facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 12:27


Вера Таривердиева: музыка нуждается в слушателе, а слушатель в музыке

Четверг, 13 Июнь 2013 04:00
Вера Таривердиева Вера Таривердиева президент благотворительного фонда Микаэла Таривердиева

Международный конкурс органистов имени Микаэла Таривердиева впервые состоялся в Калининграде в 1999 году, и с тех пор один раз в два года в начале сентября проходит в зале Калининградской филармонии.  Место проведения выбрано не случайно:  рядом находятся традиционные органные страны.  

Окно в Европу и окно из Европы в Россию - одна из целей и задач этого конкурса. Открытие конкурса в Калининграде – это всегда  торжественная церемония, на которой представляются члены жюри, участники, члены Оргкомитета, завершает эту церемонию концерт звезд. В нынешнем году конкурс Восьмой по счету. В Калининграде проводится  второй и третий туры  конкурса,  а  первый тур разбит на  несколько этапов, проходящих  в разных городах, странах, и даже на разных континентах:  12 и 13  апреля в штате Канзас был американский этап,  с 15 по 17 мая в Гамбурге  состоялся  европейский, а 1 и 2 сентября в Москве будет российский этап конкурса. О том, как в этом году проходил Гамбургский этап, кто в нем участвовал,  кто был представлен в жюри, мы беседовали с президентом благотворительного фонда Микаэла Таривердиева и арт-директором конкурса Верой Таривердиевой.

Вера Таривердиева.  Хочу подчеркнуть, что это уже VIII  Международный конкурс органистов имени Микаэла Таривердиева.  Его первый тур проходит в Гамбурге, в городе замечательных музыкальных традиций, городе многих музыкантов и в прошлом, и в настоящем.  Я приехала совершенно вдохновленная тем, как это прошло, потому что Гамбургский тур из первых наших туров самый напряженный, самый многосоставный по людям.  В этом году было рекордное количество заявок:  тридцать две, но мы могли принять только двадцать два человека.  В результате играло двадцать.  Конкурс проходит в церкви Св. Михаила – в Гамбурге его называют Михелем.  Это символ Гамбурга.  Это большая кирха в стиле немецкого барокко, довольно редкая для Севера Германии.  В ней три  органа.  Они все соединены друг с другом, но конкурс проходит на одном, на главном большом органе.  Жюри возглавлял у нас выдающийся музыкант, органист, педагог Вольфганг Церер.  Он профессор Высшей школы музыки Гамбурга.  У нас в жюри участвует не впервые.  Совершенно изумительный музыкант и удивительный человек, который умеет создавать дружелюбную, замечательную атмосферу.  Именно такая атмосфера была  во время конкурса и между участниками, и между членами жюри, и все это чувствовала публика.

Каждый тур конкурса имеет свои особенности.  Наши участники, которых было двадцать человек (это представители Германии, России, Польши, Италии, Австрии, Канады, Японии, Кореи, Чехии, Венгрии, может быть, кого-нибудь забыла), живут в немецких семьях.  Для нас это очень драгоценная традиция, потому что это создает совершенно особую атмосферу на конкурсе.  Люди, у которых живут конкурсанты, приходят болеть за своих участников, переживают, помогают им …

О.В.:  То есть прослушивания открытые…

В.Т.:   Прослушания открытые.  Более того, кирха Св. Михеля – это одно из главных туристических мест Гамбурга, и люди туда приходят постоянно.  Висит большое объявление, что нельзя шуметь, нельзя говорить, и люди соблюдают эти правила.  Кто-то садится и слушает выступления. А выступления длились три дня с перерывом на прием в ратуше, где нас принимал бургомистр Гамбурга, и был прием в честь открытия конкурса и подписания меморандума между Калининградом и Гамбургом.  Конкурс там работал, как немецкий механизм, как немецкие часы, все шло просто по минутам: начинался 8.55 утра и заканчивался в 20.35 вечера.  Практически 12 часов шли прослушивания.  В результате 11 человек были допущены ко второму туру.  Уровень очень высокий, потому что, во-первых, у нас сложная программа, во-вторых, репутация конкурса такова, что к нам любители и дилетанты не приезжают, а практически все участники, кто у нас принимали участие в американском и европейском туре – это лауреаты других национальных и международных конкурсов.

