facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 9:22


Великобритания и Африка: диалог во времени

Понедельник, 12 Декабрь 2016 17:19

В Институте Африки РАН прошел молодежный научный семинар «Великобритания и Африка: диалог во времени». В рамках встречи молодые ученые обсудили исторические этапы иммиграции африканцев в Великобританию, характерные черты африканской диаспоры и ее интеграции в британский социум, а также рассмотрели перспективы Содружества наций в Африке в условиях «Брексит».

На семинаре с докладами выступили: аспирантка Ярославского государственного университета им. П.Г. Демидова Елизавета Блинова; аспирант Института Африки РАН Григорий Карпов; кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института Африки РАН Ольга Кулькова; кандидат исторических наук Анна Мильто; кандидат политических наук Анастасия Толстухина.

Африканцы в Лондоне: сквозь прошлое к настоящему

Елизавета Блинова посвятила свой доклад истории африканской диаспоры в Лондоне. За точку отсчета для своего исследования она взяла начало XVI века, когда впервые было документально зафиксировано проникновение африканцев в столицу Великобритании путем их захвата английскими пиратами. Позднее, в XVII веке они прибывали в город в качестве рабов, а с конца XVIII – начала XIX вв. – уже в качестве моряков, беглых рабов, свободной элиты и аристократии, приехавшей получать английское образование. Исследователь отмечает, чтоструктура и состав африканской общины постоянно изменялся, однако в ее среде явно преобладали мужчины, выходцы из региона Западной Африки.

По словам Елизаветы Блиновой, ангажированность африканцев ширилась по мере получения ими образования: «Вплоть до конца XIX в. они были включены в сферу искусства (прежде всего музыку и театр) и обслуживания. На рубеже ХIХ-ХХ вв. в Лондоне появились первые чернокожие врачи и юристы, экономисты и бизнесмены - носители афро-британской идентичности. К началу XX в. африканцы заняли практически все ступени социальной лестницы лондонского сообщества».

Также, аспирантка отметила, что европейцы на различных исторических этапах по-разному относились к африканцам. Их восприятие прошло путь от библейского детерминизма и религиозного снобизма до либерализма и конформизма. Перцепция, по ее словам, определялась как социальным статусом чернокожих, так и эмоциональным настроем белого населения, который базировался преимущественно на традиционном отношении к “иным”: опасении и любопытстве.

Елизавета Блинова считает, что в сознании образованных африканцев происходила идентификация себя на уровне профессии и расы: «В период между двумя мировыми войнами (1918-1939 гг.) Лондон возложил на себя функции законодателя интеллектуальных, социокультурных, общественно-политических веяний в среде африканских профессионалов. Лондонская африканская жизнь характеризовались тенденциями к ограничению сегрегации, распространению панафриканской идеологии, проповедовавшей расовое равенство и антиколониализм. Сложилась ситуация для массовой консолидации и институализации путем объединения различных групп африканцев вокруг лидеров, преисполненных желанием «разбудить», воспитать у африканских лондонских масс забытую ими идентичность, ощутить себя не брошенными и покинутыми, но равноправными лондонцами».

В заключении, исследовательница отметила, что становление «африканского» Лондона определило дальнейший вектор развития африканского сообщества и стало платформой для его трансформации в («новую») диаспору, которая в свою очередь получила оформление во второй половине XX века.

Африканская иммиграция в Великобританию в XX-XXI вв.

Старший научный сотрудник Института Африки Ольга Кулькова отметила, что конец 1940-х-1950-е гг. для Великобритании стал временем начала массовой афро-азиатской миграции вследствие деколонизации Азии и Африки. Колониальные связи бывшей метрополии до сих пор остаются важными детерминантами того, какие мигранты и из каких стран прибывают на территорию туманного Альбиона.

Эксперт, рассказала, что начиная с 1962 г., все более строгий иммиграционный контроль начал осуществляться в отношении миграции из стран так называемого «нового Содружества», то есть тех, государств которые недавно освободились от колониального господства, были развивающимися, с преимущественно небелым населением: «Как отмечали исследователи из Университета Лидса, с 1948 по 1962 гг. британское государство было вовлечено в длительный процесс политической и идеологической “расиализации”, которая была сфокусирована на дифференциации в иммиграционной политике. Свою кульминацию данная политика нашла в Законе об иммигрантах из Содружества 1962 г. (Commonwealth Immigrants Act), который вводил разграничение между британскими гражданами и гражданами Содружества, с конкретным намерением ограничить въезд небелых иммигрантов. За этим законом последовали и другие законодательные акты, в которых вновь содержались попытки прекратить “цветную” иммиграцию в Великобританию». По словам Ольги Кульковой, ограничения на легальный въезд иммигрантов из «нового Содружества» просуществовали практически до начала 1990-х гг., однако с приходом к власти лейбористской партии во главе с Т. Блэром в 1997 г., начала процветать политика мультикультурализма, в рамках которой поощрялся массовый въезд мигрантов в страну (правда, их приток возрастал во многом за счет миграции из новых стран-членов ЕС).

