facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 2:06


САРА КОБУРН в Москве

Пятница, 17 Май 2013 04:00
Сопрано Сара Кобурн Сопрано Сара Кобурн Фото: sarahcoburn.com

 17 мая в Концертном зале имени Чайковского Московская филармония завершила сезон популярного абонемента «Звезды мировой оперы в Москве». Это был  концерт американской певицы-сопрано Сары Кобурн, карьера которой в настоящее время, как признают музыкальные критики и публика, - на взлете. Певица выступила в сопровождении Академического симфонического оркестра Московской филармонии, за дирижерским пультом которого стоял американский  маэстро Стивен Уайт. Прозвучали виртуознейшие  арии из опер европейских композиторов 18 – 20 веков.

 Пресса не жалеет превосходных эпитетов, характеризуя талант и голос певицы. Журналом Opera News называет ее «небесно возвышенной», а  The Globe and Mail  уверяет, что Сара Кобурн захватывает аудиторию «абсолютной выверенностью, великолепным текучим, плавным золотым звуком, от волнующих верхов до самых низов». Говоря о ее выступлении в «Лючии ди Ламмермур» в спектакле Glimmerglass Opera, New York Observer отмечает, что она «обнаруживает качества своих легендарных предшественниц, от Аделины Патти до Марии Каллас: сценическую харизму, волнующий, вызывающий трепет верхний регистр и, что очень важно, бесстрашие в отказе от своего “я” в пользу своей героини ... это истинно захватывающий голос ... мисс Кобурн — расцветающая примадонна, с исключительно многообещающим будущим». 

 Сара Кобурн родилась в 1977 году в штате Вирджиния. Окончила Университет Оклахомы, где получила степень магистра музыки. В 2001 году стала финалисткой Национального конкурса молодых певцов, который проводит театр Метрополитен-опера. Среди других наград – грант Opera Index Career Grant (2002), приз Фонда Liederkranz (2003), приз Фонда Джорджа Лондона (2004), грант Sara Tucker Study для поддержки молодых талантливых оперных певцов США Фонда Ричарда Такера (2004), приз Фонда Дженсена (2004). Репертуар певицы исключительно широк – это и ее любимое итальянское бельканто, и венский классицизм, и старинная музыка (в сотрудничестве с Роджером Норрингтоном), и редко звучащие оперы и оратории Генделя, Гайдна, а также  премьеры современных композиторов. Среди последних – несколько мировых премьер: партия принцессы Ю-Янг в опере Тан Дуна «Первый император» в Метрополитен-опера в ансамбле с Пласидо Доминго (2006), партия Китти в «Анне Карениной» американского композитора Дэвида Карлсона во Флориде (2007). Сара Кобурн много поет в американских театрах – операх Лос-Анджелеса, Цинциннати, Сиэтла, Портленда, Флориды, Вашингтона, в Монреальской опере, Кеннеди-центре и др, а в сезоне 2010-2011 она дебютировала в Венской государственной опере (Амина в «Сомнамбуле» Беллини). 

Накануне московского концерта певица согласилась ответить на несколько вопросов.

- Мы очень рады видеть вас здесь, и не только видеть, но и слышать. Вы не впервые  в Москве, расскажите о Ваших впечатлениях от города, от публики, от работы с российскими музыкантами.

САРА КОБУРН: Первый раз я была в Москве в 2001 году с одним камерным оркестром. И тогда мне показалось, что город выглядел совсем по-другому, иначе, чем сейчас. Второй раз был довольно неудачный, я была в 2011 году, чувствовала себя достаточно плохо, поэтому все время, за исключением репетиций и концерта,  проводила в отеле, и вот только сейчас я могу немножко погулять, оглядеться по сторонам. В целом, атмосфера очень  хорошая, мне очень нравится оркестр, который работает исключительно  профессионально, слаженно, музыканты очень дружелюбны по отношению ко мне, очень меня поддерживают. 

- Вы привезли сложную программу, очень яркую и требующую большой смелости от артистки, трудно ли Вам переключаться от Моцарта к Россини, от Гайдна к Стравинскому?

САРА КОБУРН: Да, это сложно (смеется), я вообще не понимаю, о чем я думала, когда ее готовила. Но мы постарались расположить арии по мере возрастания трудности, чтобы не начинать с самого сложного, впрочем, я убрала одну арию, которая была бы чересчур трудной, а с остальным я надеюсь справиться.

- Насколько глубоко Вы погружаетесь в образ той или иной Вашей героини, существует ли при этом какой-то второй план, самоконтроль?

