facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 5:37
Александр Моисеев

Александр Моисеев

обозреватель журнала «Международная жизнь»

Москва - Гавана

Многие знают его на Кубе по одной невольно оброненной фразе: «Моя роль как творца – обессмертить легенды». Но большинство людей знают его на Острове в основном по произведениям, посвященным истории и современности Кубы, по памятникам таким людям-легендам, как Хосе Марти и Че Гевара, американский писатель Эрнест Хемингуэй и Мать Тереза из Калькутты, Джон Леннон и колумбийский литератор Габриель Гарсия Маркес, гениальный испанец-исполнитель фламенко Антонио Гадес и чудаковатый гаванский бомж-интеллектуал Кабальеро из Парижа. Его творения установлены чуть ли не во всех государствах Латинской Америки, а также в США, Канаде, в Европе…  

С известным гаванским скульптором Хосе Рамоном Вильей Собероном (José Ramón Villa Soberón) мы встретились в живописном саду Союза писателей и деятелей культуры Кубы (УНЕАК). Присели в тени изящных пальм на скамейку и начали по-кубински неспешный, но довольно эмоциональный диалог.  

Вообще-то Хосе Вилья не коренной житель Гаваны. Он родился в 1950 году на востоке Острова в Сантьяго-де-Куба. Однако в трехлетнем возрасте вместе с родителями переехал в столицу. И впоследствии стал настоящим патриотом именно Гаваны, где находится большая часть его самых известных бронзовых героев.  

В молодые годы, когда существовал и активно взаимодействовал социалистический лагерь, Хосе Вилья получал художественное образование в столице тогдашней Чехословакии – Праге. Там, в стенах Академии изобразительных искусств, он усвоил принципы «социалистического реализма» и видел себя в будущем скульптором именно скульптурного жанра. Но вернувшись на Кубу, вдруг увлекся абстракционизмом. Причем, - в монументальной скульптуре знаков и символов. А какие у него профессиональные пристрастия сегодня?

- Мне нравится работать в двух направлениях – монументальной абстрактной скульптуре и в создании памятников историческим личностям, главным образом, в натуральную величину, в бронзе. Вот именно второе направление больше нравится кубинцам и иностранным туристам. Известные всем бронзовые персонажи можно увидеть в Старой Гаване. Несколько месяцев назад там была установлена и копия моего памятника Габриелю Гарсии Маркесу, а оригинал мною был сделан для города Баранкилья в Колумбии, где он и стоит до сих пор. А в гаванском баре-ресторане «Флоридита», которому недавно исполнилось 200 лет, туристам нравится делать «селфи» в обнимку с бюстом Эрнесто Хэмингуэя, который многие годы, живя в Гаване, любил выпить там свой знаменитый коктейль «двойной дайкири». Этот памятник – тоже моя работа. А в одном из гаванских парков на лавочке сидит бронзовый Джон Леннон. С ним рядом может присесть каждый, кто захочет – отдохнуть и сфотографироваться. Его, как и некоторые другие, я тоже создал по заказу Управления главного историка Гаваны…

…Перечислить все бронзовые, металлические и мраморные творения скульптора Хосе Вильи довольно трудно – получится огромный перечень. А об абстрактных его произведениях на улицах и площадях мне, поклоннику реализма, рассуждать просто затруднительно – в этом направлении царят фантазии автора из линий и замысловатых форм металлических конструкций, талантливо вписанных в окружающую среду. Они поражают воображение. Но не всем понятен их смысл.

И, конечно, думаю, именно поэтому его больше знают по реалистичным скульптурам исторических персонажей. «Мою копию Гарсии Маркеса установили в саду Лицея артистов и литераторов, бывшем дворце Маркиза де Аркоса, - поясняет Хосе Вилья. - Оригинал скульптуры стоит в Карибском музее города Барранкилья (Коллумбия). Теперь Нобелевский лауреат по литературе Габриель Гарсия Маркес, который часто бывал и жил в Гаване, доступен и для жителей нашей столицы».

