facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 10:56
Показать содержимое по тегу: соотечественники

 

Фото: pixabay.com
 
Русский общественный клуб в Лидкомбе организовал традиционный масленичный праздник, сообщает сайт Совета российских соотечественников. Для гостей провели музыкальный концерт с русскими народными песнями и танцами. Всех ждало угощение: вкусные блины, которые готовили тут же на глазах у публики. Работала во время праздника и ярмарка, где были представлены традиционные русские промыслы. Мероприятие посетил и генкосул России в Сиднее Сергей Шипилов. 
 
Также Масленицу отметили в русскоязычном Квинсленде. В школе «Ромашка» для ребят был организован интерактивный урок, на котором школьники познакомились с древними масленичными играми и забавами, традициями, фольклорными песнями и танцами.
 
Всех ребят угостили настоящими русскими блинами и пирогами. Гостями Масленицы стали даже австралийцы, которые были приятно удивлены такими русскими угощениями и красочными выступлениями артистов.

 

 

Русская церковь в Китае

Число наших соотечественников, постоянно проживающих в Китае, на сегодняшний день официально составляет около 8 тысяч человек, но по факту сейчас здесь живут и работают более 20 тысяч россиян. Главным центром концентрации российских соотечественников в Китае остается Пекин, где проживает свыше 3500 человек. Вместе с тем, русские общины существуют и в других китайских городах – Харбине, Шанхае, Гуанчжоу, Гонконге и т.д.

Трудиться и налаживать быт в чужой стране априори непросто, тем более, когда речь идет об обществе с такой непохожей культурой. С какими проблемами ежедневно приходится сталкиваться русским в Китае? И почему они все равно предпочитают оставаться в чужой Поднебесной, предпочитая ее клены русским березкам?

 

От албазинцев до наших дней

История русской диаспоры в Китае насчитывает свыше 700 лет. Первые письменные свидетельства о пребывании русских на территории Китая относятся к эпохе династии Юань (1271-1368). Тогда в столицу китайской империи Ханбалык (современный Пекин) монголы привезли захваченных в ходе набегов на Русь пленных, часть которых, в том числе, использовалась и на военной службе. Однако длительное время какой-либо важной роли наши соотечественники в общественно-политической и культурной жизни Поднебесной не играли, оставаясь вне зоны внимания «Срединного государства». Активизация связей и гуманитарных контактов наступила в период правления династии Цин (1644-1912), когда между Россией и Китаем официально оформляются торгово-экономические отношения, начинается изучение истории и культуры «Северного соседа», а в Пекине учреждается Русская православная миссия. С этого момента русское население Китая начинает увеличиваться за счет направленных сюда с миссией священников, купцов, а также отправленных изучать китайский язык православных студентов. Кроме того, к этому времени здесь уже обосновались и наладили свой быт плененные российские казаки (албазинцы), привезенные в Пекин войсками Цинской династии после проигранной битвы за Яксу (Албазин). Однако, русское присутствие в Китае в то время оставалось все еще весьма малочисленным.

О полноценном же формировании русской диаспоры в Китае следует упоминать в контексте начала строительства на территории Поднебесной Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД), которое пришлось на конец 19 века. Тогда основным центром сосредоточения русских стала северо-восточная часть страны, куда наши соотечественники приезжали для того, чтобы помогать китайским коллегам в создании действующей поныне транспортной артерии, призванной стать связующим мостом между Европой и Азией. По сохранившимся в городском архиве Харбина сведениям, в 1922 году в городе насчитывалось более 155 тысяч русских, причем большая часть из них была представлена видными инженерами, строителями и торговцами. В советском периоде летописи русской общины в Китае два фактора играли решающую роль. Первым являлось то, что в результате политических противоречий, китайская сторона отказывалась признавать факт проживания на своей территории огромного количества подданных соседнего государства. А вторым стало то, что часть русских, бежавших от революции в Поднебесную, согласилось принять гражданство и учитывалось статистическими органами как местные граждане.

