facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 6:27


«Однажды, когда я был подростком, мы с друзьями смотрели фильм с Брюсом Ли. Брюс Ли был тогда нашим героем. В какой-то момент действия один из плохих парней напал на Брюса Ли сзади, когда тот не ожидал. И вдруг какой-то зритель в кинотеатре выскочил на сцену и вонзил нож в то место экрана, где находился этот злодей. Это был мой первый урок кино»

Филипп Лакоте, кинорежиссер (Кот-д’Ивуар)

С 12 июня по 23 августа в Музее современного искусства «Гараж» проходит основанная в 2013 году программа «Полевые исследования «Гаража» - первая междисциплинарная платформа на базе культурной институции в России. Отражая интересы художников, кураторов и критиков из разных стран мира, программа сосредоточена на забытых и малоизученных событиях, философских позициях, пространствах и героях русской культуры.

В рамках открытия нового здания Музея «Гараж» представлены четыре исследования, одно из которых – исследование Койо Коуо и Раша Салти «Спасти Брюса Ли: африканское и арабское кино и эпоха советской культурной дипломатии (вступление)».

 

«Спасти Брюса Ли» – это первое представление трехгодичного проекта, начатого в 2014 году. Он посвящен судьбам обучавшихся в Советской России африканских и арабских кинематографистов. Главные фигуры проекта – семнадцать африканских и арабских режиссеров, которые как художники и личности во многом сформированы в Советском Союзе. Проект будет первым описанием влияния советского кино на творчество этих признанных мастеров.

Разработанное Койо Коуо и Рашей Салти исследование охватывает три поколения кинематографистов, учившихся во Всесоюзном государственном институте кинематографии (ВГИК) в период с 1960-х до конца 1980-х годов. Благодаря освещению малоизвестных, но, тем не менее, значительных жизненных отрезков, повлиявших на эстетическую и идеологическую составляющую фильмов этих авторов, исследование станет существенным этапом в развитии африканского и арабского киноведения.

 

В период холодной войны Африканский континент и арабский мир были ареной борьбы СССР и США за политическое влияние и стратегическое использование этих территорий. Культурная дипломатия являлась одним из важнейших фронтов этой борьбы. Проявлялась она, в частности, в предоставлении стипендий на получение высшего образования с целью формирования национальной профессиональной элиты, лояльной к властям того государства, в котором они учились. Советский Союз принимал множество иностранных студентов в свои вузы. Исследуя этот малоизвестный аспект новейшей истории кино, проект «Спасти Брюса Ли» сосредоточен на судьбе африканских и арабских кинематографистов, обучавшихся в престижном Всесоюзном государственном институте кинематографии в Москве.

В проекте прослеживаются биографии целого ряда мастеров африканского и арабского кино. Основная цель проекта «Спасти Брюса Ли» - критически исследовать влияние советских кинематографистов на творчество их учеников. Вообще стоит обратить внимание на то, что официальная история советского кино полностью упускает из виду данный аспект, связанный с деятельностью иностранных выпускников советских вузов.

 

Исследование вращается вокруг трех основных осей, первая из которых определяется жизненным опытом, который давало иностранным студентам пребывание в Москве. Вторая и третья оси определяются утопическими идеями социализма, бытовавшими в советском обществе, идеологическими конструкциями и их воздействием на кинематографическое воображение и мировоззрение отдельных режиссеров.

Что касается названия проекта, то Брюс Ли был любимым героем во всем мире. Он покорил воображение богатых и бедных, законопослушных граждан и преступников, высокопоставленных лиц и простого народа. По всему Африканскому континенту и арабскому миру, когда обанкротившиеся или попавшие под цензуру кинотеатры закрывались, напоследок показывались фильмы с Брюсом Ли и болливудская кинопродукция. Название проекта отсылает к одному из  воспоминаний Филиппа Лакоте, режиссера из Кот-д’Ивуара, о котором он рассказывал со сцены Каннского фестиваля в 2014 году перед премьерным показом своего первого художественного фильма «Беги».

Проект «Спасти Брюса Ли» состоит из трех частей. Первая, «Вступление», представляет собой предварительный отчет о ходе исследования и включает в себя выставку, а также однодневный семинар с участием кинематографистов и историков. Вторая часть – это масштабная выставка, которая познакомит с работами режиссеров и художников, а третьей частью станет публикация книги.

 

Проект «Спасти Брюса Ли» можно было бы считать академическим исследованием из области истории кино, цель которого – расширение знаний о предмете. Однако данный проект стал основой для художественной выставки и публикации, подготовленных в Музее современного искусства. Искусство помогает создать не научное, а поэтическое знание, именно поэтому на первый план выдвигается «эксцентрический» элемент работы: кураторы, не выдавая себя за экспертов, стараются обнаружить возможности для провокационных толкований и ярких переживаний.