Мигель Барнет, известный кубинский литератор, председатель Союза писателей и деятелей культуры Кубы назвал произведения Хосе Вильи «призывом к совершенствованию и развитию вкуса, к сдержанности и большей религиозной терпимости»…

А над каким произведением маэстро работает в настоящее время?

- Сейчас завершаю образ нашей прославленной балерины Алисии Алонсо. В этом мне помогает мой юный друг и коллега Габриель Сиснерос. Алисия посетила студию, где мы работаем, прикоснулась к своей будущей «двойнице». «Для меня, сказала она, это большое счастье – быть увековеченной в моем искусстве». А для нас, продолжает наш разговор Хосе Соберон, эта работа необычна хотя бы тем, что балерина будет изображена романтично, в танце, в ее любимом балете «Жизель», застыв на одной ноге. Этот балет принес ей мировую славу. Удивительно, что в свои 96 лет Алисия Алонсо четко помнит каждый свой жест, каждое движение своей партии в «Жизели». Мы с моим другом Сиснеросом изучили множество фотографий и видеоматериалов этого балета, пока у нас не возник тот ее образ, который мы решили воплотить в скульптуре. Бронзовый памятник Алисии Алонсо высотой 2,4 метра, как предполагается, будет установлен и торжественно открыт в августе-сентябре этого года в Большом театре Гаваны, который уже с 2016 года носит ее имя…

…Наш разговор постепенно перетекает на российскую тематику. Разумеется, мой собеседник прекрасно знает искусство Советского Союза, России. Несомненно, хотел бы посмотреть творения современных авторов, побродить по московским улицам, паркам и площадям, побывать в музеях.

Когда я посвятил Хосе Вилью в творчество моего друга, известного российского скульптора Владимира Суровцева («Международная жизнь», https://interaffairs.ru/news/show/15426), в его работу над образом выдающегося кубинского мыслителя и поэта Хосе Марти, рассказал об идее установить в Москве большую конную статую Апостола кубинской свободы, гаванский ваятель отнесся к ней очень позитивно, с пониманием и одобрением. И решил написать письмо московским властям в поддержку этого проекта, в поддержку своего коллеги-скульптора Владимира Суровцева. А главное – в поддержку своевременности увековечивания российско-кубинского духовного единения.

Вот мой перевод этого послания с испанского языка:

«Уважаемые господа, - обращается к руководству Москвы Хосе Вилья Соберон. – В этом письме мне хочется выразить полную поддержку стремлению выдающегося российского скульптора Владимира Суровцева изготовить и установить памятник кубинскому национальному герою Хосе Марти Пересу. Я считаю, что В.Суровцев обладает высокими профессиональными творческими качествами и большим опытом в воздвижении памятных скульптур, посвященных различным историческим событиям и выдающимся фигурам.

Имеет большое значение и то, что именно Москва избрана скульптором для реализации своего проекта, который выражает достойное почтение к самой важной личности в кубинской истории. Хосе Марти – организатор нашей борьбы за независимость, интеллектуал, поэт, который внес огромный вклад в кубинское и латиноамериканское идейное наследие, в поэзию и в мировую литературу. Установка этой скульптуры стала бы справедливым жестом признания главного учителя всех кубинцев и, несомненно, внесла бы значительный вклад в сближение и лучшее взаимопонимание народов России и Кубы, которые связывают нерушимые узы солидарности, дружбы и культуры.

Искренне верю в результат этого скульптурного проекта Владимира Суровцева, который будет осуществлен с особым старанием и профессиональным талантом, достойным высоты творческого наследия великого поэта, каковым был Хосе Марти».

И знаменитый гаванский творец поставил свою подпись: Скульптор Хосе Вилья Соберон, лауреат Национальной Премии в области изобразительного искусства Кубы. 

