facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 4:29


«Приношение Галине Вишневской» Избранное

Понедельник, 24 Июнь 2013 21:53

Юджин Кон: «Я невероятно рад тому, что России удается поддерживать столь высокий уровень музыкальной культуры и сегодня».

В  Концертном зале имени Чайковского состоялся вечер Организатором этого концерта, а также целого цикла подобных музыкальных приношений легендарной певице, которые прошли в Санкт-Петербурге, Москве, Оренбурге и многих других городах нашей страны и за рубежом,  стал Центр оперного пения Галины Вишневской, созданный ею в 2002 году. В программе гала-концерта в зале Чайковского – арии и сцены из опер, в которых пела Галина Павловна в разные годы своей карьеры.  Их исполнили замечательные артисты: Юлия Герцева, Елена Поповская, Карина Флорес, Паата Бурчуладзе, Бадри Майсурадзе, Витторио Вителли. Также в концерте участвовали Государственная академическая хоровая капелла России имени А.А.Юрлова и Государственный академический симфонический оркестр России имени Е.Светланова. А дирижировать концертом был приглашен американский маэстро Юджин Кон, с которым Галину Вишневскую связывали годы профессионального сотрудничества и теплые дружеские отношения. Кроме того, концерту предшествовали мастер-классы, в которых Юджин Кон также принимал участие. Эти мастер-классы прошли в рамках Молодежных оперных ассамблей, задуманных  летом  2011 года, во время Опералии  Пласидо Доминго, которая проходила в Москве при активной поддержке и участии Галины Павловны. Работая в жюри этого конкурса,  Галина Павловна и Пласидо Доминго договорились о проведении Молодежных оперных ассамблей. И уже через год, в июне 2012 года в Москве и Санкт-Петербурге прошла первая серия мастер-классов и гала-концертов с участием молодых российских  певцов и солистов Академии Доминго-Торнтон при Лос-Анджелесской опере. Следующие Ассамблеи состоялись в Центре оперного пения в ноябре 2012 года с участием Миреллы Френи, и в июне нынешнего года – новый этап Молодежных ассамблей, в  котором  были представлены певцы уже  трех оперных  школ: российскую представили певцы Центра оперного пения имени Галины Вишневской,  австрийскую – Молодежной программы JET при театре an der Wien, американскую – Академии Доминго при Лос-Анджелесской опере.  Юджин Кон принимал участие в этих Молодежных ассмблеях - мастер-классах и гала-концерте. С Галиной Павловной маэстро был лично знаком, по ее приглашению неоднократно сотрудничал с Центром оперного пения, а впервые он услышал ее в Метрополитен-опере много лет назад. Накануне концерта мне удалось  пообщаться с маэстро, и наш разговор, конечно, начался с имени Галины Вишенвской. 

Ольга Васильева:  Маэстро, как Вы познакомились  с Галиной Вишневской и что означала для Вас эта встреча? 

Юджин Кон:  Я  познакомился с Галиной Вишневской еще до того, как она познакомилась со мной. Когда я был еще совсем молодым человеком, мне довелось услышать оперу «Аида» в ее исполнении в Метрополитен-опере в Нью-Йорке.  Конечно, я не мог не увидеть, насколько ее любят преданные поклонники, насколько они восхищаются ее талантом.  У нее абсолютно уникальный голос.  Такого звука не было ни у кого.  Она была необыкновенным, уникальным человеком.  Мне очень повезло - лет через пять я снова с ней встретился.  Это было какое-то мероприятие с Пласидо Доминго.  Кажется, она видела, как я дирижирую, и слышала, как я играю на фортепиано.  Вот так мы с ней познакомились лично.  Я ей сказал, что уже был знаком с ее мужем маэстро Ростроповичем.  Я познакомился с ним в Вашингтонской опере.  Галина Вишневская пригласила меня сотрудничать с ней, помогать молодым талантам в ее Оперном центре.  Потом она пригласила меня продирижировать ряд концертов.  Также она приглашала меня в Баку дирижировать оркестром в рамках Фестиваля Ростроповича.  Конечно, мне невероятно повезло, что она увидела во мне какой-то потенциал, что она поверила в мой талант, и что я ей нравился как человек.  Мне вообще  очень везло в жизни, поскольку я работал с величайшими сопрано и с великими тенорами.  Когда я был еще совсем молодым человеком (мне было где-то четырнадцать-пятнадцать лет), я аккомпанировал на вокальных классах таких замечательных оперных исполнителей как Мария Ерица и Джованни Мартинелли, а когда мне было лет семнадцать-восемнадцать, Мария Каллас выбрала меня в качестве своего аккомпаниатора.  Также я работал с Ренатой Тебальди.  Галина Вишневская также в этом списке.  Это все невероятно талантливые люди.  Благодаря им я очень многому научился.  Все то, чем я обладаю,  это произошло благодаря им.  

