facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 1:53



Музыкальные армейские ритуалы как «политические тексты»

Вторник, 15 Июль 2014 14:45

В конце XX - первой трети XXI вв. в процессах мировой политики и в конфигурации международных отношений произошло немало важных и интересных вещей. Аналитики, занимающиеся мониторингом международной обстановки и прогнозами на будущее, полагают, что трансформация мировой системы вполне вероятна и установление нового мирового порядка в ближайшее десятилетие вполне возможны[1]. Вопрос, однако, заключается в том, каким образом это произойдет- в результате катастрофы (гуманитарного или иного характера) и последующей за ней войны, или возрастающий эгоизм экономической силы «относительно безболезненно» приведет к смене полюсов, режимов, приоритетов. Написано немало сценариев будущих событий (с детальным описанием возможных сценарных сбоев), в которых с разной степенью аргументированности расписан первый и второй варианты. В каждом из них достаточно переменных, а вот постоянная только одна - армия[2]. Она является абсолютным условием осуществимости и осуществляемости возможных перемен. В случае реализации первого варианта, войны, как публичного вооруженного конфликта, (симметричная война), где действует организованная армия, с ее пирамидой власти, где понятен театр военных действий, а сами они декларируются, где жертвами этих действий становятся в первую очередь солдаты, а цель известна и ясна - достижение мира - роль армии не требует пояснений. Второй вариант сложнее, захват командных высот в экономике не происходит легко. Он сопровождается насилием как чувством уязвимости меня как живого существа, угрозой внешней силы. Насилие раскалывает порядок, в нем действуют малые группы людей, далеко не всегда интегрированные в международные сети, имеющие центральное командование. «Логика насилия криминализирует военные действия: запускается процесс варваризации конфликтов: дикость, тщательная подготовка убийств, циклы мести и ограбления; отрицание правовых нормативов и замещение их на абсолютные, в результате- уничтожение самой юридической системы»[3]. Как итог- разрушение структуры «классической войны», укрепление контуров ассиметричной войны, глобализация насилия. Для наведения внутреннего порядка государство вынуждено будет обратиться к помощи армии, потому что достигнуть этой цели вряд ли удастся только силами полиции. Кроме очевидных последствий такого шага здесь существует и другая опасность- деморализация армии от бессмысленных потерь товарищей по оружию, от малоэффективных попыток наладить совместную боевую работу с властью (силовиками). Подобное моральное состояние армии требует не просто поддержки врачей-психологов, священнослужителей, но и укрепление репутации армии как в своих собственных глазах, так в глазах (гражданского) общества. Конечно, есть множество способов сделать это. Мы бы хотели обратить внимание на армейские ритуалы как политическую и эстетическую форму символизации той или иной сущности государства. Они получают закрепление не только в корпусе армейских документов, но и в соответствующих «дискурсах политики» и нередко помогают осмыслить происходящее глубже, чем это понимают сами политики.

Значительная часть армейской жизни строится на (в некоторых случаях веками разработанных) ритуалах. Ритуалы есть важнейший элемент функционирования и выполнения армией своей основной миссии – защиты государства от внешнего агрессора, обеспечение безопасности рубежей, помощи партнёрам и союзникам, установление контроля на подвластных территориях. Армейские ритуалы могут быть официальными и неофициальными. К первым относятся, например, ритуалы «Приведение к военной присяге», «Вручение наград», «Развод и смена караулов», « Общеполковая вечерняя поверка», «Выполнение воинских почестей при погребении». Существуют официальные армейские ритуалы, проводимые гражданскими властями, но с привлечением войск и военных музыкантов, например, парады, демонстрации, шествия и митинги, встречи и проводы глав иностранных государств ( ритуал «Почётного караула»).

