одной из основных отраслей национальной экономики.

 

Концептуальные основы

 

Известный британский эксперт в области брендинга, основатель консалтинговой компании Global Cities, Дэвид Адам определяет национальный брендинг как государственную стратегию по созданию репутационного капитала путем самопрезентации страны и ее экономических и политических интересов за рубежом.[i]

 

Смена парадигм: время дипломатии «образов»

 

По мнению известного ученого Питера Ван Хэма[ii] из Нидерландского института международных отношений «Клингендаль» (Гаага, Нидерланды), внесшего существенный вклад в исследование взаимосвязи национального брендинга и дипломатии «мягкой силы», возросшая роль национального брендинга обусловлена, прежде всего, сменой парадигм геополитики модерна и международных отношений на постмодернистскую концепцию «мира образов и влияния».[iii]

Традиционная дипломатия постепенно исчезает, считает он, и современным политикам для достижения успеха необходимо научиться навыкам бренд-менеджмента. В этом контексте, в первую очередь, они должны суметь определить бренд-нишу своего государства и быть готовыми к конкуренции не только с брендами других государств, но и с глобальными бизнес-брендами. Как утверждает Ван Хэм, в этой жесткой конкуренции государства со слабым брендом «не выживут».[iv]

В настоящее время проводятся серьезные исследования на тему концептуальной взаимосвязи публичной дипломатии и национального брендинга. По утверждению Сонди Дьердя, лектора Бизнес-школы Университета г. Лидс (Leeds University Business School), обе сферы обращены к иностранной аудитории и преследуют цель формирования у нее определенного восприятия своей идентичности. Но, если публичная дипломатия нацелена на достижение политических дивидендов, то национальный брендинг ориентирован на экономический результат.[v]

Следует отметить, что бренд – это не только сам имидж, но и инструменты, посредством которых он формируется. При формировании национального имиджа многие государства прибегают к так называемой «политике образов», цель которой – формирование максимально структурированного пространства содействия позитивному восприятию национальных интересов государства.[vi]

 

Быть глобально полезным

 

Как утверждает Саймон Анхольт, ведущий специалист в области построения национального бренд-имиджа государства, учредитель журнала «Брендинг мест и публичная дипломатия» (Place Branding and Public Diplomacy),[vii] имидж государства нельзя создать одними логотипами, рекламными акциями или через коммуникации. Настоящую репутацию необходимо заслужить.[viii]

По его мнению, если страна хочет получить хороший имидж, то она должна прилагать усилия в решении какой-либо из глобальных задач, стоящих перед человечеством. Иными словами - быть всемирно полезной, а не замыкаться в себе. Мы живем во времена огромных всемирных вызовов, таких как: глобальное потепление, международный терроризм, экономическая нестабильность и т.д. И чем более активным будет то или иное государство в решении глобальных проблем современности, тем  лучшей репутации на международной арене может добиться.[ix]

 

Критерии оценки

 

Существенную роль в определении успешности государств в области построения национального брендинга играют авторитетные рейтинговые агентства. Сам Саймон Анхольт, оценивая страны по таким критериям, как уровень человеческого капитала, экспорт, туристическая привлекательность, открытость, дружелюбие и гостеприимство обществаи т.д., регулярно проводит два глобальных исследования, известные в мире как Anholt-GfK Roper Nation Brands Index («Индекс национальных брендов») и Anholt-GfK Roper City Brands Index («Индекс брендов городов»).[x]

Большинство международных агентств в целом придерживаются вышеперечисленных критериев как основных в оценке успешности бренд-имиджа государства. Но, есть и те, что придерживаются иных методологий, избегая универсального подхода для всех стран и городов, составляя для каждого региона в отдельности свой ряд критериев, учитывая особенности самого региона и целевой аудитории.[xi]

В ряде случаев, к примеру, целесообразно несколько расширить список критериев, учитывая также культурную привлекательность государства, внешнеполитическую активность страны и личность главы государства, роль которого, зачастую, может быть существенной в формировании национального имиджа.