О.В.:  Концерту 21 июня предшествовали мастер-классы.  Это продолжение Молодежных оперных ассамблей, которые были задуманы еще в 2011 году, во время  «Опералии» Пласидо Доминго в Москве.  В 2012 году Молодежные оперные ассамблеи прошли в Москве и в Санкт-Петербурге.  Осенью 2012 года были мастер-классы Миреллы Френи в Центре оперного пения.  Наконец, в июне этого года школа Пласидо Доминго вновь у нас в Москве.  Для молодых певцов, для молодых артистов это огромное событие.  Существует ли какое-то принципиальное отличие в школах, в подготовке репертуара, в том, как молодые артисты держатся на сцене?  Что самое главное Вы можете им посоветовать?       

Ю.К.:  Прежде всего, я должен сказать, что петь всегда было непросто.  Есть такие страны, где благодаря системе звуков самого языка, рождается больший процент хороших голосов по сравнению с другими странами.  Россия всегда была богата хорошими голосами.  Видимо, потому что в самом русском языке существует интенсивное вибрато и благодаря самому языку тон получается очень гладким, красивым, и он несет в себе большую выразительность.  Я очень рад, что существуют такие проекты, которые помогают молодым артистам найти свое место в опере.  Конечно, одно из лучших мест – это Центр оперного пения Галины Вишневской.  Этот Центр помогает молодым исполнителям не только благодаря энергетике Галины Павловны Вишневской, но и благодаря тому, что она очень тонко и правильно подбирала весь персонал.  Подбирала тех педагогов, которые работают с молодыми исполнителями.  Что я могу сказать о системе Пласидо Доминго?  Он, прежде всего, старается помогать молодым исполнителям тем, что проводит свой конкурс «Опералия».  Обычно, люди, которые учатся в Академии Пласидо Доминго – это люди, которые уже имеют некоторый профессиональный опыт.  Они окончили консерваторию как минимум два года назад.  И удивительно, как много русских исполнителей выиграли конкурс «Опералия».  

Карьера оперного певца – это очень сложная карьера, она предполагает очень трудный путь.  Сейчас многие считают, что количество хороших голосов по сравнению с тем, что было лет пятьдесят-шестьдесят назад, значительно уменьшилось.  Ведь вспомните, 50-60-е годы XX века, сколько было прекрасных русских басов и баритонов.  К сожалению, нужно отметить, что количество хороших голосов падает.  Сколько мы сейчас знаем по-настоящему хороших новых исполнителей?  Может быть, два-три.  Вот, например, на днях мы встретились с г-ном Хворостовским, который прилетел в Москву.  У него концерт на Красной площади.  Конечно, это исполнитель с международной известностью, с прекрасным голосом.  Биргит Нильссон говорила, что, возможно, такое резкое падение количества хороших голосов обусловлено загрязнением окружающей среды.  Она говорила  о том, что очень много хороших исполнителей выросло в местах, далеких от больших городов, где не так сильно загрязнение.  Я не знаю, насколько это действительно так,  сложно сказать.  Существует и другая сторона вопроса. Вот, например, Анна Нетребко.  Безусловно, у нее потрясающий голос.  Но она всегда очень тонко подходила к своей карьере.  Несмотря на то, что в достаточно молодом возрасте она могла петь такие тяжелые партии, как партия Тоски (у нее была вокальная возможность это делать), тем не менее, она предпочла начать с более легкого для голоса репертуара.  С таких опер, как «Дон Паскуале», «Пуритане».  Таким образом, постепенно разрабатывалась техника, разрабатывался голос.  Конечно, со временем она смогла перейти уже к более тяжелому, более серьезному для голоса репертуару.  Сейчас очень многие просто не ждут, сразу бросаются петь тяжелый репертуар.  Очень многие, в том числе, русские сопрано начинают с тяжелых партий, поют сразу Тоску, Джоконду.  Таким образом, их карьера заканчивается гораздо раньше, чем она могла бы закончиться.  Но до тех пор, пока существуют такие места Центр оперного пения Галины Вишневской, надежда на будущее есть.  

Я очень горд тем, что меня пригласили участвовать в мастер-классах.  Хотя должен сказать, что я был несколько напуган этим, потому что я не очень люблю давать советы на публике.  Мне нравится больше работать индивидуально, потому что моя задача – это не просто дать совет, а чтобы человек услышал себя сам и внутри себя понял, что лучше для него.  Конечно, мастер-классы – это очень важная необходимая часть оперного мира, потому что все те, кто присутствуют в зале, могут вынести что-то для себя.  То есть, помимо того, что учится человек, с которым ты непосредственно работаешь, вся аудитория также выносит что-то важное для себя. И, конечно, для меня невероятная честь дирижировать концертом, посвященным памяти Галины Павловны Вишневской, и огромная честь проводить мастер-классы в ее Центре.  