В «неофициальных» ритуалах армий стран мира существует неопределенное множество самых разных действий и норм. Среди самых известных - ритуалы «Сто дней до приказа» и «Посвящение в различные категории по срокам службы». Эти ритуалы зародились в солдатской среде армий стран Старого Света и России в результате длительных (до 25 лет) сроков службы и рисков, связанных с такой длительностью. Особый интерес представляет ритуал «Сто дней до приказа». Суть его заключается в переводе военнослужащего, которому осталось дослужить до демобилизации 100 дней, в привилегированное положение. В VIII-XIX вв. в армиях европейских государств последние сто дней перед выходом солдата на заслуженный отдых обставлялись весьма торжественно, более того, к «старому» солдату приставлялось несколько молодых рекрут-учеников, чтоб за оставшееся время он смог подготовить достойную себе смену. Однако с течением времени этот неофициальный армейский ритуал стал приобретать скандальную репутацию. В советское время, когда срок службы был вначале 4-5 лет, затем 3-2 года, последние примерно 3 месяца и были той самой «стодневкой». Приказ Министра обороны СССР о призыве и демобилизации выходил 2 раза в год: 25 марта и 25 сентября. Соответственно, «стодневка» начиналась 15 декабря или 15 июня. В этот день на военнослужащем разрывалась одежда, наносились мелкие повреждения, порезы и пр., обривалась наголо голова в расчёте на то, что за оставшееся время волосы отрастут. В некоторых войсках происходили вещи и похуже[4]. В конце 90-х годов XX века этот ритуал вызвал бурную полемику в российском обществе. Гражданское общество новой России не хотело мириться с тем, что в отечественной армии имеют хождение пусть и неофициальные, но все же «нормы», унижающими достоинство человека. Заметим, однако, что, несмотря на протесты, совсем уничтожить (запретить) этот ритуал так и не удалось до сих пор. Это объясняется многими вещами и не в последнюю очередь тем, что армейские ритуалы, прописанные (придуманные, практикуемые) для каждого отдельного случая, имеют выраженную эмоциональную окраску. Например, к грустным ритуалам относится ритуал «Выполнение воинских почестей при погребении», выполняемый при сопровождении боевого товарища до могилы; к веселым, торжественным - приведение к воинской присяге, торжественное вручение оружия. Интересно при этом, что из всего множества официальных армейских ритуалов примерно 90 % - ритуалы с музыкальным сопровождением. Почему это так важно? Да потому, что музыка является катализатором человеческих эмоций, пробуждает сокровенные чувства человека, акцентирует идейно-смысловое содержание исполняемых ритуалов. Эмоции отражают жизненный смысл предметов, явлений, ситуаций, в них воплощается переживание воспринятого. Эмоции вырабатывают ценностную оценку, мобилизуют человека к действию, то есть, они выполняют побуждающую функцию, что в контексте наших рассуждений имеет особую важность. Кроме того, эмоции могут быть и неосознаваемыми, нередко они недостаточно отчетливо распознаются человеком. Музыка помогает выявить их, организовать на базе какой-то одной эмоции некоторую совокупность переживаний по сходному субъективному эмоциональному отношению. Плавно и постепенно переходящие друг в друга эмоциональные тона «окраски» психических образов создают одно общее направление переживания. В конечном итоге формируется определенная фиксированная установка, настраивающая человека на заданный (искомый) вид деятельности, определяющая возникновение у него тех психических действий, которые необходимы для целесообразного завершения этой деятельности. Фиксированные установки могут оставаться в господствующем состоянии неопределенно долгое время. Экспериментально установлена возможность выработки фиксированной установки на какие-либо конкретные содержания. Среди таких установок есть такие, которые имеют исключительный вес, особую ценность для личности. Основным свойством таких установок является легкость возникновения при взаимоотношении человека со средой, они же во многом определяют наиважнейшие стороны индивидуального своеобразия личности. Армейские музыкальные ритуалы способствуют выработке у военнослужащих фиксированных установок, носящих социальный характер, таких как патриотизм, единение со своими боевыми товарищами, страной, нацией и др. «Фиксированная установка ведет действие субъекта к его оптимальному выполнению, а его деятельности придает максимальную уверенность»[5]

Возьмем, например, ритуал «Выполнение воинских почестей при погребении». В его отправлении ключевую роль играет военный оркестр. Именно музыка формирует у военнослужащих фиксированную, объективированную установку сопереживания понесенным армией потерям, гибели боевых товарищей, установку сплоченности вокруг командиров, господствующей идеологии и пр.