 

Системный подход

 

По мнению профессора российской Дипломатической академии, Марка Неймарка, сторонника системного подхода к формированию имиджа государства на мировой арене, для создания правильного репутационного капитала необходимо наличие профильного менеджмента и серьезной имиджевой внешнеполитической структуры с надлежащими возможностями и полномочиями, а при реализации имиджевых кампаний необходимо учитывать специфику общественного мнения внешней аудитории, характер ее структурированности и особенности ее восприятия.

Профессор Неймарк также справедливо утверждает, что разрозненный имиджевый вброс даже самой позитивной, но бессистемной информации мало что добавляет к международной репутации.[xii]

* * *

Успешно развивающийся и имеющий впечатляющие достижения в различных областях за довольно короткий срок восстановленной независимости Азербайджан заинтересован в презентации своей страны и ее достижений широкому кругу международного сообщества, в том числе для привлечения новых международных бизнес-партнеров и инвесторов, одновременно укрепляя и внешнеполитические связи.

 

Возродить и популяризировать свою идентичность

 

Помимо экономических выгод (повышения инвестиционной привлекательности) и политических дивидендов (роста международного влияния), стратегия государственного брендинга важна для определения своего места в глобальном гуманитарном пространстве.

Для Азербайджана, восстановившего независимость четверть века назад, построение правильной брендинговой стратегии – вопрос стратегической важности. С распадом Советского Союза Азербайджан получил историческую возможность формирования своей собственной идентичности в международном гуманитарном пространстве, утверждения своего места в глобальном мире.

Поэтому бренд Азербайджана должен содержать некое послание миру. С одной стороны, он должен отражать азербайджанскую историю, культуру, то есть, сообщать о национальных корнях Азербайджана, с другой стороны – он должен быть направлен в будущее, демонстрировать вектор развития страны, ее современность, вдохновлять и привлекать как внешнюю, так и внутреннюю аудиторию.

Поэтому в основе формирования брендинговой политики должны лежать знания тонкостей историко-культурного наследия, особенностей географического расположения, системы ценностей, которых страна придерживается в своем развитии, ключевых национальных компетенций – областей, в которых государство традиционно считается сильным, успешным.

То есть, бренд может состоять из разных элементов идентичности – культурной, политической, географической, экономической, цивилизационной и т.д. Но все эти элементы в сумме должны объяснить внешней аудитории:

  • кто мы (какая у нас культура, история, традиции, ценности);

  • в каком направлении движемся (современность страны и вектор ее развития).

* * *

Таким образом, в эпоху глобальных рынков и современных медиа искусство национального брендинга становится ключевым инструментом в международных отношениях, а само понятие бренда государства является категорией многоплановой, включающей в себя экономический, политический и культурный аспекты.

Попробуем сгруппировать основные задачи стратегии национального брендинга Азербайджана:

  • экономическая – повышение инвестиционной привлекательности страны; стимулирование деловой активности;

  • туристическая – привлечение иностранных туристов. Туризм – категория не только экономическая, но и культурная. Развитие иностранного туризма, с одной стороны, несет экономические дивиденды, с другой – служит популяризации страны и культурному обмену, усиливая в целом «мягкую силу» страны;

  • политическая – благодаря правильно сформированному образу Азербайджан легко входит в конкретную среду, привлекает к себе внимание, вызывает доверие и симпатию. Таким образом, происходит наращивание политического влияния Баку, увеличение числа его международных партнеров, усиление его международного авторитета;

  • имиджевая – благоприятный имидж позволяет подчеркивать наиболее привлекательные стороны государства, акцентируя внимание международной аудитории именно на качествах, вызывающих симпатию или доброе расположение.

  • пропагандистская – доведение до широкой аудитории объективных сведений о достижениях  и проблемах страны, в том числе, распространение реалий о нагорно-карабахском конфликте.

  • культурная – становление Азербайджана как одного из важных международных культурных центров на глобальной карте мира.

 

Практические шаги

 

Официальный Баку активно работает над созданием и продвижением государственного бренда. В геополитическом контексте, опираясь на энергетический и транспортно-географический потенциалы, формируется бренд Азербайджана как стратегически важного логистического и энергетического центра на глобальной карте мира.

Но, с точки зрения «мягкой силы» больший интерес представляет потенциал гуманитарного фактора в формировании брендинговой стратегии. Для максимально эффективного использования гуманитарного фактора в формировании  позитивного имиджа страны и развитии международных связей правительством ведётся работа в нескольких направлениях.