САРА КОБУРН: Довольно глубоко  в характер героини позволяет погружаться уровень Вашей вокальной техники. Вы чувствуете, что свободно владеете голосом, что можете «отпустить себя изнутри» и дальше полностью раствориться в образе. Когда дело касается всей роли в спектакле, это погружение в характер дается легче, потому что на репетициях вырабатываются какие-то правильные рефлексы, идет очень подробная работа, и ты можешь постепенно входить в образ. 

- Вас сравнивают с великими певицами – Патти, Каллас, а у Вас существуют кумиры?

САРА КОБУРН: Есть много замечательных певцов, каждый из которых сыграл какую-то роль в моем восприятии музыки. Для разного репертуара – разные певцы. Что касается итальянской музыки, итальянского стиля пения, то это Рената Скотто, Рената Тебальди, Леонтина Прайс – я ее очень люблю слушать; из американских певцов, тех которые поют сейчас, мне, конечно, очень близка Рене Флеминг. Записи Каллас – это тоже совершенно особенный мир. В том, что касается роли, интерпретации текста, Каллас может дать очень много. Но я не ставлю себе целью переслушать все имеющиеся записи той оперы, которую мне предстоит петь, иначе я подсознательно начну кого-то имитировать, что неправильно.

- Голос - это особенный инструмент, он часть Вас, он развивается, живет вместе с Вами. Как развивается Ваш голос, как развиваются Ваши музыкальные пристрастия с годами?

САРА КОБУРН: Я не знаю, в каком направлении развивается мой голос, посмотрим, потому что не так давно я родила второго ребенка, с этим связана целая гамма ощущений. Мне кажется, что мои крайние верхние ноты немного потяжелели, считается, что с рождением ребенка голос становится теплее, более темным, более богатым, надеюсь, что это так, и голос не потеряет в качестве.

- А когда вы окончательно поняли, что будете певицей, и кто или что Вас на этот путь направил?

САРА КОБУРН: На самом деле я до сих пор еще жду того момента, когда внутренне окончательно для себя  пойму, что да, оперное пение – это мое призвание. Каждый раз, независимо оттого, где и когда я выхожу на сцену, есть некоторое сомнение, действительно ли у меня оперный голос и правильно ли я делаю, что этим занимаюсь, и только находясь на сцене,  особенно, если это удачное выступление, я понимаю, да, это моя работа, и я ее, вероятно, неплохо делаю.  А событие, которое окончательно решило мою судьбу, это был национальный конкурс певцов Метрополитен. Я мало что оттуда помню, потому что была так напугана и так взволнована, мне было всего 23 года, и, оказавшись в финале конкурса, я так нервничала, что каких-то особых впечатлений не осталось. Но это был некий рубеж, который предопределил мою нынешнюю профессиональную карьеру. 

- Если помечтать и представить себе, что Вы имеете возможность общаться с композиторами и великими певцами прошлого, с кем бы Вы хотели встретиться?

САРА КОБУРН: Конечно, с Верди. Это композитор номер один для меня!

- Попросили бы новую оперу для себя?

САРА КОБУРН: Нет-нет! Он написал достаточно опер  и более чем прекрасных. Я бы не посмела!

- У Вас две очаровательных дочки, Вы будете учить их музыке и пению?

САРА: Я пока не знаю – они довольно маленькие, но оперное пение – часть их повседневной жизни. Моя старшая дочь, ей три с половиной года, недавно заявила мне, что она хочет стать доктором, мамой, оперной певицей, рок-звездой и супергероем из комиксов. По крайней мере, профессия оперной певицы там упоминалась. Если у них появится желание, то да. 

Сейчас я учу «Кавалера Розы», дочке не очень нравится, и она говорит: «Господи, ну когда же это кончится!»  С Рихардом Штраусом пока роман не сложился, ей нравится Моцарт!

Среди проектов певицы в следующем сезоне – партия Адины в опере  Доницетти «Любовный напиток» в Вашингтонской национальной опере, партия Эльвиры в опере Беллини «Пуритане» в Бостонской лирической опере, дебют на Тиволи-фестивале в Копенгагене. Что же касается московского концерта Сары Кобурн, то он прошел при полном аншлаге и сопровождался стоячей овацией. Энтузиазм публики был вознагражден – певица исполнила несколько бисов, среди которых Чардаш Розалинды из «Летучей мыши» и каватина Линды из оперы Доницетти «Линда ди Шамуни». Легкое, звучное во всех регистрах, подвижное колоратурное сопрано, веселое обаяние и живой артистизм певицы, ее лучезарность, молодой азарт и бесстрашие, которые удивительным образом сочетаются с ее красотой и хрупкостью - все это, как и  в высшей степени профессиональное отношение к делу, способны были очаровать самую взыскательную публику!

Последнее изменение Пятница, 14 Июнь 2013 08:44
Оцените материал
(0 голосов)
Поделиться в соцсетях