Первые, по сути, официальные данные о наших соотечественниках, проживающих на территории КНР, были переданы советской стороне во время визита в Китай М.С. Горбачева в 1989 году и представляли собой «списочек» из 108 человек.

 

О трудностях китайской жизни

Положение наших соотечественников в Китае в целом можно назвать вполне сносным: большинство из них имеет стабильный доход и проживает в цивилизованных условиях. Россияне в повседневной жизни редко испытывают дискриминацию со стороны китайских граждан, однако порой случаются и настоящие конфликты между нашими соотечественниками и жителями Поднебесной в результате коммерческих разногласий либо на бытовой почве, при этом полиция и суды всегда стараются защищать «своих».

Вместе с тем россиянам, проживающим в Китае, приходится сталкиваться с рядом трудностей, главная из которых – оторванность от родной культурной и языковой среды. Так, если у российских граждан, находящихся в Пекине, есть возможность отдать детей на обучение в школу при Посольстве России, то в других регионах Китая, где живут наши соотечественники, проблема изучения русского языка, литературы и истории стоит намного острее. Большинству приходится учиться в местных средних учебных заведениях на китайском языке либо в англоязычных, так называемых «международных» школах, что, безусловно, сказывается на качестве получаемых знаний и создает в дальнейшем трудности при поступлении в вузы России. Актуальной является и нехватка литературы на русском языке. Фактически прямой доступ к русскоязычным литературным фондам имеют только соотечественники, проживающие в столице КНР, и то благодаря открывшемуся лишь в 2010 году Российскому культурному центру. Созданные при поддержке Фонда «Русский мир» Центры русского языка в университетах Пекина, Даляня, Чанчуня, Шанхая, Макао и Гуанчжоу дают возможность своим студентам использовать в учебном процессе первоисточники на русском языке, что в масштабах всех желающих ознакомиться с русским печатным словом объективно является недостаточным.

Существующие в Китае русскоязычные СМИ частично восполняют недостаток информации на родном языке, однако зачастую посвящены исключительно китайской тематике и не лишены тенденциозности и явно пропагандистской тональности. Наряду с интересными зарисовками и сюжетами из жизни Китая, часто попадаются материалы, откровенно навязывающие официальную позицию КНР. В частности, на русском языке издаются журналы «Китай», «Партнеры», приложение к еженедельнику «Дальневосточный экономический вестник», «Радуга», «Контимост». Полноценную и оперативную ленту информации на русском языке  имеет агентство «Синьхуа» и газета «номер один» - «Жэньминь жибао». Русскоязычную версию имеет и сайт Международного радио Китая, которое с марта 1999 года ведет ежедневное двухчасовое вещание на русском языке, а с марта 2008 года выпускает русскоязычный журнал «Дыхание Китая». Кроме того, на китайском рынке печатных СМИ появился ряд рекламно-информационных изданий, ориентированных на туристов из России (журнал Yabao.Ru, «Наш журнал», «Наша газета» и некоторые другие). Однако доступ российским СМИ на китайский информационный рынок по-прежнему закрыт.

Непростая ситуация складывается и с отечественным телевидением. Если в крупных городах, таких как Пекин, Шанхай и Гуанчжоу, при наличии соответствующих финансовых возможностей установить спутниковую тарелку для приема российских телеканалов несложно, то в других, даже крупных населенных пунктах, прием телевизионного сигнала из России сопряжен с существенными трудностями. Примечательно, что китайские телевизионные каналы уже начали вещание на территорию России. Что же касается самих соотечественников, то в личных беседах все как один заявляют, что для них получение информации из российских СМИ, в первую очередь доступных в интернете, является одним из немногих источников информации о Родине. Российские Интернет-ресурсы помогают им не забывать, а их детям – зачастую и осваивать русский язык, знакомиться с культурой и историей своей страны.