Практическую значимость в этом контексте имеет целенаправленная деятельность по проведению в Азербайджане глобальных имиджевых мероприятий. Баку в последние годы активно выступает инициатором и организатором большого количества культурных, спортивных, экономических и политических мероприятий международного значения.

 

Тест на готовность

 

Своеобразным испытанием на готовность принимать на соответствующем уровне мероприятия международного формата для Азербайджана стала победа азербайджанских исполнителей на международном музыкальном конкурсе Евровидение 2011.

Организовав за рекордно короткие сроки, включая строительство соответствующей инфраструктуры, на высочайшем уровне песенный конкурс «Евровидение» 2012, Баку приобрел колоссальный опыт, ощутил силы и готовность для проведения крупных мероприятий по популяризации страны и демонстрации её политических и экономических достижений последних лет.

Безусловно, проведение столь популярного во всем мире международного песенного конкурса в Азербайджане открыло большие медийные возможности для популяризации молодого государства во всем мире. Благодаря освещению данного мероприятия тысячами журналистов из десятков стран с аудиторией в сотни миллионов зрителей, многие узнали об Азербайджане и его богатой музыкальной культуре.

Для самих азербайджанцев успех в "Евровидении" имел важное значение не только для бренда музыкальной культуры, привлекая международное внимание ко всей музыкальной традиции народа, но и в контексте стимулирования выхода и других национальных форм искусства на более широкий международный уровень, опосредованно влияя и на глобальное политическое восприятие Азербайджана элитами разных стран.[xiii]

 

Формирование гуманитарного пространства

 

Среди реализуемых правительством масштабных имиджевых проектов особое место занимает проведение в Баку международных мероприятий с привлечением видных политических и общественных деятелей, международных экспертов со всего мира с целью обсуждения глобальных политических, экономических и цивилизационных проблем современности и совместного поиска их решений.

В поиске решений гуманитарных проблем современности Баку выступил инициатором и организатором серии таких международно-значимых событий, как:

  • Всемирный форум по межкультурному диалогу, проводимый правительством Азербайджана совместно с ЮНЕСКО, Альянсом цивилизаций ООН, Советом Европы, Центром Север-Юг, ИСЕСКО в рамках Бакинского процесса по межкультурному диалогу.[xiv] Целью форума является консолидация усилий международных государственных и общественных структур в деле укрепления межнационального и межрелигиозного согласия, в выработке рекомендаций и популяризации идей мультикультурализма.

  • Бакинский международный гуманитарный Форум, именуемый в экспертных кругах «Интеллектуальным Давосом» за формирование международной гуманитарной повестки дня. Примечательно, что проект начинался как совместный Российско-азербайджанский гуманитарный форум под патронатом президентов Азербайджана и России, и впервые прошёл в Баку в январе 2010 г.  Впоследствии по инициативе глав двух государств Форуму был придан международный формат.

  • Глобальный форум открытых обществ, проводимый при поддержке Государственного комитета по работе с диаспорой, Международного центра "Низами Гянджеви" и Мадридского клуба в рамках сотрудничества со Всемирной академией наук и культуры, ООН и Александрийской библиотекой. Авторитетные политические лидеры, действующие и бывшие руководители государств, ведущие политики ученые из почти 100 стран собираются ежегодно для обсуждения текущих тенденций в сфере международных отношений, основных угроз для международного мира и безопасности и поиска путей их преодоления.

Вышеперечисленные мероприятия, ежегодно проводимые с участием тысячи видных представителей научной, культурной и политической элиты всего мира, в том числе – лауреатов Нобелевских премий, действующих и бывших глав государств, руководителей влиятельных международных организаций и транснациональных корпораций, образуют каркас стратегии по формированию бренда Баку как важного международного гуманитарного центра.