…По возвращении из Гаваны в Москву я с удовольствием передам это письмо поддержки Владимиру Александровичу Суровцеву. Очень надеюсь, что оно ему поможет в достижении благородной цели. Ведь памятник Хосе Марти в Москве не только смог бы еще более сблизить и скрепить народы России и Кубы, но и увековечить наши дружбу и отношения, которые сегодня достигли стратегического уровня. Тем более, что личность Апостола свободы Кубы, как называют Марти на родине, глубоко чтима и уважаема не только на самой Кубе, но и в соседних с Островом Свободы Соединенных Штатах. Единственный и очень удачный монумент Хосе Марти на коне, кстати сказать, установлен даже не на Кубе, где памятники ему встречаешь на каждом шагу, а в Нью-Йорке. И сейчас главный историк Гаваны Эусебио Леаль предпринимает организационные усилия для изготовления и установки копии этой статуи на территории кубинской столицы. Что ж, пожелаем ему успеха. Благородной идее во имя сближения стран и народов – зеленая улица! А у нас конная статуя Марти, надеемся, появится в Москве. Хорошо бы! 

Москва – Гавана: Культурное наследие

Понедельник, 19 Декабрь 2016 13:14

Стратегические отношения между Россией и Кубой развиваются ныне особенно активно и по многим направлениям. Важное место в них занимают культурные и научно-образовательные связи, включая межвузовское взаимодействие. В этой сфере хотелось бы выделить первый совместный проект по сохранению культурного наследия Кубы, который реализуется Московским государственным техническим университетом им. Н.Э. Баумана и колледжем-факультетом «Сан-Херонимо» Гаванского университета. Что представляет собой историко-культурное и историко-научное наследие Острова Свободы и почему его так необходимо беречь, от кого охранять?

На эти и другие вопросы отвечает главный редактор кубинского журнала «Опус Гавана», помощник директора Управления Главного Историка Гаваны, иностранный эксперт журнала «Международная жизнь» Архель Кальсинес Педрейра.

С нашим гостем беседует обозреватель журнала Александр Моисеев. 

Какого вкуса Перу?

Вторник, 19 Июль 2016 01:39

Кулинарная дипломатия стран Латинской Америки все активнее завоевывает свое место под российским небом. В Москве прошел первый Гастрономический фестиваль Перу. Организованное Посольством этой страны, он состоялся в зале «Долгорукий» отеля Four Seasons комплекса гостиницы «Москва» с чудесным видом на Кремль и Манежную площадь.

На фестиваль были приглашены представители лучших отелей, ресторанов, кулинарных школ, специализированных СМИ, сети супермаркетов, а также бизнес-кругов и импортеров продуктов питания и напитков, проявляющих особый интерес к одной из изысканных кухонь планеты – перуанской. На фестивале в качестве почетного гостя присутствовал директор Латиноамериканского департамента МИД России Александр Щетинин, который признался в своем личном интересе к аутентичной перуанской кухне.

Посол Республики Перу в России Карлос Веласко Мендиола, открывая гастрономический фестиваль, выступил с речью, в которой рассказал историю формирования богатой перуанской кухни и о том, как правительство Перу проводит свою кулинарную дипломатию за рубежом. В частности он сказал:

- Блюда, которые вам предстоит отведать, - результат труда всей человеческой цепочки Перу, начиная с продуктов, выращенных нашими сельскими жителями в плодородных долинах страны, на плоскогорьях в Андах, и в обширной и разнообразной Амазонии, и заканчивая тонким вдохновением поваров, на протяжении многих лет создававших самые изысканные рецепты кухни, высоко ценимой во многих уголках мира.

Наша задача заключается в том, чтобы приблизить, приобщить к этому замечательному многовековому опыту перуанских поваров тех, кто никогда раньше не пробовал наши блюда и даже не слыхал о славе перуанской гастрономии.