 

Государственная поддержка российских соотечественников в Китае

Сплочению российских соотечественников в Китае способствуют созданные при поддержке Посольства Российской Федерации, генеральных консульств и представительства Россотрудничества «русские клубы», филиалы которых находятся в Пекине, Шанхае, Гуанчжоу, Гонконге, Харбине и Урумчи. С 2007 года «русские клубы» в КНР объединены в Координационный совет соотечественников, проживающих в Китае (КССК). Своими основными целями КССК видит консолидацию местного русскоязычного населения, взаимопомощь и предоставление площадок для обмена мнениями и опытом по вопросам проживания в указанных городах. В рамках деятельности «русских клубов» проходят регулярные встречи представителей русской диаспоры, культурные и спортивные мероприятия, выезды на природу и другие, не менее интересные, акции. Кроме того, в Китае ежегодно проходят конференции соотечественников, последняя из которых состоялась в мае этого года в Пекине и была посвящена вопросам консолидации, координации и социальной ответственности российского бизнеса в Китае. Следует также отметить ряд проектов КССК, способствующих объединению российских соотечественников за рубежом. В 2010-2011 годах силами Координационного совета был проведен конкурс детского творчества «Все краски космоса», приуроченный к 50-летию полета в космос Ю.А.Гагарина, а также акции «Георгиевская ленточка в Китае» и «День русского языка».

В целом, как отмечают сами россияне, постоянно проживающие в Китае, они стремятся к общению с соотечественниками и живо интересуются всеми культурными мероприятиями, связанными с Россией. Гастроли российских театральных трупп и музыкальных коллективов собирают большое количество зрителей и являются по-настоящему важным событием в их жизни. Многие, при наличии соответствующих возможностей, стараются отдать своих детей в русские детские сады и школы, либо сами занимаются их домашним воспитанием. Несмотря на оторванность от Родины, наши сограждане в Китае стремятся поддерживать связь с Россией и привить своим детям искреннюю и теплую любовь к их исторической Родине.

 

Своим опытом и впечатлениями о жизни в Китае поделилась российская соотечественница Наталья Белоконь, которая провела много лет в Пекине:   

«Первый раз в Пекине я побывала в 1988 году вместе с моим мужем Александром Платковским, который в то время работал корреспондентом «Комсомольской правды» в Северной Корее, - рассказывает Наталья. – По долгу службы супругу часто доводилось бывать в краткосрочных командировках в Китае. Так, ему удалось стать одним из немногих свидетелей исторического визита М.С. Горбачева в Китай накануне трагических событий на площади Тяньаньмэнь в 1989 году. Вновь приехать, и на этот раз уже надолго обосноваться в Поднебесной, нам представилась возможность в 1996 году. В то время город выглядел пыльным, серым и не зеленым. У меня сохранилось много впечатлений о повседневной жизни и нравах китайцев, которые, честно скажу, часто вызывали изумление. Навсегда запомнила, как в первый раз вышла на центральном вокзале Пекина. Мне показалось, что я нахожусь в центре огромного муравейника, в котором хаотично двигались люди, трудновообразимые повозки и машины, а мы вместе с Александром пробирались через это людское море на такси. Больше всего я переживала за то, что наш водитель кого-нибудь собьет. Именно тогда я осознала, что о понятии личного пространства придется забыть, а единственным выходом в этой ситуации было относиться ко всему с интересом и спокойствием.

Муж всегда увлекался Китаем и его культурой, поэтому для него эта командировка была очень долгожданной и сама возможность находиться в стране и говорить на языке, который Александр знал в совершенстве, стала для него настоящим счастьем. В то время в Пекине отсутствовали многие привычные для нас продукты питания, например, сыр, кофе, колбаса, хлеб, хотя выбор развлечений все же имелся. Зато все иностранцы в столице Поднебесной знали, что самые вкусные пирожные продаются в гостинице «Цзяньго». Китайские же уличные ресторанчики были весьма примитивными: 2-3 столика с низкими стульчиками и земляным полом.