В 2010 г. к власти в Великобритании пришло коалиционное правительство консерваторов и либерал-демократов под руководством Д. Кэмерона. Одним из программных положений предвыборной риторики консерваторов было предложение о резком сокращении темпов миграции в Великобританию. Однако, эксперт считает, что за годы его пребывания у власти, резкого пересмотра политики мультикультурализма или сокращения объемов миграции в дальнейшем не последовало.

Говоря о последствиях миграции из стран Африки в Великобританию, Ольга Кулькова отметила, что в Великобритании присутствует значительная диаспора выходцев из стран Африки южнее Сахары, а также есть сообщества мигрантов и их потомков из стран Северной Африки. Черных африканцев около миллиона, из них порядка 323 тыс. человек (что составляло 0,7% населения страны на 2011 г.), родились в Соединенном Королевстве, а около 666 тыс. человек, или 8,9% населения – за его пределами. Касаясь темы современного миграционного наплыва в ЕС, эксперт сообщила, что африканцы составляют менее половины от его общей численности, многие из них имеют право на получение статуса беженцев: «Конкретно в Великобритании, по данным на июнь 2016 г., за предшествующий год было подано 44 323 заявок на получение убежища, что стало шестым последовательным ежегодным увеличением (хотя это число вполовину меньше рекордного числа заявок в пиковом 2002 г. - 103,081). По данным от июня 2016 г., за предшествующий год лишь одна африканская страна – Эритрея – находилась в списке пяти стран, граждане которых подали наибольшее количество прошений об убежище в Великобритании». Также эксперт рассказала о попытках нелегальных мигрантов, в том числе из стран Африки, попасть в Великобританию через французский город Кале и туннель под Ла-Маншем.

В заключение своего выступления Ольга Кулькова сообщила, что миграционная политика  Великобритании не является «беспроблемной». Кроме того, «Брексит», по ее мнению, несомненно, повлияет на формирование новой миграционной политики Лондона.

Сомалийская община в Великобритании

В начале своего доклада аспирант Института Африки РАН Григорий Карпов рассказал об истории миграции сомалийцев в Великобританию, которая началась еще в XIX в.: «В колониальную эпоху сомалийцы мало чем выделялись из общей, весьма малочисленной (несколько тысяч человек), массы африканцев в портовых городах метрополии. В постколониальную эпоху, когда начался мощный поток мигрантов из Африки в Великобританию, о сколь-нибудь заметном росте сомалийских общин можно говорить не ранее середины 1980-х гг. Взрывной рост сомалийской диаспоры в Великобритании пришелся на 1990-ее гг., после того, как в 1991 г. в Сомали разразилась гражданская война, и по причине внутриклановых разборок сомалийцы вынуждены были эмигрировать». 

Что касается численности сомалийской общины в Соединенном Королевстве, то исследователь отмечает: «По данным переписи населения 2011 г. в Великобритании проживало не менее 100 тыс. сомалийцев, но с учетом тех сомалийцев, которые приехали не только из Сомали, но и из Кении, Эфиопии и Джибути речь может идти о 200 – 250 тыс. человек. Сомалийцы, наряду с мигрантами из ЮАР, нигерийцами и кенийцами образуют костяк африканских сообществ Великобритании, общая численность которого превышает 1 млн. человек».

Григорий Карпов выделил несколько социокультурных особенностей сомалийцев, заметно отличающих их от других африканских диаспор в Британии. Во-первых, стремление сохранить свой язык. Такая позиция приветствуется и поощряется старшим поколением мигрантов, теми, кто приехал в Соединенное Королевство еще в колониальную эпоху. Сомали относится к одному из самых распространенных в современной Великобритании африканских языков. Им владеет около 1% всех детей в начальной и средней школе. Во-вторых, сохранение очень сильных клановых связей и замкнутости в общении с представителями других африканских общин. Сомалийцы стараются поддерживать связь только между собой, особенно, если принадлежат к одному клану, приезжают друг к другу на свадьбы, создают группы и сообщества в Интернете, стараются регулярно (хотя бы раз в несколько лет) бывать на родине. В-третьих, при всей клановой и семейной сплоченности, сомалийцы довольно сильно разделены по сообществам, приезжавшим в разное время (колониальная эпоха, беженцы 1980- 1990-х гг. и сомалийцы-мигранты 2000-х гг. из других европейских стран), а также из разных районов Сомали («Британское Сомали» и юг страны). Обратной стороной стремления сохранить язык и традиции стала замкнутость сомалийских сообществ, трудности при устройстве на работу, высокая доля тех, кто получает социальную помощь от государства.