Традиция привлекать оркестр при погребении военных в русской армии зародилась на похоронах одного из лучших боевых товарищей Петра Первого генерала-адмирала Франца Яковлевича Лефорта в 1699 году. Тогда оркестр Преображенского полка настолько проникновенно играл, что вызвал слезы у императора и «повелено было подобное на похоронах каждого уважаемого ратника». К стихийным, неофициальным военным музыкальным ритуалам можно смело отнести песню «Священная война». А.Александрова и В.Лебедева-Кумача. Песня эта сочинена в первый день войны и музыканты переписали ноты к себе в блокноты прямо с доски в студии. Время было ограничено, из Краснознамённого ансамбля Александрова сформировалась группа добровольцев, её провожали на Белорусском вокзале 24 июня. Музыканты и певцы исполнили на перроне эту песню 24 раза, отправление эшелона откладывали три раза. В конце концов, комендант насильно посадил их в вагон и поезд медленно тронулся. Песню исполняли убывающие на фронт и оставшиеся на перроне, её пел уже весь эшелон, потому что и слова и мелодия очень легко ложится на слух. Сегодня под мелодию этой песни выносится Знамя Победы на ежегодных парадах 9 мая. Говоря музыкальным языком, песня эта на три четверти, но под нее легко идти, потому что она имеет черты полонеза[6].

А официальный ритуал проводов на фронт, в армию, на учения, как правило, происходит под марш В. Агапкина «Прощание славянки». Он сочинён в 1912 году и сразу же стал «перронным» маршем. Начиная с 1913 не было года ни одной отправки на фронт русских солдат без «Прощания славянки». Этот марш играют и сегодня, нет ни одного человека в России, кто не знал бы этого марша. Он в миноре, поэтому сразу же берёт за душу и навевает грусть от неизбежности расставания. Сегодня эта мелодия стала гимном г. Тамбова (там служил Агапкин в 1910-1922 гг.), а также маршем встречи и проводов поездов на Белорусском вокзале г. Москва.

Более подробно мы хотим порассуждать об одном из самых известных армейских музыкальных ритуалов- «Общеполковой вечерней поверки». Рассмотрим ее русский и немецкий варианты.

В Российской Армии «Общеполковая вечерняя поверка» весьма торжественна. Ощущение праздника в огромной степени сообщается утверждённым музыкальным рядом этого ритуала, который включает в себя «Красную зарю» С. Чернецкого, Государственный гимн Российской Федерации А. Александрова и другие произведения, такие как торжественные марши для прохождения. Согласно Устава внутренней службы, общеполковая вечерняя поверка проводится в дни государственных праздников, в день воинской части и по другим особо торжественным случаям. В вечернее время весь полк выстраивается на плацу, а за 30 минут до этого оркестр исполняет сигнал «Повестка», затем звучит «Встречный марш». После команды о проведении вечерней поверки производится перекличка личного состава, доведение боевого расчёта и нарядов на службу, пожарного расчёта. Затем по команде «Оркестр, играй Зарю!» исполняется произведение, написанное в 1932 году Главным капельмейстером Красной армии С. А. Чернецким. В это произведение входит фрагмент старинной русской «Зари», тема Л. Бетховена «Ода к радости», входящая и в его 9-ю симфонию, а также сочинённая С. Чернецким музыкальная тема. После исполнения «Красной зари» оркестр играет Государственный гимн Российской Федерации, а солдаты поют все его три куплета. Интересно, что «Красная заря», исполняемая в наши дни, отобрана в результате конкурса музыки к ритуалу «Зари», проведённого еще в 1928 году, Советские лидеры, скептически настроенные к былым армейским и гвардейским традициям императорской армии, все же не смогли обойтись без этого ритуала и в новой армии. В результате конкурса были отобраны три произведения: «Красная заря» И. Васильева, «Красная заря» П. Станкевича и, занявшая первое место, «Красная заря» С. Чернецкого. Первые два варианта не подошли потому, что в них, помимо темы старинной русской «Зари» для пехотных сигнальных рожков, использовалась тема «Интернационала» Пьера Дегейтера, но «Интернационал» тогда уже был гимном, исполняемым после «Зари». А вот до революции во время проведения торжественной «Зари» солдаты исполняли торжественную песню (гимн) Д. Бортнянского «Коль славен!», игравший в русской императорской армии роль гимна.