Нельзя сказать, что быт иностранцев отличался особым разнообразием. Нам разрешалось жить только в специально отведенных гостиницах и дипломатических компаундах. Общение с китайцами было весьма радушным, они охотно шли на контакт и проявляли нескрываемый интерес к иностранцам.  Их отношение к иностранцам, в том числе и к русским, было, в целом, положительным. Китайцы проявляли дружескую любовь к России и охотно рассказывали истории своей семьи – как они учили русский язык или что наша страна сделала для Китая. Думаю, что люди старшего поколения до сих пор сохранили искреннее доброе отношение к России, однако у молодых китайцев отсутствует эта простая наивная любовь, а периодически можно встретиться и с критичным отношением.

Так получилось, что после смерти мужа, я осталась с двумя сыновьями, старшему из которых в то время было 18 лет и он был студентом Пекинского столичного университета, а младший учился в школе при посольстве. В тот непростой для нас период мой старший сын произнес фразу, которая стала решающей в жизни нашей семьи. Он сказал: «Мама, мы должны быть вместе. Сейчас это возможно только в Китае». Так мы приняли решение остаться в Пекине, где мы живем уже шестнадцатый год. Сегодня оба моих сына свободно владеют китайским языком. За годы, прожитые в Поднебесной, я пришла к выводу, что стать своим среди китайцев невозможно, в первую очередь из-за культурных различий. Однако это не значит, что с ними нельзя дружить. У меня есть знакомые, которые отлично владеют русским языком и стараются понимать наш менталитет. Я же интересуюсь китайской культурой и за эти годы собрала большую коллекцию литературы о Китае. Есть в моем домашнем мини-музее и редкие экспонаты, например, куклы из традиционного китайского театра теней, предметы мебели и многое другое. Я искренне надеюсь, что мои дети тоже будут испытывать столь же сильный интерес к культуре Китая, как их папа, потому что многое здесь достойно изучения и уважения. Вместе с тем мы никогда не забываем о своих исторических корнях. Я часто езжу на Родину, не пропускаю ни одного события в Пекине, так или иначе связанного с Россией. Но, в то же время, пока мы живем в Китае, прежде всего потому, что для меня самое главное и важное – быть рядом с моей семьей». 

 

 

В последние годы Российская Федерация напряженно ведет работу по налаживанию взаимодействия с соотечественниками за рубежом. Зачем? Для чего? Какими методами? Что это дает? Подобные вопросы постоянно возникают в головах соотечественников. Ответить однозначно непросто. Сама диаспора за рубежом - разная по сути своего формирования: потомки покинувших российскую империю во времена революционных потрясений; лица, оставшиеся за пределами страны после Второй Мировой войны; диссиденты, протестовавшие против режима; современная экономическая иммиграция (в поисках высокой оплаты труда); люди, отправившиеся на обучение за рубеж; семейная иммиграция (когда один из супругов является иностранным гражданином), ну и, наверное, самая большая часть диаспоры – это люди, которые однажды утром проснувшись после распада Советского Союза, оказались соотечественниками во вновь образованных самостоятельных государствах не по своей воле.

Естественно, что представители разных волн соотечественников имеют разное отношение к прошлому и настоящему. Назвать какую-то единую причину, которая могла бы ментально сплотить все слои диаспоры в единое целое сложно.