О.В.:  В программе конкурса, естественно, есть обязательные произведения - это  произведения Микаэла Таривердиева.  Насколько они близки конкурсантам – ведь участники представляют разные  страны, разные музыкальные школы, разные органные школы.  Насколько им близка  музыка Таривердиева?

В.Т.:  Я бы сказала так, что музыка Микаэла Таривердиева универсальна,  она органично органна.  Микаэл Леонович очень чувствовал орган.   Я должна сказать, что во время закрытия конкурса состоялся концерт «Quo vadis?» - это большая концертная программа, о которой я мечтала и очень хотела, чтобы она состоялась.  Она начиналась с выступления выдающегося немецкого хора, хора Монтеверди.  Он исполнял сотый псалом Мендельсона, часть Мессы си-минор Баха вместе с нашим лауреатом Кристианом Дренком, лауреатом VII конкурса.  В завершении программы выступал наш православный хор прихода Святого Иоанна Кронштадтского в Гамбурге, замечательной церкви, которая находится на улице Чайковского.  Этот хор исполнял музыку Митрополита Илариона - финал его «Страстей по Матфею», а в центре программы, помимо прелюдии и фуги Баха, которые Кристиан Дренк замечательно сыграл, стояла симфония для органа «Чернобыль», которая и дала название концерту, потому что она состоит из двух частей – «Зона» и «Quo vadis?».  Исполняли это Дина Ихина, российская органистка, лауреат VII конкурса и француз Батист-Флориан Марль-Уврар.  Исполнение Уврара было просто ошеломляющим. Дело в том, что такой орган, как орган кирхи Св. Михаила представляет  невероятные  возможности для фантазии органиста в смысле регистровки. И совершенно выдающаяся интерпретация Уврара всех потрясла, поразила, потому что в финале, а там такой финал – словно души улетают на небо, орган становится все тише, регистры все глуше – и вот здесь музыкант нашел   такой звуковой эффект, как будто вы слышите трепет  крыльев Архангела Михаила.  Есть люди, которые к Микаэлу Леоновичу и его музыке относятся с уважением, но без особой пристрастности, а есть люди, которые относятся к этому очень пристрастно, с большой любовью, и вот эти люди интерпретируют музыку Микаэла Лоновича совершенно потрясающе, как например, Уврар.  Хотя, я должна сказать, что все участники с огромным удовольствием исполняли на I туре и в Америке, и в Гамбурге, и хоральные прелюдии, и «Basso ostinato», которые являются одним из пунктов обязательной программы.

О.В.:  Удивительное совпадение имен: Микаэл Таривердиев и Церковь Св. Михаэля.  Это место, эту церковь выбирали специально?  

В.Т.:  Нет, мы специально, конечно, так не выбирали, но мы к этому стремились и шли.  Я об этом мечтала.  Когда я впервые попала в Гамбург,  первые два конкурса мы проводили в Церкви Св. Иоанна – это очень удобное для конкурса место.  Там очень хороший орган, и может быть, для конкурса это пространство, даже  более удобное.  Но когда я увидела кирху Св. Михеля, у меня сердце зашлось желанием, чтобы наш конкурс когда-нибудь проходил  в этом удивительном месте.  Любой, кто плывет по Эльбе или ходит по городу Гамбургу, отовсюду видит эту колокольню.  Это колокольня и маяк.  Это очень романтическое место, один из символов Гамбурга. В церкви бывают службы, там как-то особенно горят свечи. Она необыкновенно хороша, но при всей красоте там есть что-то, что лично я там остро чувствую, какое-то особенное высшее присутствие.  Поэтому я счастлива, что прослушивания   происходят там.  

О.В.:  Конкурс уже восьмой по счету, ни один из предыдущих на другой похож не был.  Казалось бы, есть регламент, есть определенная программа, тем не менее, каждый раз возникают какие-то новые открытия, и это  не только сами конкурсанты, но и те музыкальные проекты, которые вырастают из  этого конкурса. Расскажите, что это за история с Эльбой?  

