facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 3:23

Показать содержимое по тегу: художница

В Московской области успешно проходит творческий конкурс среди воспитанников детских домов, интернатов и социально-реабилитационных центров. Организаторами этого проекта являются благотворительный фонд «Исток», Общероссийская общественная организация Ассоциация российских дипломатов и Международный Союз педагогов-художников.

В конкурсе «Юный художник Подмосковья» принимают участие талантливые дети в возрасте от 5 до 18 лет из 56 социальных учреждений. Новым заданием для ребят стало создание иллюстраций к французской сказке «Мишутка» графини де Сегюр. По итогам конкурса лучшие работы будут использованы в публикации книги, которую планируется назвать «Мишутка, французская сказка русской графини в детских рисунках». Возможность стать заслуженными иллюстраторами дает детям дополнительный стимул раскрыть свои способности, а также помогает встать на творческий путь развития.

На днях в Посольстве Сербии в Москве на презентации книги «Сербские сказки в детских рисунках» менеджер благотворительных программ фонда «Исток» Алина Зеленская поделилась своими глубокими впечатлениями о конкурсе «Юный художник Подмосковья» и о его одарённых участниках.

 

Алина Зеленская. Фото автора

- Алина, расскажите, пожалуйста, как зародилась идея о проведении конкурса иллюстраций среди детей Подмосковья?

- Наш идейный вдохновитель — это Чрезвычайный и Полномочный посол, заместитель председателя Ассоциации российских дипломатов Валерий Евгеньевич Егошкин, который рассказал нам о таком замечательном проекте, как конкурс «Сказки народов России и мира глазами детей». Екатерина Юрьевна Богдасарова, президент благотворительного фонда «Исток», загорелась идеей проведения подобного конкурса в Московской области после того, как она увидела необыкновенные книги с детскими иллюстрациями.

- Почему французская сказка «Мишутка» графини де Сегюр была выбрана в качестве задания для юных художников?

- Когда мы выбирали сказку для своего проекта, для нас было важно, чтобы она была связана с Подмосковьем, потому что организатор конкурса — это, в первую очередь, благотворительный фонд социальных программ Московской области «Исток», а вместе с ним Союз предагогов-художников и Ассоциация российских дипломатов. Валерий Евгеньевич предложил чудесное произведение «Мишутка» графини де Сегюр, урождённой Софьи Ростопчиной. Эта писательница как раз родилась и жила в Подмосковье в усадьбе «Вороново». Прочитав сказку, мы сразу поняли, что это именно то, что нам нужно. Мы попали в точку! Такую удивительную книгу хотелось бы издать, чтобы ребята её прочитали и почерпнули для себя какие-то примеры для подражания, особенно примеры стойкости характера.

- В чём, по Вашему мнению, заключается особенность творчества Софьи Ростопчиной?

- Графиня Де Сегюр удивительна тем, что в её, конечно же, французских сказках содержится много исконно русского. К этому я отношу в первую очередь добросердечие, открытость и общительность, стремление и любовь к труду. В своих произведениях она особенно ярко раскрывает эти ценности.

- Чему сказка графини может учить маленьких читателей?

- «Мишутка» учит бескорыстию. Это сказка о внутренней доброте, светлости души и стойкости характера. Автор показывает юным читателям, что мы действительно должны быть искренне добры к окружающим нас людям. Хорошему человеку не стоит бояться отдавать себя или делиться частью своего тепла, своей улыбкой и добрыми словами. Это как раз именно то, что несёт в своей идее фонд социальных программ Московской области «Исток».

- Считаете ли Вы важным то, чтобы в книгах детской литературы в качестве иллюстраций присутствовали рисунки детей? Почему?

- По-моему, иллюстрации в детских книгах должны отражать ход мыслей детей и то, как они воспринимают произведение, какое значение они придают прочитанному. Ведь, мне кажется, с возрастом каждый человек уже по-другому относится к литературе. Понятно, что всё здесь зависит от нашего опыта. Вот у детей мировосприятие совершенно отличается. И это замечательно, потому что, когда мы видим их сюжеты, мы тоже многому можем научиться. Знаете, они более искренние, более правдоподобные. Я думаю, дети в сказках замечают те моменты, которые взрослый человек увидеть не может.

- Как Вы детей познакомили с литературным произведением? Получили ли они рекомендации относительно иллюстраций к книге?

- Наш конкурс направлен именно на ребят, находящихся на воспитании в детских домах в социально-реабилитационных центрах Московской области, поэтому мы связались напрямую с такими учреждениями. В каждый детский дом было выслано приглашение принять участие в нашем конкурсе вместе с текстом сказки. Также было предложено провести три мастер-класса по искусству живописи и графики для того, чтобы ребята могли более глубоко прочувствовать и само произведение, и то, как готовить к нему иллюстрацию. В разных детских домах по-разному готовились к конкурсу. Кто-то скачал аудиокниги (хорошо, что они есть), а кто-то воспользовался нашим печатным вариантом, и на минутках чтения, перед сном они вместе читали сказку. По-моему, это очень здорово!