О.В.:  Маэстро, очень хотелось больше узнать о Вас.  Мы знаем, что Вы дирижер.  Это уникальная профессия.  Наверняка, Вы работаете и с симфоническим репертуаром, и с оперой, но мы знаем также,  что Вы уже в юности аккомпанировали великим певцам.  С чего все начиналось?

Ю.К.:  Должен сказать, что я начал заниматься фортепиано, когда мне было пять лет.  Родители наняли мне педагога.  Постепенно я заметил, что  с легкостью подбираю музыку на фортепиано.  В то же время я начал слушать записи оперы.  Особенно мне нравился голос Ренаты Тебальди.  Не могу объяснить почему, но что-то внутри меня переворачивалось, когда я слышал ее голос.  Мне повезло.  Я смог с ней познакомиться.  Ей понравилось, как я играю.  Она наняла меня в качестве своего аккомпаниатора.  Таким образом, в 1966 году, т.е. сорок семь лет назад началась моя карьера в мире музыки.  Мне всегда очень нравилось звучание человеческого голоса.  Я считаю, что это идеальный инструмент, идеально настроенный, идеально улавливающий все обертоны с прекрасным вибрато.  Когда я работаю с оркестром, всегда в моей голове звучит человеческий голос.  Еще одна колоссальная удача в жизни – это знакомство и работа с  Марией Каллас.  Мы поехали с ней в Нью-Йорк, где у нас были выступления в Джульярдской школе.  Мы давали там мастер-класс.  К Марии Каллас обратился молодой многообещающий тенор, которого звали Лучано Паваротти.  Таким образом, я познакомился с Лучано и переехал в Модену, где жил с ним и его семьей.  Там я смог, во-первых, выучить итальянский, во-вторых, я смог научиться хорошо готовить.  (Кстати, я очень люблю хорошую кухню.)  На моем пути встречались самые прекрасные голоса современной оперы.  Я работал с Пласидо Доминго, Джузеппе ди Стефано.  Я считаю, что человеческий голос всегда останется самой главной любовью моей жизни.  

Что касается оркестра, с которым я работаю сейчас, с которым мы выступаем на концерте, посвященном Галине Павловне Вишневской, - это один из лучших российских оркестров.  Это оркестр Евгения Светланова.  Я очень хорошо знаю этот оркестр, он  очень много записывал Рахманинова и Чайковского, я хорошо знаком с этими записями.  Работать с этим оркестром – невероятное наслаждение, потому что это замечательные добрые открытые люди, которые очень любят свою работу.  Они отзываются на каждую мою просьбу.  

У нас великолепная команда солистов.  Во-первых, назову сопрано.  Это Елена Поповская и Карина Флорес.  Кроме того, меццо-сопрано Юлия Герцева.  Также великолепный тенор, которого я очень ценю, - Бадри Майсурадзе.  Молодой и многообещающий баритон Витторио Вителли. И бас Паата Бурчуладзе.  Я в третий раз дирижирую концертом с его участием, и каждый раз  получаю невероятное удовольствие от нашей совместной работы.  

Что касается нашей программы, то основу ее составляют арии из опер Верди, потому что, во-первых, Галина Вишневская была известной исполнительницей партий опер Верди. А во-вторых, потому что в этом году весь музыкальный мир отмечает двести лет со дня рождения Джузеппе Верди.  Я получаю огромное удовольствие от работы с русскими музыкантами.  На концерте также будут исполнены арии из русских опер.  Вообще, наших слушателей ждут некоторые сюрпризы.  Я получаю невероятное удовольствие от репетиций.  Надеюсь, что все это передастся зрителям, и они получат такое же удовольствие от концерта, какое получаем мы все, работая над этим концертом.  

О.В.:  Маэстро, мне хотелось бы вернуться еще к одной подробности Вашей творческой биографии. Я знаю, что Вы играли в фильме Дзеффирелли, посвященном Марии Каллас.  Правда ли, что Вы играли самого себя?  Насколько это соответствовало той действительности, которую Вы пережили до фильма?

Ю.К.:   Моя роль в фильме «Каллас навсегда» - это был мой дебют в Голливуде.  Также это была моя последняя роль в Голливуде, потому что я не думаю, что Бог создал меня актером.  Дзеффирелли хотел, чтобы именно я сыграл в этом фильме.  Он знал, что я действительно аккомпанировал Марии Каллас.  Он хотел соблюсти жизненную правду.  Кроме того, ему нравилось со мной работать, потому что мы с ним уже работали над постановкой оперы «Богема» в Метрополитен-опера.  У меня в фильме была достаточно большая  сцена.  Это была сцена с Джереми Айронсом, которая длилась примерно семь минут.  Также там была еще одна сцена примерно на четыре минуты с Фани Ардан.  В этой сцене был спор.  Мы эту сцену переписывали множество раз, потому что Дзефирелли считал, что я не очень реалистично играл.  В конце концов, когда фильм вышел, мы с моими детьми пошли в кино его смотреть.  Выяснилось, что сцена, которая должна была длиться семь минут, из нее осталась всего одна минута.    Всего же  в фильме я появляюсь минут на пять в целом.  Так что, судя по всему, я, действительно, не очень хороший актер. Но мне очень понравилось сниматься.  Фанни Ардан была просто великолепна.  Я получал от этого удовольствие.    Но я считаю, что Бог меня создал для других вещей.  