Многие специалисты-кулинары в разных странах отмечают, что перуанская кухня – это смешения различного рода кулинарных блюд и методов их приготовления на протяжении всей тысячелетней истории Перу. Первое смешение происходило в течение примерно трех веков, став результатом соединения кухни древней империи инков с испанской кулинарной культурой. Этот период закончился, условно говоря, в 1821 году  Наша кухня формировалась  также, впитывая в себя ингредиенты и методы гастрономии африканских рабов, которые в свое время массово завозились на американские земли. Они добавили свою долю в эту кечуа-иберийскую смесь.

Такие культуры, как Чавин, Тиауанако, Уари, Мочика, Паракас, Наска, существовавшие до появления в XV веке цивилизации инков, также оставили свои следы в истории древней кулинарии, такие, как активное использование исконно местных продуктов – картофеля, маиса, острого перца – капсикума, томатов, аннато, уакатая, а также различных андских зерновых культур – киноа и кивича. А уже в XIX веке в Перу прибыли первые иммигранты из Китая со своей кулинарной традицией, а позже появились японские иммигранты. Они обогатили перуанскую кухню своим умелым обращением с дарами моря и рыбой, которыми богаты воды Тихого океана, омывающего побережье Перу. Таким образом, на протяжении веков перуанская кухня вобрала в свою кулинарную культуру вкусы, методы, ингредиенты и технику самых богатых кухонь мира, преобразовав их и приспособив к национальным особенностям перуанских традиций…

Посол Карлос Веласко Мендиола сообщил также, что недавно в перуанская столица Лима, по оценке организации World Travel Awards, была признана лучшим кулинарным направлением, а в последнем рейтинге 50-и лучших ресторанов мира оказались три перуанских ресторана. А такое наше традиционное блюдо, как севиче в разной форме готовится во многих странах планеты, включая пять перуанских ресторанов, работающих в Москве.

Посол призвал россиян насладиться чудесным гастрономическим путешествием в Перу.

Гости гастрономического фестиваля, среди которых был и корреспондент «Международной жизни», имели возможность лично убедиться в чудесных вкусовых качествах перуанских блюд, начиная с аперитива «Писко сауэр» и заканчивая знаменитым севиче и десертом из чиримойи.

Фестиваль проходил под руководством шеф-повара Жозефа Ариаса, владельца ресторанов Piscomar и Callao 24 в Мадриде, которые сегодня входят в число лучших перуанских ресторанов Испании. Ему ассистировал шеф-повар Посольства Перу и выпускник кулинарной школы Пачакутек, Алонсо Альба.

Шеф-повар Жозеф Ариас так прокомментировал корреспонденту «Международной жизни» свою роль в гастрономической дипломатии:

-  Да, это правда, что я стараюсь везде, где возможно, популяризировать перуанскую национальную кухню в рамках так называемой кулинарной дипломатии. Убежден, что она стоит того. Наша кухня имеет очень богатую историю, и она очень разнообразная, вкусная, питательная и полезная. Продвижением перуанской кухни я занимаюсь, например, в Испании: у меня в Мадриде работают два перуанских ресторана - Piscomar и Callao 24, которые предлагают испанским гражданам и иностранным туристам лучшие блюда Перу. Эти блюда на сто процентов наши, национальные. Хочу сказать, что Москва поразила меня своей красотой и величием. Конечно, я хотел бы здесь открыть свой ресторан. Но это пока только мечта… 

Перуанская кухня, действительно, на сегодняшний день является одной из самых изысканных кухонь планеты. А тот, кому хоть раз довелось посетить эту южноамериканскую республику, подтвердит: Лима была и остается гастрономической столицей Америки. Все справочники гласят о разнообразии и богатстве ингредиентов перуанской кухни, привезенных изо всех уголков самой страны, о тысячелетних традициях и современных технологиях, о слиянии различных гастрономических культур – древнеперуанской, испанской, африканской, китайской. Эта смесь превратила Лиму в настоящий «фейерверк вкуса», в кулинарное ассорти, которые превратили перуанскую кухню в совершенно уникальное гастрономическое явление. Среди ее шедевров чаще всего называют такое блюдо, как «Trio de cebiches», которое готовится на основе рыбы и морепродуктов.