Вообще говоря, до 1917 года ритуал «Общеполковой вечерней поверки» с исполнением «Красной зари» был построен на старинных русских армейских традициях и включал в себя фрагменты старинной русской музыки. Например, музыка «Зари» воспроизводила мотивы и интонации старинной петровской «Зари», именуемой в те времена Таптою. Вероятнее всего, слово это произошло от французскогоTAPE – «удар» или от английского STABTO– «удар по» (барабану, колотушке воротам), символизирующей наступление ночи или утра. В знаменитом армейском уставе 1698 года, подготовленным сподвижником Петра Первого генералом Адамом Вейде, имеется целая глава «О битии тапты», а ее мелодия сохранилась в нотном приложении к этому уставу. Ритуал «О битии тапты» уникален тем, что является русским изобретением, он, как писали в петровские времена, «не имеется в армии Цесарцев и Французов». Есть, однако, сведения, что общие черты проведения этого ритуала восходят еще к византийским тагмам, центуриям и бандам и далее, к римским легионам, когортам и манипулам.

Сегодня российское общество относится к этому ритуалу с уважением, понимания, что традиции великой нации отражены и в ритуалах ее армии, тем более, если эти ритуалы включает в себя музыкальное оформление, построенное на мотивах мировых музыкальных шедевров. Однако если проводить этот ритуал слишком часто , то личный состав воинской части начинает относиться к нему без восторга, поскольку солдаты вынуждены долго стоять на плацу. Иногда даже приходится прибегать к сокращенной версии «Красной зари» и исполнять только один куплет государственного гимна, что, конечно, лишает происходящее определенной доли торжественности. К тому же в России указанный ритуал играется только для армии, а вот в Германии наоборот он проводится публично, при большом стечении народа. Этот аналогичный русскому армейский ритуал в Германии называется «Большая вечерня заря DerGroßerZapfenstreich)» и занимает особенное и выдающееся положение в обширной области традиционной немецкой военной музыки.

 Немецкая «Большая вечерняя заря» является торжественным музыкальным представлением, сопровождаемым молитвами и исполнением национального гимна. Самой зрелищной частью «Большой вечерней зари» является марш воинских частей в полном парадном обмундировании, с факелами[7].

Официально сегодняшняя форма «Большой вечерней зари» стала в ФРГ военным церемониалом в 1956 году. Положение о проведении Большой вечерней зари опубликовано в 1962 г. Она играется только в случае ухода в отставку высших должностных лиц государства, а также генералов армии. Поэтому количество исполнений Большой вечерней зари в год строго ограничено. Также запрещено исполнять отдельные фрагменты „Большой вечерней зари“, (кроме национального гимна), что должно подчеркнуть особую значимость этого военного церемониала. Весь он точно расписан, руководитель «Большой вечерней зари» - офицер войск, по меньшей мере, в ранге штабного офицера. За музыкальную часть отвечает шеф музыкального корпуса.

История немецкой «Вечерней зари», как и история аналогичного русского армейского ритуала, уходит вглубь веков, едва ли не во времена римской армии, где вечерние музыкальные чествования командиров в ранге полководца были если не обычным, то и не уникальным явлением. Само понятие Вечерняя заряобязано своим происхождением жизни военного средневекового лагеря XV- XVI столетий. К определенному часу маркитанты каждый вечер по знаку барабанов должны были забить пробку в бочку с пивом. Это означало, что пришло время ночного покоя, и пиво больше не должно цедиться из бочек.Офицером, совершавшем обход, мелом или красным карандашом по забитой пробке проводилась черта, отмечавшая уровень наполненности бочки[8]. Вероятно, именно от этого действия - старонемецкого обычая проводить мелом по бочке - Цампенштрайх – и могло появиться название «Большой вечерней зари». Так или иначе, но дежурный офицер, обходя лагерь, стучал палкой по пробке бочки, что означало безусловный приказ прекратить разливать пиво. При этом офицера сопровождал барабанщик, который играл сигнал. По этой музыкальной команде жизнь в лагере замирала.