 

Мост между Востоком и Западом

 

Центральное место в политике международного гуманитарного сотрудничества, продвигаемого руководством Азербайджана, занимает развитие межкультурного диалога – сфера, в которой Азербайджан видит свою национальную компетентность как государство, традиционно считающееся образцом высокой этики межнациональных и межконфессиональных отношений. Показателем толерантности азербайджанцев является мирное сосуществование и свободное, нестесненное развитие в стране представителей множества народов, наций, этносов и религий.[xv]

 В Азербайджане, население которого преимущественно исповедует ислам, веками бок о бок живут представители различных конфессий и культур, в том числе большая христианская и иудейская общины. По утверждению израильского эксперта Арье Гута, Азербайджан, в котором издавна проживает крупная еврейская община, является примером самого толерантного отношения к евреям в мусульманском мире.[xvi] Созвучную его мнению мысль озвучил и Шимон Ланкри, мэр израильского города Акко: «Азербайджан сегодня является подлинным образцом межцивилизационного и межрелигиозного диалога. Будучи в Азербайджане, я посетил поселок Красная Слобода, и я еще раз убедился, что после Израиля, это единственное и уникальное место компактного проживания евреев в мире, это настоящая гордость Азербайджана».[xvii]

То есть, межкультурный диалог является областью, где Азербайджан имеет все возможности взять на себя глобальную инициативу по развитию широкого международного межнационального и межконфессионального общения. За годы независимости государством были построены несколько синагог, католическая церковь, отреставрированы православные храмы, мечети.

Как логическое продолжение данного процесса в Азербайджане были учреждены два важных государственных института: учреждена должность государственного советника по межнациональным вопросам, вопросам мультикультурализма и религии, и создан Бакинский международный центр мультикультурализма.

Таким образом, по мнению Асифа Усубалиева, руководителя Научно-методического центра культуроведения Министерства культуры и туризма Азербайджана, политика государства по продвижению межкультурного диалога  перешла в качественно новую стадию своего развития – стадию институционализации и международной легитимизации первенства Азербайджана в вопросах глобальной пропаганды интеграционных основ межкультурного диалога и ценностных проявлений мультикультурализма.[xviii]

Следует отметить, что деятельность по продвижению межкультурного диалога соответствует концепции бренд-имиджа Саймона Анхольта по выполнению государством глобально-значимой миссии. Проблема поиска путей мирного сосуществования и позитивного взаимодействия различных культур в условиях усиления крайне радикальных тенденций и межконфессиональной конфронтации в мире приобретает сегодня поистине планетарный масштаб, и положительный опыт Азербайджана, сочетающего исламские и европейские ценности, вызывает неподдельный интерес и получает много позитивных откликов за рубежом.

 

Механизм публичной дипломатии

 

Формирование в Баку подобных международных площадок имеет, безусловно, и колоссальное внешнеполитическое значение для Азербайджана, содействуя достижению ряда важных задач публичной дипломатии.

  • Прежде всего, это – уникальные трибуны для донесения до международных партнеров своей позиции по ключевым вопросам внешней политики, в том числе, по конфликту вокруг Нагорного Карабаха.

  • Во-вторых, это – площадки для выстраивания стратегических коммуникаций с ключевыми международными фигурами и лидерами общественного мнения через систему академических и культурных контактов, и, как результат – обрастания новыми международными связами и каналами неформальной дипломатии для последующего взаимодействия с иностранной аудиторией. 

  • В-третьих, это – возможность популяризации страны и демонстрации ее достижений в результате выработки долгосрочной информационной кампании по освещению данных мероприятий, популяризации государственной политики в сфере международного сотрудничества во влиятельных международных СМИ.

  • В-четвертых, в результате целенаправленной политики проведения глобальных мероприятий по продвижению межкультурного диалога и развития международного гуманитарного сотрудничества происходит формирование устойчивой репутации Азербайджана как активного участника глобальных процессов, что, одновременно, служит росту его политического веса в международных делах.

  • И, наконец, происходит постепенное усиление «мягкой силы» Азербайджана по мере роста авторитета вышеупомянутых форумов как международно-признанных дискуссионных площадок, превращая их со временем в механизм «мягкого» влияния.

Помимо формирования позитивного имиджа государства, организация авторитетных международных мероприятий имеет также весьма высокое политическое значение как средство влияния на международные процессы. В современных условиях происходящего геополитического переформатирования миропорядка, на фоне глобального кризиса доверия к ныне существующим международным механизмам регулирования международных отношений, диалоговые площадки подобного уровня, по сути, представляют собой платформы, на которых происходит осмысление всемирной интеллектуальной элитой глобальных вызовов современности, где формируется передовыми умами планеты видение архитектуры будущего мира. И участие Азербайджана в этом важном историческом процессе закрепляет за ним бренд активного участника международных процессов и влиятельного игрока на политической карте мира.