…Более 100 представителей известных отелей, ресторанов, кулинарных школ, сетей магазинов, предпринимателей, поставщиков продуктов и напитков Москвы и Санкт-Петербурга, в этот вечер смогли лично убедилиться в том, что перуанская кухня заслуженно пользуется славой и популярностью во многих государствах. На фестивале были представлены такие продукты Анд, как сача инчи, якон, чиа, черный маис и физалис, специально привезенные из Перу проектом «Магазинчик Анд» организации «Сьерра Экспортадора» при поддержке Министерства иностранных дел Перу. Они были воплощены в знаковые блюда национальной кухни, такие, как севиче, кауса с крабом, осьминог в оливковом соусе, секо де кордеро, лакомство на основе киноа, десерты из чиримойи и лукумы. Как здесь не вспомнить известную народную поговорку о том, что путь к сердцу мужчины (да и женщины тоже!) лежит через желудок!

Первый Гастрономический фестиваль в Москве превратился в яркую фиесту национального вкуса Перу. Кулинарная дипломатия в очередной раз продемонстрировала свою эффективность.

 

Фото предоставлены Посольством Перу в Москве.

В Дипломатической академии МИД России рассказывают, что когда какому-либо студенту на экзамене преподаватели хотят задать дополнительный вопрос, то спрашивают: «Скажите, а какая надпись выбита на памятном знаке в честь 200-летия канцлера Российской империи Александра Михайловича Горчакова, который украшает здание нашей академии?». Как правило, не все могут ответить, а просто разводят руками. И таким студентам  рекомендуют пойти посмотреть и прийти с зачеткой в другой раз.

Что же начертано на мемориальной доске, посвященной Горчакову? На этот вопрос чуть ниже ответит сам автор барельефа, выдающийся российский скульптор, народный художник России Владимир Суровцев. Его творчеству, его культурной дипломатии и посвящена наша статья.

…Однажды, а это было не так давно, автору этих строк посчастливилось присутствовать на одном торжественном международном событии. В Москве, во французском посольстве глава дипломатической миссии Жан-Морис Рипер вручал награды лицам, внесшим особый вклад в развитие добрых связей  между Россией и Францией. Знак отличия Кавалера Ордена за заслуги в области Искусства и Литературы Французской Республики получил из его рук и выдающийся российский скульптор Владимир Суровцев.

По-французски название награды звучит так: «Les insignes de Chevaliers de l’ordre des Arts et Lettres». При этом глава дипмиссии сказал, что он всегда «испытывает удовольствие, когда вручает награды людям, которых объединяет простое и твердое убеждение в том, что Россия и Франция были, есть и будут друзьями и важными партнерами».  

Посол Жан-Морис Риппер напомнил, что в творческом багаже Владимира Суровцева уже свыше 40 монументальных скульптур, а 19 из них установлены в различных иностранных государствах, в том числе четыре на французской земле. Посол особо отметил такие известные памятники Суровцева во Франции, как монументы о братстве по оружию между воинами наших стран, например, – авиаполку Нормандия-Неман, а также русскому экспедиционному корпусу, сражавшемуся во Франции в первую мировую войну. Эти скульптуры Владимира Суровцева, по мнению Посла, вовсе не воинственные, они заставляют людей больше думать о мире, о неприятии вооруженных конфликтов. Вместе с тем, в них заложен мощный заряд патриотизма. «Вот этим-то творчество русского мастера и замечательно!»,- с удовлетворением подчеркнул Посол Жан-Морис Рипер. А кто-то из присутствовавших на церемонии сказал, что творения скульптора Суровцева – это прекрасные иллюстрации к летописям России, которые можно не только увидеть, но и прикоснуться к ним. Это память, отлитая в бронзе, память на века.   