Кроме военной, есть и другая интерпретация происхождения немецкой «Вечерней Зари»- гражданская. Имеющиеся источники указывают на то, что вечерняя заря касалась не только армии, но и бюргеров. И полицейский в городе действовал точно так же, как и офицер в армии, только без музыкального сопровождения. В те времена во многих государствах Германии над входом в трактиры висела еловая шишка. Она была знаком того, что в трактире подается алкоголь. Вечером, в определенный час она убиралась, что означало, что алкоголя «больше не наливают». Отсутствие шишки днем означало, что в этих трактирах вообще нет ни пива, ни вина.

Первое упоминание о «Большой вечерней заре» как о военном ритуале содержится в дневниках саксонского майора Ханса фон Флеминга 1726 года. В них появляется понятие «удар по пробке» (Stabtoplug). Сэтого времени «Большая вечерняя заря» и начинает свою официальную историю, далее становящуюся все более увлекательной.

Музыкальное оформление Большой вечерней зари стало формироваться во времена Фридриха Великого(1712 – 1786гг.), который был хорошим музыкантом и любил игру на флейте, благодаря чему в вечерней заре появился сигнал флейт, зовущий солдат в казарму. Чуть позже в «Вечернюю зарю» были включены рожки и фанфары, используемые в кавалерии, и другие сигналы вечерней зари, используемых в разных родах войск, входящих в Прусскую армию.

В 1838 русский царь Николай I посетил Берлин. Тогдашний хозяин, прусский король Фридрих Вильгельм III намеревался устроить большую праздничную музыку на дворцовой площади. Он поручил Вильгельму Випрехту, директору музыкальных корпусов прусских корпусов гвардии, организацию этого мероприятия. Випрехт записал отдельные сигналы разных родов войск по памяти, подогнал их под один ритм и сопроводил каждую гармоничными аккордами и вихрем литавр. При этом впервые он собрал оркестр общей численностью 1200 человек. Программа мероприятия включала в себя следующие части:1. исполнение русского национального гимна; 2.нескольких немецких маршей; 3. русской »Вечерней зари». В таком виде «Большая Вечерняя Заря» впервые была сыграна 12 мая 1838 года.

Вообще, для Фридриха Вильгельма III, как офицера и капельмейстера прусской армии, короткий цеховой марш, известный как русская «Вечерняя заря», был еще нов и необычен, пруссаки играли только на барабанах и флейтах, медленно и торжественно. Напротив, в Баварии и Австрии быстрые марши были уже давно известны как марши вечерней зари. Позже, например, марш Л. Бетховена "Вечерняя заря для богемского ополчения", ставший известным под названием "Йоркский марш", стал маршем прусской армии и тоже стал частью немецкой «Большой вечерней зари».

С лета 1813 года в официальном церемониале прусской вечерней зари появилась молитва. Об обстоятельствах их появления существует множество версий, одна из которых наиболее вероятна. Во время освободительных войн 1812 и 1815гг, вечером 2 мая 1813 после битвы при Гросс-Гёршен, юго-западнее от Лейпцига, прусский император Фридрих Вильгельм III вместе с русским царем Александром I осматривал русский лагерь. Там он услышал вечернюю зарю союзных русских войск, в конце которой был спет знаменитый гимн "Коль славен!" композитора Бортнянского на слова поэта М. Хераскова. Фридрих Вильгельм был настолько поражен качеством и чистотой исполнения русских песельников, что ввел этот обычай в прусской армии указом от 10.08.1813 г. Немецкий текст к гимну "Коль славен" ("Ich bete an die Macht der Liebe") сочинил Герхард Терстиген, выдающийся духовный деятель Германии, подвижник и мистик, автор книги "Духовный цветник", опубликованной еще в 1731 году, куда были включены гимны, высоко ценимые в немецкой культурной среде и по сей день[9].

