facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 11:50
Показать содержимое по тегу: Литература

А.С.Грибоедов: «Я хочу быть русским»

Четверг, 26 Февраль 2015 14:45 Опубликовано в Биноклиус

«Мне не случалось в жизни ни в одном народе видеть человека, который бы так пламенно, так страстно любил отечество, как Грибоедов любил Россию»,- говорил Фаддей Булгарин о своем приятеле, деятельность которого оказала огромное влияние на развитие русской культуры. Позже создатель бессмертной комедии «Горе от ума» скажет: «Чем человек просвещеннее, тем он полезнее своему отечеству». Именно пламенное патриотическое чувство к России сопутствовало Александру Сергеевичу Грибоедову на протяжении всей динамичной и неспокойной жизни «одного из самых умных людей России» девятнадцатого столетия по выражению А.С.Пушкина.

Грибоедов начал учиться очень рано. Уже на двенадцатом году жизни Александр Сергеевич поступает в Московский университет.  Закончив словесное отделение философского факультета, Грибоедову присваивают степень кандидата словесных наук. Он продолжает обучение на юридическом отделение и получает второй диплом - кандидата прав.

В студенческие годы Грибоедов отличался чрезмерной широтой научных интересов. Большое внимание молодой человек уделял изучению словесности, философии, политической экономии, истории, права. Стоит отметить, что Александр Сергеевич превосходно владел основными европейскими и восточными языками.

В Московском университете Грибоедов сближается со многими будущими декабристами такими как В.Раевский, П.Чаадаев, А.Якубович и другими, ставшими впоследствии участниками тайных политических обществ. П.Я.Чаадаев, поразивший будущего писателя своим свободомыслием, оказал большое влияние на духовное развитие создателя «Горе от ума». Биограф Чаадаева Михаил Жихарев отмечает «приязнь и самую тесную короткость, которая установилась между Грибоедовым и Чаадаевым со студенческих лет».

Во время обучения Грибоедова в университете среди московской молодежи распространялись освободительные идеи, наполненные искренним патриотизмом. Декабрист Никита Муравьев отмечал: «В 1812 году не имел я образа мыслей, кроме пламенной любви к отечеству». Именно этот судьбоносный год для России вызвал у Грибоедова большой подъем патриотизма. Воодушевленный, Александр Сергеевич считал, что «любовь к отечеству и воинственный дух народа в защиту политического бытия своего основывают силу и прочность государства».

Участвовать в военных действиях Грибоедову не довелось, но на юного офицера произвели большое впечатление рассказы о великих сражениях при Бородино, о «битве народов» под Лейпцигом и другие. В письме к другу С.Н.Бегичеву Грибоедов пишет, что в душе его возникла «любовь к добру» и он начал «дорожить…всем, что составляет истинную красоту души».

Именно в этот период жизни Грибоедов пишет свои первые литературные труды. Летом 1814 года он выступил в роли военного писателя-публициста с «Письмом из Брест-Литовска к издателю» об офицерском празднестве, затем со статьей «О кавалерийских резервах», в которой Грибоедов отмечает значение системы тыловых резервов, которые оказали большое влияние на русские военные кампании 1812 и 1813 годов.  

В это время Александр Сергеевич чувствовал острую неудовлетворенность собственной деятельностью. Звание чиновника, незначительные литературные произведения - все это было далеко от высоких замыслов Грибоедова. «Пламенная душа требовала деятельности, ум - пищи, но ни место, ни обстоятельства не могли удовлетворить его желания», - писал о Грибоедове один из его близких друзей.

Наконец, после некоторых колебаний, Александр Сергеевич едет секретарем русской дипломатической миссии в Персию. Деспотизм и произвол в Иране произвели на Грибоедова очень сильное впечатление: «…эта лестница слепого рабства и слепой власти…» - так записал в дневнике молодой дипломат. Именно в Иране у Грибоедова зародилась идея ограничения самодержавия конституцией.

Во время дипломатической поездки, в 1821-1822 годах Грибоедов пишет первые два акта своей знаменитой комедии, слушателем которых был В.М.Кюхельбекер - лицейский друг А.С.Пушкина. Судя по дневниковым записям Грибоедова, замысел «Горя от ума» возник у писателя еще в 1816 году, до поездки в Иран. На протяжении последующих лет, Грибоедов усердно трудится над созданием своего комического творения, перерабатывая сюжет, добавляя и вычеркивая некоторых персонажей, соблюдая языковые особенности текста, легкость и стройность рифмы. Отрицая жанровые особенности классицизма, Александр Сергеевич создавал «Горе от ума», отталкиваясь от действительности, и требовал соответствия произведений «натуре»: «Бог с ними, с мечтаниями…ныне в какую книжку не заглянешь…везде мечтания, а натур ни на волос».