 

- Как Вы считаете, ребята восприняли конкурс с инициативой? Было ли им интересно готовить иллюстрации к сказке?

- Да, на самом деле очень интересно. Но, наверное, наибольший ажиотаж возник, когда проходили мастер-классы, так как это – встреча с новым интересным человеком, это также какой-то новый опыт. Детей подобное всегда воодушевляет. Более того наши педагоги, которые выезжали в учреждения, давали полезные уроки. То есть это всё было не просто так: приехали, нарисовали мишку, и все отлично. Нет, проводилась довольно большая и плодотворная работа. Почти с каждым ребёнком отдельно разбирали: какой сюжет он хочет написать, какой персонаж ему больше понравился, что он может выделить в этом произведении? И, уже исходя из этого, ребёнок составлял свою иллюстрацию.

- Юным художникам давали конкретные задания по рисункам или же они могли дать волю своей фантазии?

- Успех зависит от вдохновения... Если тебе говорят, что ты рисуешь 45 страницу о том, как Мишутка знакомится с Принцессой, наверное, это не так интересно. А когда ты сам проникаешь в сюжет, когда ты понимаешь, что тебя захватывает определенный момент и вдохновляет конкретный герой, то хочется обратить своё внимания именно на это, а не рисовать заданную тему.

 

- Расскажите подробнее об этапах проведения конкурса. Как проходил отбор детских рисунков?

- Все работы очень жёстко отбирались. На первом этапе, который мы провели, собрались представители фонда «Исток», а также Союза художников-педагогов. Было выбрано, по-моему, около восьмидесяти работ. Затем среди них российский художник-живописец Иван Ильич Глазунов выделил десять. Процесс был действительно очень сложный, но при этом очень интересный.

- По каким критериям члены жюри конкурса выбирали работы для иллюстраций к сказке?

- Здесь нам очень помог Союз педагогов-художников, потому что они увидели самое основные акценты в работах ребят. Во-первых, это графика, во-вторых, композиция, в общем, все художественные приёмы, которые может использовать ребёнок. Естественно, такие критерии учитывались. Также Союз педагогов-художников помог нам выявить, какие работы лишь отчасти нарисованы ребятами. Довольно часто было так, что ребёнок изобразил сюжет сам, но какой-то штришок руководитель всё-таки внёс. Подобные исправленные элементы сильно бросались в глаза, и к тому же это было не совсем честно по отношению к другим участникам.

- Планируете ли Вы поощрить детей, принявших участие в конкурсе, за их усердие и труд?

- На сегодняшний день наш конкурс ещё не завершен. Мы сейчас держим в тайне имена победителей и сохраняем интригу, потому что итоги будут подведены в конце августа. Естественно, мы наградим талантливых ребят. Десять победителей, которых выбрал Иван Ильич Глазунов, отправятся на дипломатическую смену в международный детский центр «Артек», а все остальные участники будут награждены памятными призами и книгами, которые мы как раз к этому времени успеем издать. Выход нашей сказки планируем на начало августа, чтобы к концу лета мы смогли вручить экземпляры книги.

- Можно ли назвать этот конкурс детских иллюстраций успешным? Хотите ли Вы в будущем повторить подобный проект?

- Сейчас у нас очень удачно проходит первый региональный конкурс, но я уже надеюсь, что в будущем обязательно будет и второй конкурс юных художников Подмосковья. Думаю, в нём могут принять участие уже не только воспитанники детских домов и социально-реабилитационных центров, но и все талантливые малыши и школьники Московской области.

Розеттский «краеугольный» камень

Понедельник, 27 Июль 2015 11:28 Опубликовано в Биноклиус

 

Уже не одно поколение художников пережило «смерть» живописи и ее последующее возрождение. «Какие бы формы живописи сейчас ни возникали – в них все равно укоренен сам факт ее смерти», - так интерпретирует расхожее мнение на тему известный куратор, теоретик, основатель и редактор «Художественного журнала» Виктор Мизиано. Однако не стоит бежать впереди паровоза. Живопись – субстанция нестабильная и, подобно фениксу, является символом вечного обновления. И если присмотреться к творчеству молодых художников, тем не менее, получивших уже международную известность, не трудно усомниться в сто пятом объявление о преждевременной «кончине» живописи.