Если быть точным, то Фридрих практически полностью заимствовал у русских всю форму проведения ритуала. То, что у нас называется «Повестка перед Зарей» (по-немецки "Locken zum Großen Zapfenstreich") есть старинный русский сигнал «Аппель», ныне не используемый. Далее звучит сама «Заря» по-немецки – Preußischer Zapfenstreichmarsch. Потом идут три сигнала-фанфары (Retraite unddreiPosten) в России их нет, это вставил В. Випрехт в 1838 году. Затем идет сигнал "К молитве" (Шапки долой), по-немецки – «HelmabzumGebet“. Потом "Ich bete an die Macht der Liebe" на русскую музыку "Коль славен", а затем сигнал "Окончить молитву" (молитвенный отбой) – Helmauf“ Abschlagen nach dem Geben. В завершение исполняется государственный гимн Германии

Подчеркнем, что немцы играют русскую музыку на своей «Заре», а мы играем «Оду к радости» Бетховена в нашей «Красной Заре», которую сочинил Чернецкий в 1933 году. Этим мы выказываем уважение к немецкому музыкальному военному искусству, равно как и они оказывают уважение и почтение русскому.

Прекрасный старинный ритуал, транслирующий из прошлого в будущее социально-культурные традиции великих наций. Почему же многие «простые» люди в Германии выступают категорически против него. Их общее мнение таково: слишком много «военности», слишком много ассоциаций с Адольфом, шествиями в Нюрнберге. Означает ли это, что народ не знает, не хочет знать и не понимает истории своей нации, отказывается от своей исторической памяти, а вместе с ней и от исторической (военной) культуры? И как это отражается на репутации самого государства?

Люди полагают, что если позволить политикам возрождать и сохранять древние армейские ритуалы и делать их частью армии, то армия приобретет слишком большой вес и станет опасной для демократии. Если армия начнет культивировать свои ритуалы, то Германию обвинят в реваншизме, а многие молодые люди и в самом деле начнут возрождать имперский, в конечном итоге нацистский дух в стране. В пользу этого мнения трактуется любое проявление национализма и нацизма. Например - события 2011 года, связанные с обнаружением террористической группы на востоке Германии, совершенными ею убийствами мирных граждан. Особый случай, связанный с нашими рассуждениями- - рост числа немцев (немецких талибов -Deutschen Taliban Mudschaheddin), молодых граждан Германии (не обязательно этнических немцев), ставшие мусульманами и проходящих обучение в пакистанских тренировочных лагерях не только для того, чтобы участвовать в джихаде, но и для того, чтобы учиться воевать с армией собственной страны[10]. А вот армия к этому не вполне готова. Исследуя ситуацию войсками НАТО в Афганистане, И.С.Берг, например, сообщает, что эксперты ФРГ в результате оценки ситуации, пришли к заключению, что, во-первых, 70% немцев и «Талибан» хочет одного и того же – скорейшего вывода бундесвера из Афганистана. «Неожиданно оказавшись в одной связке, жители стран, разделенных тысячами километров, менталитетом, традициями и представлениями о ценностях, о войне и мире, хотя и видят по-своему будущее в Гиндукуше, мечтают об окончании кровопролития»[11]. Кроме того, контингент бундесвера в Афганистане, не имеющий моральной поддержки немецкого общества, большинства в немецком парламенте и четкого статуса в Афганистане, находится у опасной черты деморализации[12]. Добавим, что отправка правительством Германии в январе 2012 года на турецко-сирийскую границу нескольких батарей комплекса ПВО "Пэтриот" и четырех сотен военнослужащих, было весьма неоднозначно встречено гражданским обществом ФРГ, не добавило популярности бундесвер, а в военнослужащих вновь породило некие сомнения в собственной актуальности.

