facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 10:57
Показать содержимое по тегу: Русскояпонская война

Русское наследие Бразилии

Четверг, 21 Сентябрь 2017 14:00 Опубликовано в На перекрестке культур

 

В Сан-Паулу под редакцией Галины Шевчук, директора Координационного совета организаций российских соотечественников в Бразилии, и Игоря Шнее, члена данного совета и потомка одних из самых первых российских мигрантов в Бразилии, была опубликована книга с весьма любопытным названием: «Русские иммигранты в Бразилии и их потомки». На страницах произведения можно отыскать не только достоверную информацию о жизни и быте соотечественников на просторах огромной южноамериканской страны, но и также увидеть большое количество иллюстраций, подлинных фотографий и копий документов.

В первых главах книги авторы описывают распространенную классификацию периодов миграции российского населения в Бразилию, выделяя четыре этапа. Самый первый, согласно их мнению, начался в 1905 году после Первой русской революции. Однако следует отметить, что контакты между двумя странами поддерживались и ранее, начиная с 1803 года. Первопроходцами стали Иван Крузенштерн, российский адмирал, под командованием которого корвет «Надежда» достиг бразильских берегов, а также Григорий Лангсдорф, который не только принимал активное участие в налаживание торговли между Бразилией и Российской Империей, но и выйдя в отставку в 1826 году осуществил множество экспедиций, внеся огромный вклад в изучение географии, флоры и фауны страны. Именно поэтому имя Лангсдорфа помнят до сих пор: его научные работы имеют неоспоримый вес и входят во многие университетские программы.

Шевчук и Шнее в своей книге рассказывают, что мигрантов времен первого этапа можно условно разделить на три группы: участники неудавшейся революции 1905 года; люди, многое потерявшие во время экономического кризиса в России после поражения в Русско-японской войне, а также староверы, которые обрели в Бразилии свой второй дом.

К слову, теме староверов уделено особое внимание. Авторы рассказывают, что староверы покинули Россию после Революции 1917 года и направились в Китай, но после установления  в этой стране коммунистического режима они были вынуждены иммигрировать вновь. Сегодня в Бразилии можно отыскать четыре «ячейки» староверов, которые находятся в штатах Мату-Гроссу, Парана (муниципалитеты Понта-Гросса и Кампус-Жерайс) и Гояс. Самая большая община староверов, согласно словам авторов, находится в штате Мату-Гроссу. Староверы здесь представляют вполне автономную ячейку общества, живущую по довольно-таки строгим правилам. К примеру, браки вне общины запрещены, а безделье считается грехом. Также староверы сами выращивают продукты, строят дома в русском стиле (правда, как признаются Шевчук и Шнее, они адаптированы под тропические условия), а также с малого возраста прививают детям свои традиции и обычаи. Община насчитывает 150 семей, а возглавляет ее отец Гавриил Костинов.

Вторая же волна миграции, согласно авторам, началась в 1921 году, и ее причинами, что неудивительно, стали революция 1917 года и последующая гражданская война. В основном, этот этап был представлен белыми офицерами и их семьями, а также россиянами, не желавшими жить в условиях «красного террора» и коммунистического режима. Как и следовало ожидать, этот этап завершился в 1939 году с началом Второй мировой войны, но его представители успели не только обустроиться в бразильских городах, но и открыли различные клубы по интересам, ассоциации и рестораны русской кухни для соотечественников со всех просторов бывшей Российской Империи и, к тому же, успели выпустить несколько журналов и основать четыре церкви, три из которых находятся в Сан-Паулу, а еще в одна – в Рио-де-Жанейро. Хотелось бы отметить, что три церкви в Сан-Паулу относятся к Московскому Патриархату (как и церкви, основанные позже в Рио-Гранде-ду-Сул), а четвертая в Рио-де-Жанейро находится в подчинении Русской Православной Церкви Заграницей.