Но больше всего мне нравится бывать у Владимира Александровича в его мастерской на Пятницкой улице, сплошь заполненной макетами скульптур и эскизами старых и новых работ. Мне кажется, что в атмосфере этого рабочего пространства витает бодрящий и вдохновляющий на успех дух творчества. Здесь особенно видно, что мастер полон новых идей и планов. И здесь хочется больше узнать о его жизни, о художественных достижениях и замыслах.

В мастерской передо мной предстает невысокий худощавый мужчина с проницательным взглядом умудренного опытом творца и натруженными руками ваятеля, скульптора. Стопки книг на длинном столе свидетельствуют о том, что художник, прежде чем приступить к новой работе, тщательно изучает предмет своего творчества, читает мемуары, исторические книги и документы. 

И только досконально изучив предмет своей будущей работы, скульптор приступает к своему творческому поиску. Нисколько не сомневаюсь, что так трудятся и многие другие его коллеги. Однако скрупулезность Владимира Суровцева меня всегда поражает. Например, подумывая о создании в Москве памятника кубинскому национальному герою и поэту Хосе Марти, он, прежде всего, попросил принести ему стихи и статьи Апостола кубинской независимости и революции. Но об этом тоже чуть ниже.

При встрече у него в мастерской попросил ответить на вопрос о главной теме его творчества – военной. И почему многие памятники военачальникам, героям-защитникам увековечены на конях. Все ответы на эти вопросы заложены в истории жизни мастера Суровцева и его предков.

Как рассказывает сам Владимир Александрович, он коренной москвич первого послевоенного поколения. Родился на Сретенке 9 июня 1951 года. По-прежнему очень любит этот район столицы, хотя там многое поменялось. Дом, в котором он родился и рос, в котором был кинотеатр «Уран», давно сломали. Однако прогулки по местам детства и сегодня доставляют ему радость.

Военная тематика у него в крови. Его отец прошел всю Великую Отечественную с 1941 по 1945-й. Дед сражался в ополчении. На войне погиб его дядя, воевавший на Калининском фронте. Подростком Владимир Суровцев часто бывал в пионерских лагерях под Москвой. И именно в тех местах, где шли жесточайшие бои против рвавшихся к столице фашистов. В этих местах дети играли в войну в настоящих траншеях и окопах, лазали по дотам и дзотам, набивали карманы разбросанными повсюду патронами и гильзами. Если к этому добавить фильмы и книги о войне, которыми также были наполнены детские и юношеские годы Владимира, то легко понять его влечение к военной тематике. Сам он как-то сказал: «Я творю памятники о войне для того, чтобы был мир, для того, чтобы живые помнили павших героев». И это не пафос, не поза. Это – правда.

В 18 лет Владимир, не дожидаясь призыва, попросился служить в армию. Военную службы проходил в тогда еще советской Риге. После увольнения в запас, в 1977 году, Владимир Суровцев с отличием окончил художественный факультет (отделение скульптуры) Московского Технологического института. И с 1976-го с головой и сердцем ушел в творческую работу, начал активно участвовать в выставках, как в Москве, так и за рубежом. Владимир Александрович гордится тем, что у него и жена, и дети – все художники и скульпторы. В его роду он насчитал свыше 30 творцов…

А его страсть к конным монументам тоже объясняется просто. В роду Суровцева были и хопёрские казаки. А конь, лошадь у казака, как известно, всегда были на первом месте. Дед скульптора Василий Фомич, хопёрский казак, принимал участие в знаменитом Брусиловском прорыве во время Первой мировой войны. Сам Владимир Александрович тоже любит лошадей, увлекается верховой ездой, совершает конные прогулки.   