Рассмотренные армейские музыкальные ритуалы, на наш взгляд, можно считать своего рода «политическими текстами», причем понимаемыми как нарратив[13]. Последний в широком смысле есть инструмент формирования человеческой идентичности, инструмент производства верований и мнений, инструмент принятия решений и суждений. Формулируя нарративы, оформляя в нем факты и события , воплощая жизнь в выгодном для нас ( для политических или бизнес- лидеров) повествовании, мы расширяем свои возможности воздействия на людей. Нарратив коллективного восприятия и нарратив индивидуальной целостности имеют общие корни, поскольку и тот и другой осмысливаются в категориях упорядочения объекта повествования, решения задач приоритетного характера, селекции мотивов последовательности излагаемых событий и, наконец, ответственности за результат. Нарратив – инструмент связности и придания смысла, располагающийся по ту сторону юридических понятий суверенитета и независимости наций. Связь нарратива с сознанием, бессознательным, с его установками, давно стала предметом исследований в психологии и психоанализе[14]. О значении «психологического нарратива» в конструировании и защите индивидуальной и коллективной идентичности, писали Й. Брёйер и З. Фрейд, Гален Стросон, Э. Гидденс, Д. МакАдамс и многие другие[15]. Эта идея стала своего рода общим местом в литературоведении, религиоведении, психологии, антропологии, социологии, философии и политологии. Общий хор социально-гуманитарных дисциплин повторяет: нарративы психосоциальны: история своей жизни, рассказанная ее автором, обусловливается его культурой. Эта история как минимум воспроизводит мироощущения героя нарратива, как максимум -аргументирует интеллектуальную позицию или систему его убеждений, тем самым, превращая эту позицию и эту систему в некий политический акт. В нашем случае армейский музыкальный ритуал как политический текст, в котором главными героями являются музыкальные темы, замыкающиеся в определенной последовательности так, что акцентируются цели, с которыми используются знаки текста, то есть акцентируется его прагматический аспект. Возьмите, например, организационную последовательность немецкой «Большой вечерней зари» :

1. Начинается звуками Йорк-марша, названного в честь графа Йорка фон Вартенбурга, в кампании 1813 года командовавшего корпусом. Символизирует победный дух армии.

2. Построение и обращение к лицу, в честь которого играется Большая вечерня заря. Факельщики.

3. Музыка, предварительно выбранная этим лицом: или свободная последовательность музыкальных произведений, или музыка своего региона или что-то другое. Сплачивает вокруг командования, придает ощущение братства

4. Начало собственно музыкальной части Большой вечерней зари. Аппель. Команда "На молитву, шапки долой!" Символизирует печаль по оставшимся на поле боя товарищам, надежду на победу.

5. После национального гимна происходит разворачивание построения. Аппелирует к патриотизму, фиксирует установку единения с нацией, обществом и государством.

6. Почетный караул марширует под звуки марша русской «Вечерней зари»[16].

Мы полагаем, что армейские музыкальные ритуалы организуют социальное общение армии и гражданского общества, оптимизирует их взаимопонимание. По сути дела, это своего рода последовательность коммуникативных актов. В результате формируется новый дискурс, который можно назвать частью «армейского » дискурса вообще. Он « создается в определенном смысловом поле и призван передавать специфические смыслы, нацелен на коммуникативное действие, со своей прагматикой»[17]. Это означает, что армейские музыкальные ритуалы как символически завершенные формы действия, как нарратив, воспроизводят и транслируют сквозь годы ряд базовых традиций, формирующих среду существования общества. Это и позволяет обществу не утратить свой «внутренний язык», несмотря на брошенные временем вызовы.

 

Аннотация:

В статье рассматриваются музыкальные армейские ритуалы как часть «армейского дискурса». Уточняется эмотивная природа музыкальных армейских ритуалов, их способность воспроизводить и транслируют сквозь годы ряд базовых традиций, формирующих среду существования общества. Указанные задачи решены на примере сопоставления русской и немецкой версии «Большой вечерней Зари».

 

Об авторах:

Кукарцева Марина Алексеевна - доктор философских наук, профессор кафедры политологии и политической философии Дипломатической академии МИД РФ.

Черток Михаил Давидович – пресс-секретарь Центрального военного оркестра Министерства обороны РФ.



[1] Мы, безусловно, надеемся, что это будет порядок, а не беспорядок.