На третьем этапе (1947-1958 гг.) Шнее и Шевчук условно выделили два пути иммиграции в Бразилию: европейский и азиатский. В основе европейского периода лежала Ялтинская конференция 1945 года, по итогам которой Европа была разделена на сферы влияния, а также было условлено, что все советские пленные, находящиеся под чужой (американской, английской или же французской) юрисдикцией будут возвращены на Родину. Но было предельно понятно, что дома их ждал не самый радушный прием, оказанный НКВД, поэтому многие, как, например, Лиенцевские казаки предпочли умереть, лишь бы не возвращаться в СССР. Тем, кому повезло больше, смогли уехать из Европы; сначала прилагая собственные усилия, а позже, начиная с 1946 года, используя возможности новообразовавшихся Международной организации по делам беженцев и Администрации помощи и восстановления при ООН, которые создавали лагеря для перемещенных лиц, не желавших возвращаться на Родину, а также всячески способствовали их миграции в другие страны. В промежуток с 1947 по 1954 гг. из Европы в Бразилию прибыло около 50 тысяч наших соотечественников. Российские иммигранты приезжали на кораблях и самолетах в Рио-де-Жанейро, где функционировал Департамент Иммиграции и Колонизации. Те, кто не хотел оставаться в столице, на поездах отправлялись в приюты для иммигрантов в Кампу-Лимпу. Оттуда  некоторые соотечественники следовали в штаты Парана, Санта Катарина, Рио-Гранде-ду-Сул. Но большинство российских переселенцев все-таки осело в штате Сан-Пауло.

По мнению авторов, после окончания строительства Транссибирской железнодорожной магистрали и Революции 1917 года, многие россияне переехали в китайский город Харбин, где были открыты православные храмы, русские школы, университеты, театры и даже различные магазины. Численность российского населения достигла 70 тысяч человек, что превратило Харбин практически в русский город.  Но, как указано в книге, после прихода к власти Мао Цзэдуна в 1950 году и последующего установления коммунистического режима, деятельность наших соотечественников, которые считались белыми иммигрантами, была во многом ограничена, что и спровоцировало их миграцию в Канаду, США, Австралию, ЮАР и другие страны.

Как подчеркивают авторы, большинство российских иммигрантов были людьми образованными. Среди них - музыканты, актеры, врачи, инженеры, профессора, журналисты, писатели, адвокаты, строители, архитекторы и так далее. И, как правило, в дальнейшем наши соотечественники смогли найти применения всем своим способностям.

Распад Советского Союза дал импульс последней эпохе миграции наших соотечественников в Бразилию. Многие ехали в далекую солнечную страну за лучшей жизнью, образованные люди – в поисках работы, и, как замечают Шнее и Шевчук, общее количество российских иммигрантов в тот период составило около 2 тысяч человек.

В книге также содержится информация о самых известных наших соотечественниках, которые внесли свой вклад в развитие и становление Бразилии, ее городов, науки, спорта и культуры. Скрупулезно собраны данные о всех улицах, носящих русские имена, а также о различных заведениях, ресторанах и обществах, которые были основаны нашими соотечественниками.

Авторы также рассказывают про укрепившиеся русские традиции среди соотечественников в Бразилии. К примеру, молодожены продолжают венчаться в православных церквях, и встречают их до сих пор хлебом и солью. Пасхальные традиции и вовсе сохранились в первоначальном виде: три поцелуя, «Христов Воскресе» и неизменный ответ – «Воистину Воскресе». Да и еда не претерпела сильных изменений: соотечественники все-также трепетно любят салат «Оливье», пасхальные куличи и крашенные яйца, икру, сельдь, бефстроганов, различные каши и водку. Иконы святых все также ставят на полках в доме, в свободное время наши соотечественники читают классическую русскую литературу, приглашают гостей на чай, сидят «на дорожку» перед путешествием, желают «ни пуха ни пера», а коты традиционно зовутся Васьками – это и многое другое подмечают у себя в книге авторы, рассказывая, что хоть и место проживания изменилось, но быт остался прежним.

 

Но самых больших успехов русские иммигранты достигли, конечно же, в сфере культуры. В муниципалитете Рио-де-Жанейро еще в 1927 году была танцевальная школа под руководством балерины Марии Оленевой, а в 1935 был создан симфонический оркестр под руководством Дмитрия Кипмана. Наши соотечественники также смогли внедрить в бразильское театральное искусство систему Станиславского, и до сих пор в репертуарах многих театров присутствуют пьесы Чехова, Гоголя, Достоевского и других. Особое внимание авторы уделяют творческим ансамблям соотечественников «Волга», «Надежда», «Калинка» и «Родина», которые до сегодняшнего дня продолжают радовать своими талантами и выступлениями наших соотечественников.