Мы высоко ценим работу, которую по вопросам соотечественников ведется на исторической Родине. Принят закон «О государственной политике РФ в отношении соотечественников за рубежом», работает Правительственная комиссия по делам соотечественников за рубежом, создана система координационных советов соотечественников в странах их проживания, начали свою работу фонд «Русский мир» (продвижение русского языка и культуры за рубежом), Фонд поддержки и защиты прав соотечественников, проживающих за рубежом (название говорит само за себя), Фонд сотрудничества с русскоязычной прессой ВАРП, проводятся Всемирные конгрессы российских соотечественников, тематические конференции, семинары, круглые столы и т.д. Весь этот впечатляющий масштаб работы вызывает уважение. Она нацелена на результат - содействие консолидации движения соотечественников, развитие диалога между Российской Федерацией и диаспорой в странах проживания, продвижение русского языка и культуры, работа по донесению исторической правды и противодействию искажению истории (в первую очередь о ходе и итогах Второй Мировой войны), создание позитивного имиджа Российской Федерации, налаживание культурных и экономических связей. При системном подходе перечисленный выше огромный пласт народной дипломатии также является одним из эффективных инструментов не только сплочения соотечественников, но и служит межгосударственному общению. Многие из них обладают определенным статусом, контактами, влиянием и при умелом сотрудничестве все это может быть обращено во благо диаспоры и исторической родины в целом. Примеров такой работы в зарубежных странах сотни. В Португалии, небольшой европейской стране, государство откровенно заявляет, что рассматривает диаспору как ресурс страны по продвижению, представительству и защите интересов за рубежом. Даже в национальный парламент избираются 4 депутата от диаспоры. Это считается нормальным и обеспечивает постоянную связь страны с соотечественниками. Не говоря уже о программах поддержки культурного, научного, образовательного и экономического взаимодействия. Конечно, это все нарабатывалось десятилетиями, но ценность данной работы не подвергается сомнению.

Российская Федерация, обобщая и используя накопленный другими странами опыт, вырабатывая собственные механизмы взаимодействия с диаспорой, в настоящее время уже совершила серьезный скачок в области работы с соотечественниками. Нельзя забывать, что любой чужой опыт необходимо адаптировать к реалиям современности, специфики и масштабам страны, выбрав свой путь. Многое еще предстоит сделать. Говоря о вопросах, которые волнуют соотечественников, наверное, лучше говорить о примерах каких-то конкретных вещей, которые в той или иной общей степени беспокоят людей, проживающих за рубежом:

1. При обсуждении темы противодействия искажению истории нередко звучат пожелания о необходимости ведения планомерной работы по информированию населения стран проживания соотечественников о тех или иных исторических событиях путем задействования местных телевизионных каналов и печатных СМИ. В связи с этим встает вопрос подготовки информационных материалов, книг, статей, документальных фильмов, их размещения в информационном поле зарубежных стран. Необходимо увеличивать объемы, охватывать большее количество языков и стран. Хорошим примером является канал Russia Today.

2. Для укрепления связей с Российской Федерацией, популяризации русского языка, в том числе повышения престижа обучения на данном языке, необходимо серьезно работать над проблематикой признания российского образования за рубежом. Болонская система содействует данным процессам, но остается еще достаточно много вопросов. Одним из реальных механизмов, которые могли бы способствовать решению данного вопроса, а так же обеспечению экспорта образовательных услуг, могло бы стать заключение межправительственных соглашений в области образования между Российской Федерацией и странами проживания соотечественников, расширение межвузовских контактов. Российское образование одно из лучших в мире и необходимо добиваться того, чтобы диплом российского специалиста предоставлял ему возможность работать по специальности в любой точке мира, избегая или, по крайней мере, значительно упрощая процедуры признания его квалификации за рубежом.

3. Учитывая мобильность современного общества, а так же проблематику социальной защищенности соотечественников, стоит вопрос о целесообразности заключения межправительственных соглашений в области социальных гарантий между Российской Федерацией и странами проживания соотечественников. Суть этих соглашений в обеспечении гарантии соотечественникам стран, заключивших соглашение по защите материнства, инвалидов и т.д. в том числе и по вопросу учета трудового стажа при начислении пенсии. Касательно пенсионного вопроса, можно сказать, что при отсутствии подобного соглашения соотечественник, начавший проживать и работать в другой стране уже в довольно зрелом возрасте, будет иметь право в лучшем случае на получение минимальной пенсии из-за того, что у него не выработан трудовой стаж. А при наличии подобного соглашения расчет будет производиться с учетом полного рабочего стажа и осуществленных пенсионных отчислений, что также позволит улучшить благосостояние диаспоры за рубежом и позволит ощутить поддержку Россией своих соотечественникам. Этот вопрос не является каким-то новым. Страны, входившие в состав бывшего Советского Союза и не только, довольно активно заключают подобные соглашения со странами, в которых проживают представители их диаспоры.