 

Спортивная дипломатия

 

Другим важным направлением политики по проведению крупных имиджевых мероприятий в Азербайджане является – организация международных спортивных состязаний.

Спортивная отрасль – важный элемент межгосударственной политико-пропагандистской деятельности. Переплетение международного спорта и политики в современном мире является неоспоримым фактом, что превращает спорт в неотъемлемый компонент «мягкой силы».

По мнению Татьяны Зоновой, профессора университета МГИМО (Россия), велика роль спортивной дипломатии, как неотъемлемой части культурной и публичной дипломатии, в наведении культурных мостов, преодолении  националистических настроений и стереотипов.[xix]

В свою очередь, профессор университета Бонд (Австралия) Стюарт Мюррей считает, что проведение спортивных мероприятий способствует формированию благоприятного международного имиджа страны, помогает информировать мировую общественность о важных достижениях страны,  формируя, таким образом, у нее «нужное» восприятие, отвечающее внешнеполитическим целям страны-организатора.[xx]

 

Туризм прилагается

 

Помимо прочего, спортивные мероприятия обладают колоссальным туристическим потенциалом. В этом контексте следует подчеркнуть, что спортивный туризм выгодно отличается от классического туризма тем, что если во втором случае «выход» к аудитории претерпевает жесткую международную конкуренцию, то в первом – целевая аудитория «прилагается» к самому событию без особых PR-усилий со стороны организаторов.[xxi]

Можно сказать, что международные спортивные события независимо от места проведения (страны и города) представляют собой постоянно передвигающиеся площадки с уже сформированной целевой аудиторией – постоянным количеством болельщиков и телезрителей.

По утверждению Барри Сандерса, американского эксперта в области публичной дипломатии и международного спорта, суммарная численность спортивной аудитории по всему миру превышает численность любой другой целевой аудитории, в том числе аудиторию политических новостей и кинофильмов.[xxii] Что является одной из основных причин столь сильной конкуренции со стороны различных стран за право проведения у себя глобальных спортивных мероприятий. И здесь, в первую очередь, речь идет об Олимпийских играх.

Традиционно Олимпийские игры воспринимались не только как спортивное мероприятие, но и как серьёзный фактор  в межгосударственных отношениях. Характерной чертой олимпийской дипломатии является её миротворческая миссия. Для принимающей страны проведение Олимпиады является уникальной возможностью демонстрации миру своих достижений и  успехов, пропаганды своей культуры и ценностей.

В этом контексте сложно переоценить значение для Азербайджaна, как для страны-организатора, таких мaштабных мероприятий, как Первые в истории Европейские игры (2015), Международнaя Шaхматная Олимпиaда (2016), Исламские игры солидарности (2017), «Формула–1» и Евро 2020.

Таким образом, на ближайшие годы Азербайджан становится центром европейских, исламских и всемирных игр, что способствует формированию бренда Баку, как крупного спортивного центра, что, как свидетельствует мировой опыт, является важным дипломатическим инструментом.

 

Европейские игры 2015

 

Самым значимым событием в спортивной жизни независимого Азербайджана стали прошедшие Первые в истории Европейские игры, не уступавшие по уровню организации и масштабу Олимпийским играм.

Грандиозные церемонии открытия и закрытия, слаженность работы организационного комитета и всех государственных структур, высочайший уровень обеспечения безопасности, консолидация общества вокруг общего праздника продемонстрировали главное – высокий мобилизационный потенциал государства и общества для реализации масштабных государственных задач.

Отдельно следует отметить предварявшую кампанию по популяризации Европейских игр – проведение на высочайшем государственном уровне презентаций с вовлечением высших культурных и деловых кругов стран ознакомления в крупных европейских городах, таких как: Рим, Париж, Лондон, Берлин, Москва и др. В контексте «мягкого влияния» это значительно расширило возможности политического аспекта данного мероприятия, формируя, таким образом, предшествующую играм передвижную диалоговую площадку, создающую дополнительные возможности для популяризации страны и контактов на высшем уровне. Личное участие Первой леди на проводимых презентационных мероприятиях позволило поднять их планку на должную высоту, обеспечив высокий статус и «звездность» посетивших их гостей, широту и объемность освещения события в зарубежной прессе.