«Горе от ума» явилось сочетанием общественной сатиры и психологической драмы. Жанровое новаторство Александра Сергеевича не сразу принялось в литературном обществе, однако, такие великие деятели культуры как А.С.Пушкин полностью признавали право Грибоедова самостоятельно устанавливать для своих произведений драматургические законы.

Появление комедии Грибоедова повлияло на дальнейшее развитие жанра реализма в русской литературе. «Горе от ума» обращалось к реальным потребностям национальной жизни.

Комедия Грибоедова - это прежде всего отражение патриотических раздумий автора о судьбах России, о путях становления, обновления, переустройства ее жизни: «…словесность - мысль народа об изящном…»

В 1824 году Александр Сергеевич получает длительный отпуск и уезжает в Петербург, где оказывается в кругу декабристов. Для них комедия «Горе от ума» явилась художественным обобщением их замыслов, отражением событий в России и западной Европе, развивающим декабристское движение. Грибоедов так отзывался о знакомстве с ведущими членами декабристского восстания: «В разговорах их видео часто смелое суждение насчет правительства, в коих сам я брал участие: осуждал, что казалось вредным, и желал лучшего». Под лучшим Грибоедов подразумевал уничтожение крепостного права и называл себя «врагом царя». «Он наш»,- говорил о нем Рылеев, но так окончательно и не принял Александра Сергеевича в тайное общество, так как «жалел подвергнуть опасности такой талант».

Позже, Грибоедов решил продолжить свою дипломатическую деятельность. Летом 1826 года Александр Сергеевич едет в Тифлис.

Во время войны между Россией и Ираном дипломатическая деятельность Грибоедова широко разворачивается. Изучая общественное настроение в Персии, он привлек некоторых шахов иранских государств на сторону России, оказав этим большую услугу русской армии. Огромный вклад Александр Сергеевич внес в заключение Туркманчайского договора. Выполняя роль редактора, он внес некоторые важные уточнения в текст мирного трактата, которые сделали договор намного выгоднее для России. Отвести Туркманчайский мир в Петербург из Персии поручили Грибоедову.

Обладая глубоким и проницательным умом, настойчивостью,  большой силой воли и уверенностью в достижении целей, Грибоедов был уникальной фигурой на дипломатической арене. Широта политических познаний делали Александра Сергеевича одним из крупнейших дипломатов его времени. Стремление стать полезным своей Родине и желание «…быть русским» были главными идеями жизни Грибоедова, посвятившего себя российской дипломатии и русской литературе.  

 

Литература:

 

1.         С.М.Петров «Грибоедов», Государтсвенное издательство художественной литературы, 1950;

2.         А.М.Баженов «К тайне «Горя» А.С. Грибоедов и его бессмертная комедия», издание Московского университета, 2011;

3.         http://www.prlib.ru

4.         Ю.В.Манн «Горе от ума» Грибоедова: разрозненные штрихи к портрету жанра», издательство государственного гуманитарного университета, 2005;

5.         Ф.В.Булгарин «Воспоминания о незабвенном Александре Сергеевиче Грибоедове»;

6.         В.К.Кюхельбекер «Из Дневника» воспоминания о Грибоедове», 1929.

 

Переводчик не «traditore», а культурный дипломат

Воскресенье, 14 Сентябрь 2014 18:23 Опубликовано в События

С 4 по 7 сентября в Москве проходил Третий Международный конгресс переводчиков художественной литературы. Он был  организован Институтом перевода при поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям. В нем приняли участие более 200 переводчиков русской и зарубежной литературы, филологов, литературных агентов и издателей из 55 стран. Участники конгресса заслушали более 250 докладов и сообщений, обсудили актуальные проблемы художественного перевода, задачи распространения и популяризации русской классической и современной литературы.