4. Одним из важных факторов, содействующих продвижению русского языка и культуры, в настоящее время является поддержка русского языка за рубежом на уровне русских школ. Ключевым фактором также можно назвать мотивацию к заинтересованности приобретения русского школьного образования у детей и их родителей, постоянно проживающих за пределами России. Возможно, и менее остро, чем в бывших советских республиках, этот вопрос стоит в странах Западной Европы и Северной Америки. Одновременно с этим можно отметить, что поддержание русского языка именно в этих регионах является стратегически важным, позволяющим в перспективе обеспечить определенное лобби в продвижении русского языка и культуры за счет бывших выпускников. Одним из важных моментов для развития «русских школ за рубежом» является вопрос разработки системы аттестации выпускников данных школ с целью получения аттестатов о школьном образовании российского образца. В настоящий момент данный вопрос решается частным порядком каждой из школ, где-то проводят аттестацию на базе школ Посольства России, где-то за счет приглашения отдельных школьных комиссий для аттестации, что ведет к несистематизированной работе в данном вопросе, разбросе подходов и забюрократизированности. Налаживание и поддержка общей системы аттестации для заинтересованных детей и родителей без выезда за пределы стран своего проживания, содействовала бы становлению и качественному совершенствованию «русских школ за рубежом», что в свою очередь, бесспорно, способствовало бы продвижению русского языка и культуры в целом.

5. Следующим непростым вопросом, волнующим диаспору, является вопрос порядка приобретения гражданства детьми из смешанных браков, где один из родителей является гражданином Российской Федерации, а другой иностранцем. Действующая редакция Закона Федерального закона «О гражданстве Российской Федерации» предусматривает обязательное согласие второго родителя ребенка на получение российского гражданства. На протяжении долгого времени эта норма вызывала ряд сложностей, когда при конфликтных ситуациях отсутствие российского гражданства у ребенка осложняло вопрос защиты интересов ребенка и родителя обладающего гражданством Российской Федерации. Со стороны соотечественников присутствует глубокое убеждение в необходимости принятия законопроекта, который бы вносил изменения в данное существующее несправедливое положение, изменив статью 14 Федерального закона «О гражданстве Российской Федерации» и указав, что «правом на приобретение российского гражданства обладает ребенок, один из родителей которого имеет гражданство Российской Федерации, – по заявлению родителя».

Касательно перспектив развития взаимоотношения с Российской Федерации, конечно же, хотелось бы, чтобы продолжался вестись и выходил каждый раз на новый качественный уровень диалог с субъектами Российской Федерации, законодательными собраниями Российской Федерации, институтами гражданского общества страны. Но что действительно важно так это то, что в настоящий момент существуют политическая воля и желание страны вести диалог, совместно работать и постоянно взаимодействовать со своей диаспорой за рубежом.

А что могут сделать соотечественники за рубежом для своей страны? Сложно, наверно описать это в нескольких строках, так как это зависит от каждой конкретной сферы деятельности и интересов. Однако можно точно сказать, что огромное количество соотечественников за рубежом присутствуют практически во всех слоях общества стран своего проживания, работают в различных сферах, занимаются всевозможной деятельностью и, поверьте, что большая часть этих людей готова помочь в развитии двухсторонних культурных, образовательных, экономических и политических связей между странами их фактического проживания и Российской Федерацией, продвижению духовных и культурных ценностей России за рубежом.

 

Русское наследие Бразилии

Четверг, 21 Сентябрь 2017 14:00 Опубликовано в На перекрестке культур

 

В Сан-Паулу под редакцией Галины Шевчук, директора Координационного совета организаций российских соотечественников в Бразилии, и Игоря Шнее, члена данного совета и потомка одних из самых первых российских мигрантов в Бразилии, была опубликована книга с весьма любопытным названием: «Русские иммигранты в Бразилии и их потомки». На страницах произведения можно отыскать не только достоверную информацию о жизни и быте соотечественников на просторах огромной южноамериканской страны, но и также увидеть большое количество иллюстраций, подлинных фотографий и копий документов.