Блестящими оказались и спортивные достижения – заняв второе по медальному зачету, завоевав в общей сложности более полусотни наград, в том числе 21 золотую, Азербайджан продемонстрировал, что к Европейским играм нарастил не только инфраструктурную мощь. Таким образом, Азербайджан, взявшись провести Европейские игры, получил еще одну возможность показать миру и окрепшие мускулы.[xxiii]

Нельзя забывать, что международные комплексные соревнования нацелены не только на внешнюю аудиторию, но и в значительной степени на внутреннюю, способствуя подъему национального духа, стимулируя коллективное чувство победы и оптимизма.

Успешное проведение со стороны относительно небольшой и молодой страны столь масштабного в мировом спорте события, с учетом взаимосвязи спорта и политики, придало Азербайджану внушительный политический вес. Таким образом, Европейские игры стали успешным примером эффективного применения спорта в усилении азербайджанской «мягкой силы» и формирования позитивного имиджа страны. [xxiv] 

 

Всемирная шахматная Олимпиада

 

В наступившем 2016-ом году азербайджанская столица примет еще одно из крупнейших спортивных мероприятий планеты - Всемирную шахматную Олимпиаду, выиграв право ее проведения в нелегкой конкуренции с городами Албена (Болгария) и Таллинн (Эстония) на Конгрессе Международной федерации шахмат в Стамбуле.

Для того, чтобы в полной мере оценить всю важность этого события следует принять во внимание сам вид состязаний. Это, пожалуй, тот случай, когда и факт проведения мероприятия в Баку и участие в нем сборной Азербайджана одинаково важны и служат укреплению не только спортивного имиджа, но значительно шире – национального имиджа страны. И связано это, безусловно, с самим видом игр – шахматами – интеллектуальным искусством, лучших знатоков которого автоматически причисляют к категории самых умных людей планеты, что в свою очередь, серьезным образом содействует позитивному имиджу и узнаваемости страны на международной арене.

Согласно широко распространенному мнению, главное в шахматах – это состязание умов. В то же время, это состязание характеров, эмоциональной устойчивости и других важных личностных качеств. Не редко проводят параллели между игрой в шахматы и искусством дипломатии. Ведь в шахматах, как и в большой политике – важны точный расчет, стратегическое мышление, самообладание и знание психологии соперника.

Эдгар По однажды заметил, что “представление о шахматах, как об игре, исключительно полезной для ума, основано на недоразумении.”[xxv]Созвучную мысль огласил Хосе Рауль Капабланка: «Шахматы - это больше чем игра. Это - интеллектуальная диверсия, у которой есть определенные артистические качества и много научных элементов».

В результате многолетней государственной поддержки шахматы в Азербайджане получили широкое раз­витие. Бакинская шахматная школа, воспитанником которой является и всемирно известный Гарри Каспаров, взрастила за годы независимости страны новое поколение звезд шахматного мира, в том числе, Теймура Раджабова, Шахрияра Мамедъярова и, к сожалению, скоропостижно отошедшего в мир иной, Вугара Гашимова. Несмотря на довольно молодой возраст, все трое были включены в списке ФИДЕ в двадцатку сильнейших шахматистов.

 

Влияние на карабахский конфликт

 

С политической точки зрения, для Азербайджана, находящегося фактически в состоянии войны с Арменией, проведение масштабных мероприятий международного формата имеет стратегическое значение. С одной стороны, это – уникальная возможность демонстрации возросшей экономической мощи государства, с другой – показатель вектора развития Азербайджана, его амбиций на значимое место в мировом сообществе и нацеленности на созидательное развитие и международное сотрудничество.

Превращение Азербайджана в региональный культурный и политический центр увеличивает его привлекательность, и соответственно, возможности его «мягкой силы» для мирного урегулирования карабахского конфликта.

