facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 8:31

Владислав Гулевич

Владислав Гулевич

политолог, аналитик, обозреватель

В Зеленоградске Калининградской области открыт памятник знаменитому польскому поэту Адаму Мицкевичу.

А. Мицкевич (1798-1855) входит в триаду величайших польских поэтов XIX в., вместе с Зигмунтом Красинским и Юлиушем Словацким. Только, в отличие от них, его имя перешагнуло хронологические границы, и по сей день остаётся именем, наиболее часто упоминаемым, когда речь идёт о польской поэзии.

Уроженец Новогрудского уезда Литовской губернии (сейчас Гродненской обл. Белоруссии), знавший лично А. Пушкина и многих других русских литераторов, А. Мицкевич считается литовским поэтом для литовцев, белорусским – для белорусов, но неоспоримые права на него имеют только поляки, потому что сам поэт относил себя именно к этому народу.

Выходец из польско-католической семьи (мать поэта была крещённой в католичестве еврейкой) с твёрдыми патриотическими принципами, А. Мицкевич особенно горячо воспринимал всё, что касалось истории польского присутствия на «кресах всходних» - земель, которые входили в состав Речи Посполитой (Западная Украина, Западня Белоруссия, часть Литвы).

Проживая в Российской империи, желая восстановления польской государственности в прежних границах «от моря до моря», А. Мицкевич в молодости сходится с патриотическим польским подпольем, за что подвергается уголовному преследованию. В конце концов, он покидает Российскую империю, и скитается по Европе.

Швейцария, Италия, Франция, Германия - везде мысли А. Мицкевича были о Польше и поляках. Он быстро наладил контакты с польской эмиграцией, пытался присоединиться к польскому восстанию 1831 г., но безуспешно. С началом Крымской войны А. Мицкевич прибыл в Константинополь, где скончался от болезни.

В Константинополе А. Мицкевич намеревался создать польский легион, который бы воевал в Крымской войне на стороне западной коалиции. Для А. Мицкевича это было естественным шагом, поскольку патриотизм поэта был патриотизмом мессианским. И тут мы подходим к неоднозначной теме о взаимном переплетении в творчестве А. Мицкевича национально-освободительных мотивов и идеологии польского мессианизма.

Польский мессианизм – это взгляд на Польшу, как на мессию, который несёт соседним народам светоч свободы и высокой культуры. Мессианские идеи в польской политической и религиозной культуре просматривались задолго до рождения А. Мицкевича. Наиболее явственно они выразились в «Псалмодиях польских»  Веспасиана Коховского (1633-1700), затем – в философии Хёне-Вронского, Анджея Товянского и др. Молодой А. Мицкевич находился под влиянием этой философии, и, надо сказать, жил в соответствии с её принципами. В его биографии не было болезненной двойственности между исповедуемыми идеологическими взглядами и ежедневным образом жизни.

Из-под пера А. Мицкевича выходит знаменитая поэма «Дзяды», в которой явно просматриваются мессианские мотивы. Потом были «Пан Тадеуш» и «Книги народа польского и пилигримов польских», в которых гением автора польский патриотизм переплетался с евангелическими мотивами, и сотрудничество с литературно-политическим парижским журналом «Польский пилигрим», придерживавшегося того же взгляда на предназначение Польши и поляков.

В своём мессианско-патриотическом порыве А. Мицкевич часто не замечал морального диссонанса  своих воззрений. Польские легионеры, подавлявшие антиколониальное восстание гаитян по приказу Бонапарта, или воюющие на стороне Османской империи, подавлявшей национальное движение балканских славян, вызывали его восхищение.

Несомненно, что появление памятника гениальному поэту послужит сближению польского и российского народов на культурной ниве. Культура остаётся тем полем, на котором у российско-польских отношений сохраняется большой потенциал. Фёдор Михайлович Достоевский остаётся для многих поляков любимым русским классиком, невзирая на его антипольские взгляды, а Бронислав  Пилсудский, родной брат Юзефа Пилсудского (1867-1935), главы II-й Речи Посполитой, который во время русско-японской войны пытался создать польско-японский союз антироссийской направленности  – предметом научных изысканий российских исследователей.

В царской России Б. Пилсудский был осуждён за антигосударственную деятельность, сослав на Сахалин, который стал его вторым домом. Как этнограф и фольклорист, он собрал уникальную коллекцию преданий и сказок сахалинских айнов. В 1994 г. на Сахалине был открыт памятник Б. Пилсудскому. Позже был основан Институт наследия Б. Пилудского, налажен выпуск соответствующего печатного издания – «Известий Института наследия Б. Пилсудского» (2). 