…Каждый из нас постоянно сталкивался с работой переводчиков – устной или письменной, в книгах или газетах, в кино или по телевидению. В разные времена и при различных обстоятельствах их называли интерпретаторами, толмачами, драгоманами, прелагателями, шепталами, синхронистами, перелагателями или преложителями. А итальянцы в свое время придумали пословицу, которая гласит довольно категорично: traduttoretraditore, то есть, переводчик – предатель. Имелось в виду то, что толмач, этот «коммуникативный посредник» между лицами, не знающими языка собеседника, может ошибочно или намеренно исказить смысл сказанного или написанного. Да, и такое случается. Но все-таки в целом разве переводчик – предатель? Конечно же, нет. И недаром главным слоганом международного конгресса в Москве был: «Перевод как средство культурной дипломатии». А рабочим языком встречи – русский. В рамках конгресса состоялись пленарные заседания, семинары, секции, круглые столы и мастер-классы, которые были посвящены актуальным проблемам перевода с русского языка на иностранные и наоборот. Переводчики посетили Московскую международную книжную выставку- ярмарку, литературный вечер с российскими писателями, приняли участие в церемонии вручения премии «Читай Россию/ReadRussia» и побывали на приёме от имени мэра Москвы.

Какие же темы обсуждали на конгрессе переводчиков? Прежде всего, разумеется, - «Развитие литературного процесса в современной России» и «Новые открытия и новые поиски в художественном переводе», «Теория и практика литературного и поэтического перевода», «Как подготовить хорошего переводчика: проблемы общего образования и индивидуальной «школы»…

На международной встрече переводчиков был принят Итоговый документ, в котором участники конгресс единодушно заявили: «Сегодня, в условиях обострения и нарастания международной напряженности, усиления угроз миру и человеческому достоинству, порождённых борьбой геополитических интересов, чрезвычайно важно не допустить сворачивания гуманитарных связей, обмена идеями и знаниями, способствующих более глубокому взаимопониманию между народами». И едва ли не важнейшая роль в этих обменах принадлежит художественной литературе.

Писательское слово, обретающее жизнь на другом языке с помощью переводчика, оказывается порой сильней любых официальных документов, также говорится в документе конгресса. Голос русских писателей, не только великих мыслителей-гуманистов прошлого, но и современных деятелей русской литературы, должен весомо звучать на других языках народов мира. «Тогда он будет услышан, и русское видение мира, русское понимание души человека и его предназначения, смысла жизни и вечных общечеловеческих ценностей могут быть всесторонне осмыслены и поняты другими народами». И далее: «Переведенная на другой язык книга, честное искренне проникновенное Слово порой оказываются убедительней пушечных залпов и способны если не остановить их, то хотя бы заставить иных задуматься. История свидетельствует об этом». И вывод: сейчас как никогда важны усилия по воссозданию, формированию и укреплению национальных переводческих школ, созданию благоприятных условий для работы литературного переводчика и совершенствования его мастерства.

Участники нынешней встречи, проанализировав положение дел в переводческом сообществе, пришли к единодушному заключению, что конгресс быстро набирает силу, растет его авторитет в мире: так, если на прошлой встрече в 2012 году были представлены 32 страны и 80 докладов, то ныне уже переводчики из более, чем 55 стран выступили с 250 докладами.

Вот еще данные, которые приводились организаторами и участниками конгресса. После Второй международной встречи переводчиков, благодаря грантовой программе Института перевода в 60 странах вышли в свет более 200 произведений русской классической и современной литературы. «При поддержке и участии Института прошли десятки конференций и семинаров по повышению переводческого мастерства, литературных встреч», - свидетельствуют специалисты. И эта деятельность русистов будет только расширяться. Разумеется, при действенной поддержке Правительства России, которое кровно заинтересовано в том, чтобы у литературы не было границ. И чтобы у нее были свои послы доброй воли – переводчики, толковые и грамотные толмачи нашего времени.

Но тут встает актуальный вопрос о том, как сегодня достучаться до сердца читателей? Читают ныне все или делают это не очень охотно. Да, в каждой стране свои приемы приобщения молодежи к чтению. Но думать, вести поиск новых способов увлечения людей художественным словом, книгами, должны все, кому не безразлично будущее своих соотечественников, будущее человеческого сообщества всего света.

«Русская литература отвечает запросам китайцев, ведь между нашими народами много общего – не только в культуре, но и в психологии. Важную роль здесь играют психология и культура. Вот почему китайцы любят русскую литературу», - говорил в своем выступлении профессор Пекинского университета Гуансюань Жэнь. И подобные слова могли бы произнести многие другие зарубежные переводчики. 

Другой участник Третьего конгресса, известный драматург, литератор, переводчик испаноязычной поэзии на русский язык Павел Грушко после окончания международной встречи был приглашен в московский Институт Сервантеса, где выступил с лекцией о том, как он переводил некоторые произведения аргентинского писателя Хулио Кортасара, столетие со дня рождения которого ныне широко отмечается международной культурной общественностью.