Проведение же спортивных мероприятий глобального значения открывает возможности для участия и армянских спортсменов в этих состязаниях. Как было отмечено выше, характерной чертой олимпийской дипломатии является её миротворческая миссия. Участие армянских спортсменов в Европейских играх в Баку позволило им воочию убедиться в развитии Азербайджана, что называется «увидеть своими глазами», а также избавиться от многих негативных стереотипов. В этом контексте уместно вспомнить случай с награждением спортсменов на Европейских играх, во время которого президент Азербайджана жестом руки обратился к аудитории, призвав соблюсти спортивную этику и проявить должное уважение к армянскому спортсмену во время его награждения.[xxvi] Данный поступок президента был освещен как в местных, так и зарубежных, в том числе армянских СМИ, что оказало позитивное воздействие на общественное мнение конфликтующих сторон.

* * *

Таким образом, каждое из вышеперечисленных мероприятий формирует репутацию Азербайджана как активного участника глобальных процессов, пользующегося доверием и уважением партнёров. Вместе с тем, проведение имиджевых мероприятий стимулирует масштабное развитие инфраструктуры, необходимой для приема большого количества иностранных гостей – аэропортов, гостиниц, спортивных и культурных сооружений международного уровня, курортных центров и т.д., меняя не только политический, но и внешний облик страны.

Поэтому, проведение международных мероприятий глобального значения следует рассматривать как в контексте публичной дипломатии, так и с точки зрения развития иностранного туризма и повышения инвестиционной привлекательности страны.

При этом необходимо отметить, что влияние перечисленных в статье имиджевых акций на формирование бренда страны носит многоуровневый характер. Так если проведение гуманитарных форумов  влияет  на восприятие Азербайджана, прежде всего, в умах узкой целевой аудитории (всемирной интеллектуальной, политической и деловой элиты), то проведение культурно-массовых мероприятий (музыкальные конкурсы, спортивные состязания) позволяет охватить аудиторию широких масс.

Возвращаясь к теориям Саймона Анхольта о важности завоевания государственной репутации заслугами в решении глобальных задач человечества и Питера Ван Хэма о бренд-нише государства, отметим, что Азербайджан определил для себя нишу международного гуманитарного сотрудничества и оказывает самое активное практическое содействие решению актуальных задач международной гуманитарной повестки дня, выступая зачастую инициатором многих процессов в этой области.

Таким образом, восстановившая независимость чуть более четверти века назад Азербайджанская Республика посредством целенаправленной имиджевой политики демонстрирует свою современность, динамичное развитие, утверждая свое место как новый центр политических, спортивных, гуманитарных инициатив на политической карте мира.

На основе проведенного анализа можно заключить, что в настоящее время формирование государственного бренда Азербайджана происходит определенным структурированным образом в соответствии с видением государства своего места в глобальном мире в настоящем и развития всего региона в будущем.

 

[i] David Adam. 21st Century Public Diplomacy. Towards Good Governance in the 21st Century: The Role of Place-Branding in Building Global Civil Society. Political and Economic Context // Cultural diplomacy. [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://www.culturaldiplomacy.org/academy/content/pdf/participant-papers/2013-12-annual/21st_Century_Public_Diplomacy_David_Adam.pdf

[ii] Association for Place Branding  & Public Diplomacy [Электронный ресурс] // Режим доступа:  http://www.nationbranding.de/site_english/advisory_board/peter-vanham.php

[iii] Van Ham, P. The Rise of the brand state: The postmodern politics of image and reputation // Foreign Affairs, 8(5), - 2001.  pp. 2 – 6.

[iv] Van Ham, P. The Rise of the Brand State // Foreign Affairs. – 2001 [Электронный ресурс] // Режим доступа:  http://www.foreignaffairs.com/articles/57229/peter-van-ham/the-rise-of-the-brand-state

[v] Szondi Gyorgy. Public Diplomacy and  Nation Branding: Conceptual Similarities and Differences, 2008, Discussion Papers in Diplomacy.

[vi] Межкультурная коммуникация и международный культурный обмен: учеб. пособие / Н.М. Боголюбова, Ю.В. Николаева – СПб.: Издательство «СПбКО», 2009.