В.Т.:  Действительно, как-то так получается, что в конкурс вовлекаются люди, которым это нравится.  И вдруг возникают какие-то предложения, какие-то идеи.  Одно из таких предложений мы осуществили, когда собственно конкурс и концерт уже завершились, мы поехали в деревню Сант-Маргаритен, и там в церкви Св. Маргариты (это небольшая церковь XVI века  со старым органом XVIII века) Саша Бартфельд, одна из участниц нашего конкурса (она учится в Высшей школе музыки в Берлине, сама - калининградка, и конкурс, кстати,  повлиял на ее судьбу, потому что таким образом она выбрала свою профессию), сыграла небольшой, но замечательный концерт. Мы решили, что эту традицию «Встреч на Эльбе» продолжим небольшим мини-фестивалем в следующем году, и он также будет сопровождать наш конкурс.  Я думаю, это прекрасная  возможность узнать не только большие немецкие города, а вот такие удивительные немецкие деревни, которые на деревни в нашем понимании совершенно не похожи, но в которых живет великая немецкая романтическая душа.  

О.В.:  Конкурс масштабный и многосоставный,  но все-таки не могу не спросить о наших участниках, за которых мы, конечно же, всегда очень болеем.   

В.Т.:  Большая часть российских участников играет первый тур  в Москве, конечно.  Но в Гамбурге играли три наших российских органистки. Я назвала уже Сашу Бартфельд,  также были Мария Лебедева и Алина Никитина.   Мария Лебедева - из Санкт-Петербурга, но сейчас она учится в Гамбурге.  Все они очень достойно представляли нашу школу.  И надо сказать, что из года в год наша школа крепнет, потому что у нас появляются новые инструменты, и в том числе, есть и наш конкурс,  есть возможность наблюдать за тем, кто как играет.  Это всегда интересно и полезно.  Сегодня органисты могут ездить по всему миру, играть на других инструментах, знакомиться с другими школами.  Я думаю, не исключено, что на следующий  конкурс кто-то из российских участников  поедет в Америку участвовать в I туре.  

О.В.:  Германия -  колыбель органной культуры, но у вас представлены самые разные органные школы со всего мира. Чем они отличаются, существует ли  какое-то особенное своеобразие у других исполнителей, не представителей Германии?

В.Т.:  Конечно, Германия – это родина И. С. Баха.  Этим сказано все.  Но две самые выдающиеся школы – это немецкая и французская.  Это разные типы мышления за органом.  Очень интересно наблюдать, как по-разному исполнители региструют, хотя есть каноны, которые знают все – Баха, например, нельзя играть по французским канонам.    Французские музыканты  все-таки играют Баха по канонам Баха, а немецкие музыканты учитывают те изумительные находки, которые сделали в органной музыке французы:  в подходе к регистровке, в колористике органа.  Так как региструет, например,  знаменитый Тьерри Эскеш, наш председатель жюри в этом году в Калининграде и его ученик по импровизации Батист-Флориан Марль-Уврар – это особый дар так мыслить, так чувствовать инструмент,  и это, конечно, французская кровь.  

О.В.:  А на конкурс органисты приезжают со своими ассистентами?

В.Т.:  Они могут приехать со своими ассистентами, но ассистенты  в этом случае приезжают за свой счет.  Мы предоставляем ассистентов.  Прецеденты были, например, в Канзас приехала японка со своей мамой, которая ей ассистировала.  Были свои ассистенты и у некоторых ребят в Гамбурге.  Но в основном,  ассистентов привозим мы.  

О.В.:  Орган – уникальный инструмент, каждый орган неповторим.  Конкурсант не может привезти свой собственный инструмент, как это делают, например скрипачи или виолончелисты,  ему надо привыкать к особенностям  инструмента, к его регистровке, к его возможностям непосредственно на месте.   Даете ли вы им такой шанс?