Павел Грушко так построил свое выступление, что оно превратилось в некий мастер-класс для начинающих переводчиков. Он на ярких примерах из своей практики показал все сложности и все прелести работы переводчика художественной литературы и, в частности, поэтических текстов.

А мне вспомнилось одно давнее выступление Павла Грушко, посвященное переводам кубинской литературы, смысл которого и сегодня остается актуальным. «Дефицит знания кубинской культуры у нас и нашей на Кубе увеличивается, отмечал Грушко. - Некоторые прорывы в этом отношении не в счет. За минувшие десятилетия столько раз провозглашались здравицы в честь наших отношений. Но здравицами не насытишь интерес одного народа к другому… Думаю, что прежнее «планирование дружбы» прежний зачастую формальный механизм культурного обмена лишь увеличит дефицит знаний того, что происходит у нас, и того, что происходит на Кубе»… Трудно поверить, что эти слова Павел Грушко произнес четверть века назад, выступая на международном «круглом столе» в Москве. Скорее всего, эти же слова он повторил бы и сегодня. Слишком уж заметна пропасть между нашими культурами, хотя и по другим причинам – рыночным, финансовым.

Конечно, с тех пор многое изменилось, но дефицит наших знаний о современной кубинской культуре и ее истории у нас только вырос. Впрочем, как и на Кубе о нынешней российской культуре, литературе и искусстве. И роль переводчиков, как, впрочем, и издателей, в ликвидации этого дефицита, на мой взгляд, огромна.        

…Как заявил выступавший на конгрессе Михаил Швыдкой, «мир на планете зависит от того, насколько люди способны понять друг друга. Вот переводчик, который переводит важную книжку, рассказывает о другом народе что-то очень важное, что позволяет нам понять этот народ, логику его жизни. Вот почему так важно для нас, что русскую литературу переводят на другие языки».

 

Добавил бы: и вот почему слоганом, лозунгом конгресса нынешнего года стала фраза – «Перевод как средство художественной дипломатии». Потому что переводчик никакой не traditore, не предатель. Он очень важный культурный дипломат.

 

В список номинантов на премию имени Астрид Линдгрен вошли два автора детских книг из России. Как сообщается на официальном сайте награды, имена претендентов назвали 10 октября на международной книжной ярмарке во Франкфурте-на-Майне.

Золотистого меда струя из бутылки текла…

Понедельник, 27 Май 2013 04:00 Опубликовано в Биноклиус

Стихотворение О. Э. Мандельштама 
«Золотистого меда струя из бутылки текла…» 

(Опыты реального комментария) 

В августе 1917 года в Алуште О. Э. Мандельштам, побывав в гостях у Веры и Сергея Судейкиных, написал стихотворение, текст которого мы позволим себе напомнить читателю:

 
1.  Золотистого меда струя из бутылки текла
2.  Так тягуче и долго, что молвить хозяйка успела:
3.  –Здесь, в печальной Тавриде, куда нас судьба занесла,
4.  Мы совсем не скучаем, – и через плечо поглядела.
 
5.  Всюду Бахуса службы, как будто на свете одни
6.  Сторожа и собаки, – идешь, никого не заметишь.
7.  Как тяжелые бочки, спокойные катятся дни.
8.  Далеко в шалаше голоса – не поймешь, не ответишь.
 
9.  После чаю мы вышли в огромный коричневый сад,
10.  Как ресницы, на окнах опущены темные шторы.
11.  Мимо белых колонн мы пошли посмотреть виноград,
12.  Где воздушным стеклом обливаются сонные горы.
 
13.  Я сказал: виноград, как старинная битва, живет,
14.  Где курчавые всадники бьются в кудрявом порядке;
15.  В каменистой Тавриде наука Эллады – и вот
16.  Золотых десятин благородные, ржавые грядки.
 
17.  Ну, а в комнате белой, как прялка, стоит тишина,
18.  Пахнет уксусом, краской и свежим вином из подвала.
19.  Помнишь, в греческом доме: любимая всеми жена, –
20.  Не Елена – другая, – как долго она вышивала?
 
21.  Золотое руно, где же ты, золотое руно?
22.  Всю дорогу шумели морские тяжелые волны,
23.  И, покинув корабль, натрудивший в морях полотно,
24.  Одиссей возвратился, пространством и временем полный.
Страница 3 из 3