В этом смысле характерен открытый в сердце Парижа памятник Суровцева солдатам и офицерам Русского экспедиционного корпуса, направленного на помощь французской армии в годы Первой мировой. «О его создании договорились Владимир Путин и французский премьер Франсуа Фийон еще в 2009 году, вспоминает мастер. – Тогда был организован конкурс, который посчастливилось выиграть мне. За воплощением этого проекта следил лично Владимир Путин. В самый канун Нового 2011 года состоялась встреча скульптора с тогдашним российским премьером. «Это был для меня невероятный подарок под Новый год, - рассказал Владимир Суровцев. - За четыре с половиной часа до торжественного боя Курантов Владимир Владимирович пригласил министра культуры Александра Алексеевича Авдеева и меня как одного из авторов этого проекта в свою резиденцию, и мы вместо отведенных пяти-семи минут проговорили все 20».

Памятник, как и было задумано автором, получился человеческим, очень мирным, и даже лирическим. Стоит офицер и задумчиво смотрит вдаль. Рядом с ним – конь пьет воду из родника. Военный снял каску, скорбя о павших воинах. «Но наша композиция не только дань памяти храбрым воинам, - поясняет мастер. - Это - обращение через суровые события прошлого к нынешним и будущим поколениям, призыв к тому, чтобы больше не было войн. Конь, пьющий воду из родника, - это возвращение к истокам, роду, Родине. Мы дали название памятнику «Родник», хотя это слово не значится на постаменте».

Кстати сказать, над этой композицией скульптор работал чуть меньше года вместе со своим сыном Данилой, выпускником Суриковского института, а также с архитекторами Владимиром и Олегом Сутягиными.

В нынешнем месяце исполняется 75 лет с начала Великой Отечественной войны. Этому героическому периоду в истории нашей страны Владимир Суровцев посвятил десятки своих творений. Только их перечисление с описанием и историческими справками может составить книгу. Один из таких памятников установлен на кладбище Пер-Лашез в Париже, монумент в честь советских партизан. Там воевало 30 тысяч наших воинов. Многие из них отдали свои жизни за Родину и за освобождение мира от фашизма. Они не увидели Победы, но память о них доносит до потомков монумент Суровцева.

Среди недавних творений мастера – монумент венгерскому кардиналу Йожефу Миндсенти в мадьярском городе Эстергом и там же памятник русским солдатам Первой мировой.

Йожеф Миндсенти был кардиналом в этом городе в период Второй мировой войны, он помогал партизанам, спас многих людей, делая им паспорта и помогая бежать за рубеж.

Правда и в том, что в 1956 году Миндсенти осудил ввод в Венгрию советской армии и сделался врагом Советского Союза. Потом под давлением общественности его выпустили, почти 15 лет он жил в посольстве США в Будапеште, заняв активную антисоветскую позицию. Затем ему удалось выехать в Австрию, где он и окончил свои дни. Однако многие венгры помнят эстергомского кардинала прежде всего как борца против фашистов и патриота своей страны.

И монумент ему, созданный российским скульптором, - важный элемент народной дипломатии, работающий на взаимопонимание между Россией и Венгрией, на общечеловеческий гуманизм и стремление к дружбе и сотрудничеству.

«Вместе с тем, мы работали и над восстановлением оскверненного в Венгрии вандалами монумента советским солдатам, - рассказывает Владимир Суровцев. - И в этом содействие нам постоянно оказывает наш МИД, его руководство и рядовые дипломаты. За это я благодарен им безмерно. Мы гордимся всеми нашими памятниками, установленными за пределами Родины. С их помощью удается менять отношение к России, к российским людям. В этом и заключается наша культурная, народная дипломатия.

Среди монументов Суровцева – памятник в честь встречи союзников на Эльбе, конный памятник полководцу маршалу Константину Рокоссовскому в Волгограде, памятник Александру Твардовскому на Страстном бульваре в Москве, в Иванове открыт его памятник эскадрилье «Нормандия-Неман», суровцевский монумент французским летчикам и нашему боевому братству в Великую Отечественную войну стоит в Ле-Бурже под Парижем.