В первых главах книги авторы описывают распространенную классификацию периодов миграции российского населения в Бразилию, выделяя четыре этапа. Самый первый, согласно их мнению, начался в 1905 году после Первой русской революции. Однако следует отметить, что контакты между двумя странами поддерживались и ранее, начиная с 1803 года. Первопроходцами стали Иван Крузенштерн, российский адмирал, под командованием которого корвет «Надежда» достиг бразильских берегов, а также Григорий Лангсдорф, который не только принимал активное участие в налаживание торговли между Бразилией и Российской Империей, но и выйдя в отставку в 1826 году осуществил множество экспедиций, внеся огромный вклад в изучение географии, флоры и фауны страны. Именно поэтому имя Лангсдорфа помнят до сих пор: его научные работы имеют неоспоримый вес и входят во многие университетские программы.

Шевчук и Шнее в своей книге рассказывают, что мигрантов времен первого этапа можно условно разделить на три группы: участники неудавшейся революции 1905 года; люди, многое потерявшие во время экономического кризиса в России после поражения в Русско-японской войне, а также староверы, которые обрели в Бразилии свой второй дом.

К слову, теме староверов уделено особое внимание. Авторы рассказывают, что староверы покинули Россию после Революции 1917 года и направились в Китай, но после установления  в этой стране коммунистического режима они были вынуждены иммигрировать вновь. Сегодня в Бразилии можно отыскать четыре «ячейки» староверов, которые находятся в штатах Мату-Гроссу, Парана (муниципалитеты Понта-Гросса и Кампус-Жерайс) и Гояс. Самая большая община староверов, согласно словам авторов, находится в штате Мату-Гроссу. Староверы здесь представляют вполне автономную ячейку общества, живущую по довольно-таки строгим правилам. К примеру, браки вне общины запрещены, а безделье считается грехом. Также староверы сами выращивают продукты, строят дома в русском стиле (правда, как признаются Шевчук и Шнее, они адаптированы под тропические условия), а также с малого возраста прививают детям свои традиции и обычаи. Община насчитывает 150 семей, а возглавляет ее отец Гавриил Костинов.

Вторая же волна миграции, согласно авторам, началась в 1921 году, и ее причинами, что неудивительно, стали революция 1917 года и последующая гражданская война. В основном, этот этап был представлен белыми офицерами и их семьями, а также россиянами, не желавшими жить в условиях «красного террора» и коммунистического режима. Как и следовало ожидать, этот этап завершился в 1939 году с началом Второй мировой войны, но его представители успели не только обустроиться в бразильских городах, но и открыли различные клубы по интересам, ассоциации и рестораны русской кухни для соотечественников со всех просторов бывшей Российской Империи и, к тому же, успели выпустить несколько журналов и основать четыре церкви, три из которых находятся в Сан-Паулу, а еще в одна – в Рио-де-Жанейро. Хотелось бы отметить, что три церкви в Сан-Паулу относятся к Московскому Патриархату (как и церкви, основанные позже в Рио-Гранде-ду-Сул), а четвертая в Рио-де-Жанейро находится в подчинении Русской Православной Церкви Заграницей.