[vii] Place Branding and Public Diplomacy //. [Электронный ресурс] // Режим доступа:  http://www.palgrave-journals.com/pb/index.html

[viii] Nation “Branding”: Propaganda or Statecraft? by Simon Anholt // Public Diplomacy Magazine. [Электронный ресурс] // Режим доступа:  http://publicdiplomacymagazine.com/nation-branding-propaganda-or-statecraft/

[ix] Саймон Анхольт: Проблема России в том, что ее считают обузой.// Сноб. - 2012, 29 декабря. [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://snob.ru/selected/entry/56182

[x] [Электронный ресурс] // Режим доступа:  http://www.gfk.com/pages/default.aspx

[xi] [Электронный ресурс] // Режим доступа:  http://www.bloom-consulting.com/

[xii] Неймарк М. Имидж или репутация // Русский мир. №9, Сентябрь 2008. [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://sr.fondedin.ru/new/fullnews_arch_to.php?subaction=showfull&id=1222771547&archive=1222773081&start_from=&ucat=14&

[xiii] Караваев А. На своем месте. Победа Азербайджана в песенном конкурсе закономерна // Российская газета. - Азербайджан №5763 (90) - 2012, 24 апреля. [Электронный ресурс] // Режим доступа:  http://www.rg.ru/2012/04/24/razvitie.html

[xiv] Алиева К. Баку – мировой центр диалога цивилизаций: В столице проходит II Всемирный форум по межкультурному диалогу // Зеркало. – 2013, 23 мая. [Электронный ресурс] // Режим доступа:  http://www.zerkalo.az/2013/baku-mirovoy-tsentr-dialoga-tsivilizatsiy/

[xv]  Фарадов Т. Этнокультурная идентичность и некоторые аспекты психологии межнационального общения в Азербайджане / Центр Льва Гумилева. [Электронный ресурс] // Режим доступа:  http://www.gumilev-center.az/nacionalno-etnicheskoe-soznanie-azerbajdzhancev-chast-iii/

[xvi] Arye Gut. Azerbaijan: Tolerance and multiculturalism // The HİLL. – 2015, January 22. [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://itk.thehill.com/blogs/congress-blog/foreign-policy/230293-azerbaijan-tolerance-and-multiculturalism

[xvii] Шимон Ланкри. В Азербайджане никогда не было антисемитизма. [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://1news.az/politics/20160111061417406.html

[xviii] Усубалиев А. Бакинский международный центр мультикультурализма // Эхо. 2014, 28 мая. [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://www.echo.az/article.php?aid=63583

[xix] Зонова Т.В. Язык спорта универсален, как язык музыки // Российский совет по международным делам. – 2012, 25 июля. [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=642

[xx] Murray, Stuart “Sports-Diplomacy: a hybrid of two halves” [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://www.culturaldiplomacy.org/culturaldiplomacynews/content/articles/participantpapers/2011-symposium/Sports-Diplomacy-a-hybrid-of-two-halves%E2%80%93Dr-Stuart-Murray.pdf

[xxi] Вагабов Т. Что нам с Игр-2015? / ИА «1news». 2015, 24 апреля. [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://1news.az/authors/oped/20150424103345919.html

[xxii] Barry Sanders. Sport as Public Diplomacy / USC Center on Public Diplomacy/ [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://uscpublicdiplomacy.org/pdin_monitor_article/international_sport_as_public_diplomacy

[xxiii] Доспехов А. Россия и Азербайджан выступили по-хозяйски. // Коммерсантъ. -2015, 29 июня. [Электронный ресурс] // Режим доступа:  http://www.kommersant.ru/doc/2757118

[xxiv] Jack Farchy. Grandiose project to put Azerbaijan on the sporting world map// Financial Times. Europe. 2015, 12 марта. [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://www.ft.com/cms/s/0/b79cb2e2-be99-11e4-8036-00144feab7de.html#axzz3iXhAQfxv

[xxv] Л. Бабушкин. Шахматы: мнения и размышления // Генезис. Шахматы и Культура. [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://www.proint.narod.ru/kniga2/mnenie08.htm

[xxvi] Спортивная этика: как Президент Ильхам Алиев попросил зрителей не освистывать армянского боксера во время церемонии награждения // ИА 1news.az, - 2015, 30 июня. [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://1news.az/sport/baku2015/20150630111520302.html

Страница 1 из 7