В Болгарии он создал памятник генералу Скобелеву. В Праге открыт сотворенный им бюст великому русскому поэту Александру Пушкину…

Творения Суровцева (многие совместно с сыном Данилой) установлены в Великобритании - Шотландии и Лондоне, в Москве и многих других городах России и зарубежья. И все они служат одному и тому же – миру, дружбе, взаимопониманию. 

В одну из наших встреч в студии скульптора поинтересовался у него:

- Владимир Александрович, у вас есть мечта? Какая она?

- Как говорил французский писатель Анатоль Франс, мечты придают миру интерес и смысл. А еще говорят, что мечты, которые сбываются, это не мечты, а планы. Так вот, у меня возник план, он же – мечта, - соорудить и установить у нас в Москве памятник замечательному кубинскому поэту, публицисту, философу и революционеру, лидеру освободительного движения Кубы от испанского господства и национальному герою Острова Хосе Марти. Сейчас я с большим интересом размышляю на эту тему, читаю его стихи, статьи, делаю эскизы. Хосе Марти в свое время написал отличные статьи, посвященные нашему великому поэту Александру Пушкину, художнику Василию Верещагину, русскому народу. В этих статьях он, например, отмечал: «Пушкин воистину поэт России, этой гордой и почти неизвестной страны… народ, который он пробудил, стал действительно народом»…

А в статье о первой выставке работ Василия Верещагина, проходившей в 1888 году в Нью-Йорке, он создал собственный поэтический образ народа России:

«Русский народ несёт с собой обновление. Патриархальный, наивный как дитя, возвышенный духом, он то камень, источающий кровь, то крылатое существо с каменными когтями. Он умеет любить и умеет разить насмерть… В русском человеке есть яркость и страстность, рокот гнева и шепот неги, душевная открытость и сила»…

Эта работа может иметь большой успех в нашем городе – побратиме Гаваны, где в 1853 году Марти родился. Думаю, что этот памятник «Апостолу независимости», как называют Марти на Кубе, на века свяжет наши страны и народы, наши столицы. И мы с архитектором Владимиром Сягиным уже подобрали в Москве несколько наиболее подходящих для монумента площадок, которые, разумеется, будем обсуждать с властями города. Надеемся, а мы всегда идем от идеи, что нам удастся осуществить этот план, учитывая добрые отношения между Россией и Латинской Америкой, особенно с Кубой, и особенно после официального визита на Остров патриарха, святейшего Кирилла. Думаю, что эта работа реальна не только по политическим причинам, но и может стать украшением нашей столицы.     

- Последний вопрос, Владимир Александрович. Что же начертано на мемориальной доске дипломату Горчакову?

- Там возле барельефа канцлера есть такие слова: Александр Михайлович Горчаков, видный российский дипломат и государственный деятель (1798-1883), к 200-летию со дня рождения. И на доске есть еще такие слова: «Будущность России огромна, но путь ее нелегок». Мемориальный знак был открыт в 1998 году. А эти вещие слова канцлера Российской империи мы примеряем на себе и сегодня. С одной стороны, у нас гордость за страну, за то, что нам удается, в том числе и в дипломатии, с другой, мы понимаем сколь непростая ситуация в экономике. Но мы всегда преодолеваем трудности. И нам хочется, чтобы памятник Хосе Марти в Москве состоялся, чтобы его приняли москвичи, наши кубинские друзья, все латиноамериканцы.

- Редакция журнала «Международная жизнь» благодарит скульптора Владимира Суровцева за интересное интервью и от всей души поздравляет с 65-летием со дня рождения и с 35-летием плодотворного взаимодействия с МИД России! Здоровья вам, вдохновенья и новых творческих успехов!

Страница 1 из 4