Иззи Вуд – автор работ, представленных на выставке, - использует приемы такой близкой и понятной зрителю фигуративной, или предметной живописи. Но в то же время Вуд отмечает: «Я использую эти кислотные цвета с целью отбить у зрителей желание рассуждать о том, как бы эта картина выглядела в их столовой». Художница не ставила себе задачей загадать какую-то головоломку, напротив, она настаивает на том, что живопись для нее «не цель жизни, а неизбежный способ существования». Ее работы – это не Код да Винчи, требующий незамедлительной расшифровки: даже глядя на ее сделанные впопыхах наброски можно ощутить некую неловкость – то ли от излишней честности, то ли от забытой простоты. В последнее время она часто выбирает холсты большого размера, стремясь сопоставить свой личный человеческий масштаб с мегаломанией современного искусства.

Иззи Вуд училась в университете Голдсмитс (Goldsmiths, UniversityofLondon), где в начале 80-х годов появились «YBA» - «молодые британские художники», в число которых входят: Дэмиен Херст, Трейси Эмин, Марк Куинн и другие. Нет сомнений, что члены «МБХ» уже давно являются частью мирового искусства, и эта слава немало влияет на то, как и чему учат в Голдсмитс. Однако Вуд, вопреки всем традициям Голдсмитса, предпочла в качестве изобразительной техники именно живопись (большинство студентов и преподавателей бывшего колледжа придерживаются формы инсталляции). Таким образом, в среде юных радикалов Вуд, как белая ворона, а ее твердое намерение оставаться исключительно живописцем может расцениваться не иначе как бунт и, прямо скажем, преступление.

Для Иззи Вуд не существует «проблемы» выбора формы выражения - свои мысли она может передавать только посредством старой доброй бессмертной живописи. Объясняется эта приверженность к «устаревающему» виду изобразительного искусства и тем, что Иззи получила не только художественное, но также и искусствоведческое образование благодаря существующему в Голдсмитс двойному курсу (ArtHistoryandFineArt), что позволило ей сделать осознанный выбор, опираясь на знания в области культурного наследия страны.

В картинах Вуд, как и в работах других начинающих художников, с легкостью угадываются штрихи оказавших на нее влияние различных деятелей искусства. Ее холсты отсылают к брутальной телесности признанного классика британского искусства и основоположника эмпиризма Фрэнсиса Бэкона (1561-1626), который, в свою очередь, также пережил не один десяток «смертей» живописи. Сходство наблюдается не только в изображении типичных «бэконовских» тел, но также в стилистике и цветовом решении. Но разве обходится кто-то лишь одной «цитатой»? Тренированный глаз, безусловно, найдет на картинах Иззи следы влияния и многих других вдохновителей.

Литература также не оставила художницу равнодушной. Например, картина «Iwastouchingupthegraces» («Я подкрашивала манеры») отсылает зрителя к событиям, описанным и изученным в произведениях американской писательницы Гертруды Стайн (1874-1946), жившей в 1910-20-х годах в Париже и оказавшей колоссальное влияние на генезис раннего европейского модернизма. Руки, держащие «буржуазные» шляпы и бокалы вина и тянущиеся к зрителю сквозь прорехи изгороди, - это не что иное, как прямая иллюстрация к текстам Стайн, исследовавшей идею хорошей жизни как чего-то далекого и невозможного. Мотив социальной критики возникает и в картине, заполненной черной икры, престижной русской водкой и яркими женскими губами – атрибутами роскошной и беззаботной жизни.

Разумеется, это лишь отдельные сюжеты, вырванные из контекста окружающих Иззи Вуд событий. Как говорит сама художница: «Я могу зациклиться на буханке хлеба или вывеске супермаркета так же, как и на произведениях Матисса и Ренуара». Таким образом она оперирует бытовыми предметами и ситуациями, наделяя их одной ей ведомыми смыслами и значениями.

Розеттский камень, или RosettaStone – это один из важнейших объектов археологии, благодаря которому удалось расшифровать египетские иероглифы. Выставка «Розеттский камень» названа так по причине трудности перевода или, как говорится, «lostintranslation». Оригинальные названия картин построены на саркастической и, увы, непереводимой игре слов. Это вызвало длительную дискуссию и тщетные попытки донести до зрителя заключенные в них юмор и двойные смыслы.

Иззи Вуд также поведала о том, что американский художник Кэрол Дунхам использовал программу «RosettaStone» (прим. «RosettaStone» - программа изучения иностранных языков по CD-дискам путем многократного повторения предложенных фраз) на совещании, посвященном его предстоящей выставке, а позднее дал специфическое название нескольким предметам в своей студии, которые вследствие этого тоже стали своего рода «розеттскими камнями» - подсказками, помогающими зрителю понять художника и его идеи. Иззи сказала: «Мои картины работают по тому же принципу, что и Розеттский камень. Порой я думаю о них как о бессмысленных плитах из дерева, холста и пигмента, готовых к расшифровке, если кто-то ими заинтересуется». Всего художница отправила в Москву 17 таких «розеттских камней».

 

Использованные материалы:

http://www.triumph-gallery.ru/