Многое для развития польско-российских отношений делается Фондом «Российско-польский центр диалога и согласия» (3). Недавно свет увидел документальный фильм «Поляки в годы Iмировой войны: свои и чужие», ломающий привычные стереотипы о положительном восприятии польским обществом того периода прогерманских легионов Юзефа Пилсудского, который сегодня считается национальным героем Польши (4).

В Польше российская тема тоже «не остывает». С кем быть России – с Европой или без, не последнее, что волнует поляков (5).

Для культурного взаимообмена у Польши и России есть внушительный потенциал. Русская наука, культура и кинематограф вобрали в себя немалое количество поляков и лиц польского происхождения. Таковыми были А. С. Грибоедов, В. А. Пяст, В. Ф. Ходасевич, К. С. Малевич, К. Э. Циолковский,  Т. А. Шумовский, В. Стржельчик, В. Дворжецкий и многие другие. 

Будущее польско-российских отношений зависит от того, сколько будет в содержании этих отношений от культуры, и сколько от политики. Памятник А. Мицкевичу в самом западном регионе России должен послужить символом готовности российской стороны к открытому культурному обмену, и готовности обсуждать самые острые вопросы российско-польской истории, заметным персонажем которой являлся знаменитый польский поэт.

 

1)       http://l24.lt/pl/kultura-pl/item/83453-rosjanie-postawili-pomnik-adama-mickiewicza

2)       http://panda.bg.univ.gda.pl/ICRAP/ru/obrabotka.html

3)       http://www.rospolcentr.ru

4)       http://www.youtube.com/watch?v=4RWUDESsDZQ

5)       http://www.novpol.ru/index.php?id=2327

 

Буддизм – одна из четырех традиционных религий России. Территориями распространения буддизма являются Калмыкия, Тува, Бурятия, и, частично, Горный Алтай, Забайкалье, Иркутская и Читинская область. Официальный статус в Российской империи буддизм получил в 1741 г. указом императрицы Елизаветы I.

Уже тогда российский буддизм явил несколько ярких личностей, оставивших заметный след в буддийской теологии.  Один из них – лама Дамба-Даржай Заяев, основоположник бурятского буддизма, получивший классическое религиозное образование в Тибете. Он сплотил вокруг себя разрозненные буддийские общины, монахов и учеников, и придал российскому буддизму более консолидированный и завершенный вид.

Считается, что лама Д.-Д.Заяев вернулся в наш мир после своей смерти в образе другого ламы – Даши-Доржо Итигэлова (оба родились в соседних районах Бурятии – Кяхтинском и Иволгинском, соответственно, с интервалом в 140 лет). Сегодня имя Д.-Д. Итигэлова пользуется заслуженным почитанием у российских буддистов, а в истории буддизма Восточной Сибири его личность занимает одно из видных мест.

Д.-Д. Итигэлов был не только теологом, но и неравнодушным к бедам отечества гражданским активистом. В годы русско-японской и Первой мировой войны руководимые им буддийские общества отправляли для нужд армии крупные денежные пожертвования, а на передовую были командированы буддийские монахи с навыками тибетской медицины. Наследие Д.-Д. Итигэлова – это философские и медицинские трактаты, множество работ по буддизму. В России действуют некоммерческие организации Буддийский университет «Даши Чойнхорлин» им. Д.-Д. Заяева и Институт Пандито Хамбо ламы Итигэлова для сохранения духовного наследия этих деятелей буддизма (1,2).

Еще одним известным представителем буддистской культуры был Эренджен Хара-Даван, калмыцкий историк и политический публицист, представитель идеологии евразийства. Евразийство зародилось в среде российской эмиграции 1920-х гг. в православной Болгарии, и объединяло в своих рядах этнических великороссов (Николай Трубецкой), малороссов (Петр Савицкий, о. Георгий Флоровский), поляков (Петр Сувчинский), грузин (Константин Чхеидзе), калмыков (Э. Хара-Даван).

Евразийцы предложили нестандартный на тот момент взгляд на русскую историю, усмотрев в ней наличие «романо-германского ига» в петровскую эпоху, в сравнении с которым более традиционное для российской исторической науки монголо-татарское иго выглядело более полезным и, в культурном смысле, более щадящим.

По мнению евразийцев, монголы придали славянскому элементу твердые организаторские черты, заложив основу будущей государственности России. Они признавали за Петром Великим совершение им технического прорыва в политике и экономики России той эпохи, но критиковали за параллельную насильственную вестернизацию российской культуры и быта.

Чингисхан в их толковании – завоеватель, который требовал лишь политического подчинения от покоренных народов, не покушаясь на их культуру, религию и национальные устои, в отличие от Запада, перепахивавшего сознание и перекраивавшего культуру подконтрольных стран. Полководческому гению Чингисхана Э. Хара-Даван посвятил специальную работу (3). В годы Гражданской войны Э. Хара-Даван эмигрировал в Югославию, где открыл первый в Юго-восточной Европе буддийский храм. Таким образом, появление буддизма на Балканах – заслуга представителя российской сангхи (буддийской общины).