О.В.:  Вы много работали в качестве партнера, концертмейстера с разными артистами.  Что самое главное в работе с певцами?  Чего Вы от них требуете?  

Ю.К.:  Певец, чтобы быть успешным исполнителем, должен уметь работать с любовью и со своей болью, с чувствами.  Я заметил, что самые великолепные исполнители получаются из тех людей, у которых было тяжелое детство.  Я вывел такую формулу, что для того, чтобы быть хорошим исполнителем, примерно лет до десяти, у человека должно быть очень непростое детство.  В этом случае, скорее всего, у него будут те качества, которые будут заставлять аудиторию ему сопереживать.  Это не простая карьера, потому что она во многом связана с болью и страданием.  Все великие умеют работать, умеют показывать, делиться с аудиторией этими чувствами, этой болью.  И  это придает определенную окраску их голосу.   Сцена для них – это единственное место, где они могут поделиться тем, что внутри их.  Что касается того,  что я требую от певцов, то это, чтобы они чувствовали себя комфортно на сцене, чтобы они чувствовали себя свободными, чтобы они могли выражать самые экстремальные чувства.  

О.В.:  Маэстро, я с удивлением узнала, что Вы любите готовить.  Вы хороший повар.  Между тем, профессию дирижера часто сравнивают с профессией повара и говорят, что в этих профессиях есть что-то общее.  Какое Ваше самое любимое блюдо?  Гастрономическое и музыкальное?

Ю.К.:   С моей точки зрения сходство между готовкой и дирижированием заключается в том, что это  всегда импровизация.  И то, и другое.  Например, Вы собрались что-то приготовить, у Вас есть рецепт. Вы открываете холодильник и видите, что некоторых ингредиентов у Вас нет.  У Вас есть лук, каперсы, горгонзола.  Вы меняете рецепт в зависимости от тех продуктов, которые у Вас есть в холодильнике.  Я, например, очень люблю готовить супы.  Мне нравится каждый раз подходить к этому делу творчески.  Мне нравится готовить из того, что у меня лежит на полках холодильника.  Я считаю, что музыка в этом отношении похожа на приготовление еды, потому что на репетициях мы обычно проходим все партитуры.  В точности готовим каждую деталь нашего выступления.  Но на концерте, выходя на сцену, мы забываем об этих деталях, об этих подробностях.  Мы идем за энергией, которую нам дает зрительный зал.  Мы идем за звуками, мы идем за той музыкой, которую мы сами играем.  Мы идем за своими чувствами.  Каждый раз мы получаем новое исполнение.  Музыка звучит по-новому, по-другому.  В то же время она построена на основе определенного плана, определенной структуры.  Никогда музыкальное исполнение не будет одинаково.  Если мы возьмем Четвертую симфонию Малера и будем ее играть шесть раз в неделю, каждый раз эта музыка будет звучать по-разному.  Даже если темп будет в чем-то совпадать, но эмоции, которая будет передавать эта музыка, будут совершенно другими.  Каждый раз это новые зрители в зале.  Если мы говорим об опере, то очень многое зависит от солистов.  Для солистов единственное место, где они могут излить свою душу и свои эмоции – это сцена.   Каждый раз, когда я вижу, что солист пошел по другому пути, чем когда мы репетировали, я сразу стараюсь подстраиваться, т.е. находить какие-то музыкальные решения для того, чтобы все вместе звучало красиво.  

О.В.:  Ни секунды не сомневаюсь, музыкальное «блюдо», которое приготовил нам Маэстро,  великолепно.  И все мы, конечно, вспоминаем великую Галину Павловну Вишневскую.  

Ю.К.:  В завершение я хотел бы сказать, что всегда поражаюсь, насколько высок уровень музыкальной культуры в Вашей стране, особенно, что касается симфонической и оперной музыки.   Россия всегда относилась к четырем странам, которые подарили миру самых прекрасных классических композиторов.  Я невероятно рад тому, что России удается поддерживать столь высокий уровень музыкальной культуры и сегодня.

Последнее изменение Вторник, 25 Июнь 2013 16:43
Оцените материал
(0 голосов)
Поделиться в соцсетях