На третьем этапе (1947-1958 гг.) Шнее и Шевчук условно выделили два пути иммиграции в Бразилию: европейский и азиатский. В основе европейского периода лежала Ялтинская конференция 1945 года, по итогам которой Европа была разделена на сферы влияния, а также было условлено, что все советские пленные, находящиеся под чужой (американской, английской или же французской) юрисдикцией будут возвращены на Родину. Но было предельно понятно, что дома их ждал не самый радушный прием, оказанный НКВД, поэтому многие, как, например, Лиенцевские казаки предпочли умереть, лишь бы не возвращаться в СССР. Тем, кому повезло больше, смогли уехать из Европы; сначала прилагая собственные усилия, а позже, начиная с 1946 года, используя возможности новообразовавшихся Международной организации по делам беженцев и Администрации помощи и восстановления при ООН, которые создавали лагеря для перемещенных лиц, не желавших возвращаться на Родину, а также всячески способствовали их миграции в другие страны. В промежуток с 1947 по 1954 гг. из Европы в Бразилию прибыло около 50 тысяч наших соотечественников. Российские иммигранты приезжали на кораблях и самолетах в Рио-де-Жанейро, где функционировал Департамент Иммиграции и Колонизации. Те, кто не хотел оставаться в столице, на поездах отправлялись в приюты для иммигрантов в Кампу-Лимпу. Оттуда  некоторые соотечественники следовали в штаты Парана, Санта Катарина, Рио-Гранде-ду-Сул. Но большинство российских переселенцев все-таки осело в штате Сан-Пауло.

По мнению авторов, после окончания строительства Транссибирской железнодорожной магистрали и Революции 1917 года, многие россияне переехали в китайский город Харбин, где были открыты православные храмы, русские школы, университеты, театры и даже различные магазины. Численность российского населения достигла 70 тысяч человек, что превратило Харбин практически в русский город.  Но, как указано в книге, после прихода к власти Мао Цзэдуна в 1950 году и последующего установления коммунистического режима, деятельность наших соотечественников, которые считались белыми иммигрантами, была во многом ограничена, что и спровоцировало их миграцию в Канаду, США, Австралию, ЮАР и другие страны.

Как подчеркивают авторы, большинство российских иммигрантов были людьми образованными. Среди них - музыканты, актеры, врачи, инженеры, профессора, журналисты, писатели, адвокаты, строители, архитекторы и так далее. И, как правило, в дальнейшем наши соотечественники смогли найти применения всем своим способностям.

Распад Советского Союза дал импульс последней эпохе миграции наших соотечественников в Бразилию. Многие ехали в далекую солнечную страну за лучшей жизнью, образованные люди – в поисках работы, и, как замечают Шнее и Шевчук, общее количество российских иммигрантов в тот период составило около 2 тысяч человек.

В книге также содержится информация о самых известных наших соотечественниках, которые внесли свой вклад в развитие и становление Бразилии, ее городов, науки, спорта и культуры. Скрупулезно собраны данные о всех улицах, носящих русские имена, а также о различных заведениях, ресторанах и обществах, которые были основаны нашими соотечественниками.

Авторы также рассказывают про укрепившиеся русские традиции среди соотечественников в Бразилии. К примеру, молодожены продолжают венчаться в православных церквях, и встречают их до сих пор хлебом и солью. Пасхальные традиции и вовсе сохранились в первоначальном виде: три поцелуя, «Христов Воскресе» и неизменный ответ – «Воистину Воскресе». Да и еда не претерпела сильных изменений: соотечественники все-также трепетно любят салат «Оливье», пасхальные куличи и крашенные яйца, икру, сельдь, бефстроганов, различные каши и водку. Иконы святых все также ставят на полках в доме, в свободное время наши соотечественники читают классическую русскую литературу, приглашают гостей на чай, сидят «на дорожку» перед путешествием, желают «ни пуха ни пера», а коты традиционно зовутся Васьками – это и многое другое подмечают у себя в книге авторы, рассказывая, что хоть и место проживания изменилось, но быт остался прежним.

 

Но самых больших успехов русские иммигранты достигли, конечно же, в сфере культуры. В муниципалитете Рио-де-Жанейро еще в 1927 году была танцевальная школа под руководством балерины Марии Оленевой, а в 1935 был создан симфонический оркестр под руководством Дмитрия Кипмана. Наши соотечественники также смогли внедрить в бразильское театральное искусство систему Станиславского, и до сих пор в репертуарах многих театров присутствуют пьесы Чехова, Гоголя, Достоевского и других. Особое внимание авторы уделяют творческим ансамблям соотечественников «Волга», «Надежда», «Калинка» и «Родина», которые до сегодняшнего дня продолжают радовать своими талантами и выступлениями наших соотечественников.