Восточная Сибирь представляет собой самобытный синтез православной и буддийской культуры. Их границы прозрачны, и не исключают взаимного перехода из одной религиозной общины в другую. Среди восточносибирских православных немало бурят и тувинцев; среди буддистов – русских.

Межэтническое напряжение отсутствует. Яркой демонстрацией миролюбивого сосуществования православных бурят и бурят-буддистов может служить фигура Агвана Доржиева, буддийского интеллектуала, инициировавшего в 1909 г. постройку первого на европейском континенте буддийского храма – в Санкт-Петербурге. А. Доржиев оказал содействие российской экспедиции в Тибет, инициированной Петром Бадмаевым, крестником императора Александра III. П. Бадмаев – бурят, принявший православие, сторонник сближения Тибета, Монголии и Китая с Россией. А. Доржиев также желал видеть будущее Тибета с Россией, что вылилось в гармоничный союз двух бурят – буддиста и православного.

Полностью планам А. Доржиева и П. Бадмаева сбыться не удалось. В Тибете обосновались не русские, а англосаксы (П. Бадмаев загодя предупреждал об этом Александра III). Сейчас Тибет находится в поле внимания Соединенных Штатов, как «болевая точка» для давления на Китай. Антикитайская правозащитная риторика вокруг тибетской проблемы – визитная карточка гуманитарной политики Вашингтона в этой части планеты.

Это значит, что  идеи А. Доржиева и П. Бадмаева не устарели. Они лишь нуждаются в коррекции в соответствии с духом современной эпохи. В XXIв. имеет смысл говорить не о политическом, а о духовно-религиозном сближении России и Тибета. Тибет – мировой полюс буддизма, оказывающий влияние на буддийскую сангху (общину) всей планеты.

От Тибета территория буддизма простирается через Монголию, и, далее, в восточные регионы России, примыкая, через Алтай, к западносибирским областям. Россия, обладая богатой буддийской интеллектуальной традицией, располагая духовным наследием общепризнанных религиозных авторитетов этой религии, могла бы стать духовно-религиозным центром буддийского мира, привлекая буддистов из Монголии, Китая, Кореи и других стран.

Традиционный взгляд на Россию – это взгляд на православную державу, что совершенно оправдано. Буддисты составляют около миллиона российских жителей (менее 1%), но буддийские регионы России – это ее духовный трамплин в Центрально-Восточную Азию.

Для того чтобы буддийская духовно-философская традиция России оживленно развивалась и была интеллектуально востребованной, необходимо способствовать возрождению наследия российских лам, популяризировать его и сделать объектом внимания для научно-богословских кругов.

Духовного влияния можно добиться лишь посредством появления духовных авторитетов и  признанных религиозных учителей. Административными мерами рождение духовно прозорливой личности запрограммировать невозможно, но возможно создать благоприятную атмосферу для развития необходимых религиозно-интеллектуальных тенденций в российском буддийском обществе, создать благоприятные условия для получения буддийского образования в России, трудясь над повышением его качества. В духовной сфере нет предела совершенству, а буддизм все чаще привлекает жителей западного полушария.

 Потенциальные возможности российского буддизма гораздо шире, чем может показаться на первый взгляд. Значительная доля мусульманского населения (вторая по численности после христиан) и наличие на территории России исламских святынь упрочивает авторитет России в мусульманском мире. Те же тенденции необходимо развивать в буддизме. Наличие буддийских святынь (в Бурятии - дворец Хамбо ламы Итигэлова, его нетленное тело и каменный лик богини Янжимы; в Забайкалье - восьмиметровая статуя Будды Грядущего и 200-летний Цугольский дацан (монастырский университет) способно повысить духовно-интеллектуальный авторитет России в буддийском мире.

 

1)       http://etegelov.ru

2)       http://vbuddisme.ru

 

3)       http://vlastitel.com.ru/chingis/hd/index.html

 

Перед Польшей всегда стоял вопрос: как быть с культурой непольских народов на «восточных территориях»? И на этот вопрос было всего два ответа: либо Польша признает украинскую и белорусскую культуру равноценной, и способствует их сохранению, либо присутствие этих культур признается за нежелательное в польском государстве, которому необходимо эти культуры максимально приблизить к польской, вплоть до полной ассимиляции.

Бедуины Сибири

Четверг, 27 Ноябрь 2014 16:17

Этническая палитра России настолько богата, что ее яркие краски не перестают удивлять внимательного путешественника. Обилие этносов –  неотъемлемая характеристика южных широт, где под ласковыми лучами солнца, бок о бок, живут множество племен и народов.В России – несколько по-другому.  Этническое многообразие свойственно не только российскому Югу, но и российскому Северу.

Страница 1 из 4