 

"Ничего не может быть построено без детей"

Вторник, 08 Август 2017 13:02 Опубликовано в Эксклюзив

Януш Корчак - один из ярких деятелей двадцатого века. В мире больше всего его знают, как педагога и автора книг "Король Матиуш" и "Как любить ребёнка". Януш Корчак начал публиковаться уже в 18 лет и написал более двадцати книг о воспитании детей. Его педагогическая деятельность была направлена на изучение ребёнка, как полноценной личности с собственными правами и интересами. "Одна из грубейших ошибок - считать, что педагогика является наукой о ребёнке, а не о человеке", - написал Корчак. Кроме того, в 1911 году Корчак открыл "Дом сирот" для еврейских детей и руководил им до конца жизни. В "Доме" польский педагог ввёл совершенно новую для первой половины двадцатого века систему широкого детского самоуправления, детский товарищеский суд, решения которого были обязательны для взрослых. Также Януш Корчак был успешным врачом, принимал участие в Русско-японской войне.

Во время Второй мировой войны Януш Корчак показал себя не просто как профессиональный педагог и врач, а как самоотверженный человек. Януша Корчака и его воспитанников из "Дома сирот" перевели в Варшавское гетто, откуда поездом с газовыми камерами их отправили в Треблинку, в нацистский концлагерь. Януша Корчака предлагали вывести из гетто, но педагог остался вместе с детьми и встретил с ними мученическую смерть.

В честь столетия со дня рождения польского педагога 1978 год ЮНЕСКО объявило годом Януша Корчака. Именно в это время зародилось Международное Корчаковское движение. В России Общество Януша Корчака появилось в 1991 году. Через некоторое время при Обществе был создан Молодёжный Корчаковский центр в Москве. В этом году центр празднует своё 25-летие. За это время Российское общество Януша Корчака осуществило массу проектов, направленных на распространение и внедрение идей Януша Корчака в образовательный процесс российских вузов и на российскую педагогику в целом. Создатель и руководитель Международного Корчаковского центра Ирина Демакова рассказала нашему изданию об истории Российского Общества Януша Корчака, о его деятельности, о специфики педагогики Януша Корчака.

 

- Международное корчаковское движение охватывает множество стран: Украина, Нидерланды, Германия, Бразилия. Практически каждый год к движению присоединяется ещё одна страна. Как Вы считаете, с чем связан такой масштабный интерес к деятельности Януша Корчака?

- Думаю, что масштабный интерес связан с личностью Януша Корчака. Врач, талантливый писатель, педагог. Не имея педагогического и психологического образования, он полностью выразил себя в общении с детьми, которое стало его истинным призванием. Наследие Я. Корчака включает художественные произведения, в которых слышны голоса детей и нет места менторству и дидактичности. Главная его книга «Король Матиуш Первый», адресованная детям и взрослым, переведена на все языки мира. В его наследии педагогические труды и философско-социальные книги. Подсчитано, что в течение десяти предвоенных лет Корчак написал и опубликовал в ста журналах более тысячи произведений.

 

- Расскажите, пожалуйста, как создавалось российское общество Януша Корчака.Что лежит в основе его деятельности?

- Российское общество Януша Корчака было создано в 1991 году как некоммерческая организация для пропаганды и практического использования педагогического наследия Януша Корчака, трагически  погибшего вместе со своими воспитанниками в концлагере Треблинка в августе 1942 года. Основные цели общества: пропаганда и использование педагогического наследия Януша Корчака, а также практическая помощь сиротам, инвалидам, социально неблагополучным детям.

 

- Насколько было трудно адаптировать к российской аудитории идеи Януша Корчака?

- Это было совсем не трудно, потому что в 1991 году (начало корчаковского движения в России) гуманная педагогика Януша Корчака органично вошла в процесс гуманизации образования, «запущенный» перестройкой.

 

- Спустя три года Вы решили создать Международный Интеграционный Корчаковский лагерь «Наш Дом». Расскажите, как прошел первый выезд?

- В 1991 году был создан Молодежный Корчаковский центр, презентация которого состоялась на физическом факультете МПГУ. Его открытие ознаменовало приход в корчаковское движение студентов. Первые годы деятельности центра – время сплочения студентов педагогических и других университетов, пришедших в РОЯК на ясный огонь трагической судьбы великого педагога. Собравшись под зеленым корчаковским флагом с золотым клевером, студенты делали первые шаги к Корчаку, постигали педагогику человека с внимательным взглядом детского врача, бесстрашием перед близкой дистанцией с ребенком, трезвым и уважительным отношением к детям, ироничной манерой общения с ними. В эти годы они впервые прочли книгу Я. Корчака «Как любить ребенка», отрывки из его дневника, познакомились с корчаковской интеллигенцией Польши и Израиля, Австрии и Голландии, Швейцарии и Франции, Бельгии и Бразилии, США и Германии. И именно в эти годы они начали в свободное время приходить к детям в больницы и детские дома. Заметим, что работа с детьми вовсе не была для них жертвой, потому что никто не собирался отказываться от того, что называется «студенческая жизнь». Первые участники Молодежного корчаковского Центра (МКЦ) (теперь все называют их просто «корчаки») часто встречались, много пели и смеялись. Но одновременно они искали Дело, на которое было бы не жаль потратить прекрасные юношеские годы. Таким Делом в 1993 году стал Международный Интеграционный Корчаковский лагерь, который мы назвали «Наш Дом» - так назывался детский дом для польских сирот в Варшаве, в котором работа строилась по принципам Януша Корчака. По этим же принципам строилась и работа нашего лагеря: уважение к ребенку, диалог как основная форма общения взрослых и детей, прощение как важный метод воспитания.