В.Т.:  Шанс, конечно, мы им даем, обеспечиваем репетиционное время, но учитывая количество участников и не безразмерность бюджета, конечно, это время очень ограничено, и они поставлены в очень тяжелые обстоятельства.  Но это  одни и те же обстоятельства для всех, поэтому до сих пор все успевали. Хотя американские наши невероятно сильные участники, например, на прошлом конкурсе пострадали из-за того, что они были не готовы к тому, что в Калининграде, в зале Калининградской филармонии орган Reger Closs не обеспечен компьютерной памятью.  И американцы, привыкшие уже с ipad управлять регистровкой, как это делают, например,  в Канзасе, в Калининграде  были ошеломлены тем, что все изменения регистров нужно было совершать вручную и прямо моментально во время выступления.  Никто из них из-за этого не прошел на III тур.  Жаль, потому что там были очень яркие музыканты.  

О.В.:  Впереди у вас Калининград.  В сентябре  там будет большое  количество очень интересных событий - не только конкурс, но еще и фестиваль «Орган +» - масса интересных концертов, в которых принимают участие самые разные музыканты, будут звучать самые разные сочетания инструментов.  Да и  решения этих концертов подчас весьма неожиданные.

В.Т.:  Принцип нашего конкурса – максимальная публичность, потому что музыка нуждается в слушателе, а слушатель нуждается в музыке.  И вот это стремление к  публичности, устройство больших концертов по поводу открытия конкурса в Калининграде привело постепенно к отделению, вернее, к сопровождению конкурса фестивалем «Орган +».   В этом году это произойдет в  третий раз.  Очень интересная программа открытия конкурса.  Мы привозим Синодальный хор, который исполнит «Страсти по Матфею» Митрополита Илариона в версии для хора и органа.  Хор исполнит Литургию Чайковского, которая никогда не звучала в Калининграде.  Программа «Сны возвращений» представит камерную музыку.  Она пройдет в  очень интересном месте:  это Фридрихсбургские ворота и лодочная мастерская.  И вот на этой площадке люди будут сидеть в лодках и слушать возвышенную немецкую музыку.  Не буду все секреты выдавать, но идея этого концерта очень интересная.  В этом году у нас даже будет  отдельное закрытие фестиваля, отдельное от закрытия конкурса.  Конкурс завершится 11 сентября концертом лауреатов и  награждением.  Я очень рада, что в этом году Сати Спивакова согласилась провести церемонию закрытия. А на следующий день, 12 сентября  – закрытие фестиваля.  Роговой оркестр под управлением Сергея Поляничко,  Синодальный хор, Аркадий Шилклопер,  Сякухати и Сямисэн, наши друзья – дуэт HIDE-HIDE…  

О.В.:  Конкурс – это всегда очень большое и часто жестокое переживание. Негативные эмоции неизбежны. Но на органном конкурсе Микаэла Таривердиева все же преобладает ощущение дружественности в отношениях между участниками.  Как Вы для себя это объясняете?

В.Т.:   Я думаю, что это, конечно, исходит в первую очередь от личности Микаэла Леоновича.  Он  – утешитель большой.  Такова его музыка, таков был и он сам. Для меня чрезвычайно важно, с чем люди уезжают, независимо от того, какие места они получают, какие премии.  Очень важно, чтобы они чувствовали себя хорошо и любили друг друга.  У нас даже есть премия специальная:  «Вера, Надежда и Любовь».  И даже у нас есть пары, которые возникли во время конкурса.  Любовь – это самое плодотворное, самое лучшее, что дано человеку.  Это ключ ко всему.  Это ключ к счастью, к смыслу жизни. Эта дружеская атмосфера, к которой я стремлюсь, и которая на конкурсе  культивируется, притягивает определенных людей.  К нам приезжают все, кто на это откликается.  

О.В.:  В Вашем  случае Вера, Надежда, Любовь соединяется с высоким  искусством и получается замечательный результат. Хочется пожелать удачи и творческих успехов  участникам нынешнего состязания, уже восьмого по счету,  а конкурсу в целом - долгой и счастливой жизни.

Последнее изменение Пятница, 14 Июнь 2013 08:43
Оцените материал
(0 голосов)
Поделиться в соцсетях

Подписаться на рассылку