[2] Так же как и государство является постоянной политики, потому что она , политика, только и может осуществляться в пространстве государства (международных связей в государствоцентрированной вестфальской системе во всем многообразии ее трансформаций, произошедших с 1648 г.)

[3] См.Ф Гро Состояния насилия. // Логос, 2011, №2. 150- 157.

[4] Например, битьё ремнём по ягодицам столько раз, сколько месяцев солдат отслужил; при посвящении в «черпаки» - битьё по ягодицам алюминиевым черпаком; чтение «дембельской сказки» - солдат стоял всю в казарме на табурете, а ему читали «сказку ночь» и пр.

[5] Бжалава И.Т. Понятие личности в медицинской психологии // Понятие установки и отношения в медицинской психологии. Тбилиси, 1970, стр. 24.

[6] Полонез – это старинный польский танец, имеющий трёхдольную структуру, но чёткий, маршеобразный ритм. При вступлении на французский престол Генриха III Анжуйского в Кракове (1574г.) польское дворянство торжественно и чинно дефилировало под марш на три доли, делая шаг левой ногой, затем правой, затем поклон в сторону короля, потом всё повторялось. С тех пор торжественный выход танцующих пар стал называться полонезом, но его трёхдольная структура осталась.

[7]„Der Große Zapfenstreich“ – Historie, Planung, Anforderungen und Durchführung Quelle

[8] Некоторые исследователи военных ритуалов полагают, это всего лишь легенда, ибо не может быть ритуал, отвечающий за порядок и безопасность, и преследующий цели соблюдения дисциплины, связан с употреблением пива или какого-либо иного алкогольного напитка из бочек. Мы имеем факты жестокого наказания солдат, даже за малейшую провинность, а не только за употребление алкогольных напитков. Цезарь, к примеру, выпившего легионера заставлял пить столько вина, что живот его лопался и солдат погибал в жесточайших муках на глазах у всей когорты.

[9] Интересно, что гимн "Ich bete an die Macht der Liebe" исполняется и сегодня перед государственным гимном Германии

[10] данные архива ВКА, Deutsche Welle, Die Welt, Neue Osnabrücker Zeitung, Focus, Berliner Morgenpost, Mitteldeutsche Zeitung, Südwestfunk 2

[11] И.С.Берг. Причины, развитие и перспективы джихада с немецким акцентом: взгляд из Германии

[12] Там же

[13] Если в тексте перечисляются вещи, их свойства и отношения, то этот вид текста называется описанием. Если в тексте перечисляются события, имеющие временную структуру (прошлое, настоящее и будущее), сюжет, то этот вид текста называется повествованием или нарративом.

[14]Partner N. Narrative Persistence | Re-Figuring Hayden White Cultural Memory in the Present StanfordUniversity Press, 2009/

[15] Фрейд З., Брейер Й. Исследования истерии (1895) , СПб.:, 2005; AGiddence. Modernity and self-idenlity. - Stanford (Cal.) Stanford univ. press, 1991.; D. P MCAdams, R Josselson, Amia Lieblich eds., Identity and Story:Creating Self in Narrative .Washington,DC, American Psychological association, 2006.

[16] К слову сказать, и во Франции также существует ритуал «Вечерней зари» . В различных войсках он звучит по-разному, однако. называется везде одинаково La retraite – отход, отступление (ко сну), разойтись (по домам, шатрам). Весьма скромный ритуал, в отличие от утреннего La Diana-, (утренняя звезда, заря) . Этот ритуал имеется только в пехоте и обставляется торжественно.

[17] С. Неретина, А Огурцов. Концепты политической культуры. М,2011, стр. 174. В этой работе ее авторы предлагают одну из самых точных дескриптивных дефиниций дискурса вообще : « это «язык в языке», то есть определенная лексика, семантика, прагматика и синтаксис, являющие себя в актуальных коммуникативных актах, речи, текстах. Вне актов живой речи о дискурсе говриить неврзможно», стр 174.

Последнее изменение Пятница, 16 Январь 2015 14:52
Оцените материал
(5 голосов)
Поделиться в соцсетях