 

- Насколько было сложно совмещать в одной среде здоровых детей и детей-инвалидов?

- Мы ориентировались на собственный педагогический опыт и опыт Януша Корчака. Процесс интеграции обеспечивается постепенным расширением сфер взаимодействия. Главным средством интеграции и одновременно её результатом является "интеграционная среда", то есть сфера совместного обитания детей: воспитывающая, развивающая, защищающая, помогающая. Важным средством решения поставленных задач стало "одомашнивание" среды: дети в лагере живут "семьями", в каждой из которых несколько мам и пап, десять-двенадцать детей больных и здоровых, домашних и сирот. Семья носит общую фамилию, коллективно участвует в жизни "Нашего Дома".

 

- Как в лагере раскрываются заветы Януша Корчака?

- Слово «заветы» не очень подходит к Корчаку. Он ничего не завещал, он просто работал с детьми, и если мы хотим работать с детьми успешно, результативно, мы должны изучать то, что он делал, анализировать его опыт, пытаться использовать его в современных условиях. Основными направлениями деятельности лагеря являются физическая реабилитация детей с физическими ограничениями  путем вовлечения их в посильные спортивные и другие мероприятия; развитие правовой культуры, построение в лагере демократических отношений, когда дети и взрослые имеют равные права. Основные принципы деятельности вожатых — это уважение мнения детей, стремление учитывать в работе их привычки, привязанности, трудности и проблемы, помогать в их решении; открытый обмен мнениями об ошибках, о непонимании и конфликтных ситуациях.

 

- Планируется ли создание общества Януша Корчака в других странах? Я знаю, что представитель голландского общества Януша Корчака в данный момент находится в Монголии с целью организовать корчаковское общество…

- В последние три-четыре года на наших глазах появляются общества Корчака в разных странах: Гана, Бургундия в Африке. Сейчас такая работа идет в Монголии. Здесь в июле прошел корчаковский семинар, который провели для монгольских коллег Почетный президент общества Корчака Нидерландов Тео Каппон и его коллега Хелма Брауверс.

 

- Вы занимаетесь педагогикой Януша Корчака более 25 лет. Чем больше всего поразил лично Вас Януш Корчак?

- В 1990 году я в составе группы московских педагогов участвовала в корчаковском семинаре, который проходил в Израиле в киббуце Лохамей ха гетаот. Им руководил самый известный в мире «корчаковед» Александр Левин – профессор из Варшавы. В течение месяца мы слушали его лекции, анализировали основные идеи его педагогики. Все, что я узнала на этом семинаре, определило мою дальнейшую жизнь – личную и профессиональную. Чем меня поразил Корчак? Педагогическим талантом, который проявлялся, прежде всего, отношением к детям, к каждому ребенку. Он сказал о детях много прекрасных слов. Мои самые любимые: «Вы говорите: дети меня утомляют. Вы правы. Вы поясняете: надо опускаться до их понятий. Опускаться, наклоняться, сгибаться, сжиматься. Ошибаетесь. Ни от того мы устаем, а от того что надо подниматься до их чувств. Подниматься, становиться на цыпочки, тянуться. Чтобы не обидеть». Для меня Януш Корчак – это человек, призванный детством.

 

- Расскажите, пожалуйста, о Ваших планах на будущее в области распространения идей Януша Корчака.

- В прошлом году я вернулась в МПГУ – мой любимый институт, историко-филологический факультет которого я закончила в 1960 году. Мой Alma Mater... Я преподаю студентам на разных факультетах. Читаю лекции по педагогике, педагогической и возрастной психологии. Во время каждой моей встречи со студентами я рассказываю им о жизни и судьбе Януша Корчака, показываю фильмы о нем и о нашем корчаковском лагере, которому в этом году исполнилось 25 лет.

 

Большое спасибо за интересную беседу!

Подписаться на рассылку