Анна Мильто, кандидат исторических наук, представительница Ярославского государственного университета, глубоко изучив сомалийскую литературу, в своем докладе рассказала о проблемах сомалийской общины в интерпретации известного сомалийского писателя Наруддина Фара, посвятившегомигрантам одну из своих книг – «Вчера, завтра. Голоса сомалийской диаспоры» (2000 г.).

Эксперт сказала несколько слов о том, какие впечатления сложились у Н.Фара от посещения общин в портовых городах, от знакомства с сомалийскими беженцами: «У писателя осталось очень грустное впечатление.  Сомалийцы за эти годы пребывания в Великобритании не улучшили свое положение. Как они были замкнутым обществом, так и продолжают оставаться. Фара приходит к выводу о том, что сомалийцы в большинстве своем никак не хотят интегрироваться в британское общество. Европа для них – загадка, как была, так и осталась. Свой образ жизни, традиции и обычаи они переносят в Великобританию – воссоздают Сомали на “чужой земле”. В Великобритании они не живут, а выживают. Британцы также их избегают и не хотят с ними общаться».

Содружество в Африке в условиях «Брексит»

Анастасия Толстухина, кандидат политических наук, сотрудник журнала «Международная жизнь», свой доклад посвятила Содружеству наций в Африке в условиях «Брексит».

Содружество, в состав которого входят практически все бывшие британские колонии, доминионы и протектораты (всего 52 государства), имеет преимущественно вертикальную систему связей и держится на силе и влиянии 4-ки англо-саксонских государств: Австралии, Канаде, Новой Зеландии, Великобритании. Основным центром силы в объединении, безусловно, остается Лондон.

После референдума Британия оказалась в крайне затруднительном положении в рамках своей «преобразованной империи». Участники ассоциации не в последнюю очередь ценят свои связи с бывшей «страной-матерью» за то, что она дает им возможность выхода на европейские рынки. Поэтому практически все государства–члены ассоциации относятся с большой настороженностью к перспективам выхода  Соединенного Королевства из Евросоюза.

Чего можно ожидать от африканских партнеров по Содружеству в условиях «Брексит»? В первую очередь – давления со стороны африканских правительств и организаций на Великобританию, с тем, чтобы они не столкнулись с увеличением торговых барьеров для своих товаров. Хотя объем торговли с Великобританией составляет лишь небольшую долю от общего объема экспорта африканских товаров (3,6%), любые потери доступа к британскому рынку окажут ощутимое негативное влияние.

Несмотря на то, что за последнее десятилетие ряд африканских стран вошли в число одних из самых быстрорастущих экономик мира, доля Африки в экспорте Великобритании составляет всего 2,6 %. В этой связи стоит ожидать, что основные усилия Британии по торговым переговорам будут в первую очередь нацелены не на африканские страны, а на достижение удовлетворительного торгового соглашения с ЕС, а также на получение независимого членства в ВТО. Вторичный приоритет будут иметь торговые сделки с другими ключевыми рынками и партнерами (например, США, Канадой, Индией и Китаем). Африканские страны останутся на задворках. Как отмечают некоторые британские исследователи, у Лондона физически не будет хватать торговых переговорщиков для того, чтобы равноценно действовать по всем торгово-экономическим направлениям.

***

В заключение мероприятия молодые ученые пришли к выводу, что в случае активизации 50 статьи Лиссабонского договора[1] и запуска процесса «Брексит» многие аспекты британской политики претерпят значительные изменения, будь то миграционная политика Лондона или же его отношения со странами-членами Содружества наций. Политика мультикультурализма не состоялась: многие африканцы, например, выходцы из Сомали, не могут интегрироваться в британский социум. В связи с этим стоит ожидать ужесточения миграционного законодательства Великобритании. Что касается африканских государств–членов Содружества, то их вертикальные связи с бывшей метрополией будут также претерпевать изменения. В условиях «Брексит» Лондону придется расставлять приоритеты в сторону наиболее экономически выгодных направлений, к которым на сегодняшний день не относятся африканские страны Содружества. 

Фото А. Толстухиной



[1] В 50-й статье Лиссабонского договора закрепляется право государства, являющегося членом ЕС, на добровольный выход из состава Европейского союза.

Оцените материал
(0 голосов)
Поделиться в соцсетях

Подписаться на рассылку