Мир современного искусства и мир кино уже не являются столь чужеродными, какими они были некоторое время назад: кино зачастую присутствует в экспозиции музеев, художники снимают фильмы, которые затем демонстрируются на кинофестивалях, а кинематографисты занимаются художественной практикой, показывая свои работы в музеях и галереях и принимая участие в биеннале. Опираясь на это «перекрестное опыление» искусства и кино, проект «Спасти Брюса Ли» ставит своей целью еще больше расширить это пространство, с тем чтобы выявить роль советского кинематографа и его мастеров в формировании африканских и арабских кинематографистов, учившихся во ВГИКе в 60-80-е годы.

 

Деконструкция контекста холодной войны и проблемы идеологической борьбы становятся сложной и интригующей задачей, если рассматривать ее в контексте повседневного опыта африканских и арабских студентов-кинематографистов (особенно если вспомнить, что ВГИК вовсе не готовил пропагандистов советского режима). Если внимательно посмотреть на советских учителей этих режиссеров, становится понятно, что они и вовсе не были пропагандистами – это были оригинальные художники, уязвимые перед лицом репрессивной власти (некоторые из их фильмов были запрещены в СССР). Но им удавалось сохранять независимую позицию и приобщать своих студентов к эстетике. И действительно большинство выпускников советских вузов, которые были установлены в ходе исследования (независимо от степени их продуктивности и международного признания в качестве кинематографистов), известны тем, что отстаивали свою личную, авторскую позицию и критический взгляд на мир, что порой дорого обходилось. Так, первый фильм сирийца Усамы Мохаммеда «Дневные звезды» демонстрировался по всему миру, кроме Сирии, где его запретила негласная цензура. Копия фильма «Африка» Сулеймана Моххамада Ибрагима аль-Нора была уничтожена после государственного переворота в Судане. А «Бамако» Абдеррахмана Сиссако остается одним из самых красноречивых и язвительных образцов критики африканской политики Всемирного банка.

Исторический период холодной войны, когда шла борьба за влияние на африканском континенте и в арабском мире, совпал с периодом, последовавшим за созданием на этих территориях независимых государств, и в некоторых случаях с установлением жестких авторитарных режимов под властью единственной партии или под контролем военных. Все это также является частью исторического контекста, включавшего пребывание в Москве героев исследования. Для первой волны африканских и арабских студентов, которые оказались в Москве в 60-х – середине 70-х годов, актуальной была задача создания национального кинематографа: они выступили в роли его предвестников. Кроме того, для этого поколения было важно освободиться в творчестве от влияния вчерашних колонизаторов и создать искусство, способное выразить их собственные чаяния. Для второй волны, которая пришлась на вторую половину 70-х – 80-е годы, когда наступило разочарование в идеях предыдущего периода, на первый план выдвинулся новый императив: освобождение искусства от узкополитизированной, однопартийной государственной догмы. Второе поколение иностранных студентов ВГИКа осознало всю опасность шовинизма, нетерпимого к оппонентам режима.

 

Когда после национально-освободительной войны и установления суверенитета возникает финансируемый государством национальный кинематограф, всегда предполагается, что он будет повествовать об истории своей страны и народа, воспевать ее героев, которые символизируют национальные ценности и способны служить примером для подражания для поколений свободных граждан. Часто такими героями становились борцы с колониальным режимом, но, что интересно, режиссеры этого круга никогда не пытались воспевать таких национальных лидеров, предпочитая придумывать героев – представителей простого народа. Судя по каталогам Московского международного кинофестиваля, советские космонавты были его частыми гостями. Более того, обозрение фестиваля на английском и французском языках называлось «Спутник», что, безусловно, намекало на аллегорическое отождествление кинозвезд с настоящими звездами… Таким образом, внимание было акцентировано на этой игре слов, и после изучения проектов освоения космоса, реализованных в африканских и арабских странах, были предприняты попытки найти там похожих на наших героев звезд. В итоге выжил один только Брюс Ли, пришедший на смену национальным героям и космонавтам.

 

Пока эта работа основывается главным образом на воспоминаниях участников событий, иными словами, на устной истории, восстановленной по памяти и рассказанной от первого лица. Хотя такие реконструкции прошлого бывают весьма захватывающими, они пронизаны эмоциями и их сложно интегрировать в «документальный» контекст. Поэтому вместо расшифровки устных рассказов планируется заказать другим кинематографистам фильмы, посвященные героям проекта и времени их пребывания в Москве. Также проводится серия интервью с известными кинокритиками и историками, специализирующимися на африканском, арабском и советском кинематографе, чтобы узнать их мнение по поводу влияния советского кино на африканских и арабских режиссеров.  Таким образом, цель исследования состоит не столько в том, чтобы побудить к формальному пересмотру имеющихся представлений или закрыть так называемые «белые пятна», сколько в том, чтобы поставить под вопрос доминирующий канон истории кино и преодолеть геокультурные границы, на которых он основывается.

 

Использованные материалы:

http://garageccc.com/ru

Оцените материал
(1 Голосовать)
Поделиться в соцсетях

Галерея изображений

Посмотрите вложенную галерею изображения онлайн в:
http://culturedip.interaffairs.ru/index.php/sobytija-2/item/807-807#sigProGalleria1521d79284
joomlamodniyportal.ru