facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 10:12


В Израиль без путевки

Вторник, 24 Апрель 2018 15:17

 

Все мы привыкли уже к тому, что отдых (многодневные выходные, отпуск, паломничество по святым местам) особо и специально можно не планировать: 30 минут, затраченных в турагентстве, обеспечат вам более-менее приличные 7-10 дней беззаботного отдыха заграницей на полном пансионе.

Стоит заметить, что паломничество, в силу своей так сказать «специфики», хотя и проведение досуга, но «отдыхом»  в полном смысле этого слова  не является.  Паломничество – это, прежде всего, труд. Труд душевных и духовных сил, ума, памяти и, конечно же,  определенных физических нагрузок. Причем делается это все вовсе не с целью отдыха или самоуслаждения собственной значимостью, а перво-наперво с целью соприкосновения с Божественным. В конце концов, это подобно чувствам человека, который после многих десятилетий разлуки возвращается в родной город или деревню, где он когда-то был рожден. Это сродни чувству человека, желающего хоть малой толикой разделить жизнь, интересы, чувства и поступки своего Возлюбленного.

Побывать на Святой Земле, увидеть её своими глазами и пройти по тем местам, где ступали босые ноги Богочеловека и Его Учеников – мечта любого человека, который хотя бы в некоторой степени считает себя православным христианином. Осуществить это желание однажды появилась возможность и у меня.

В данном очерке мне хотелось бы поделиться с Вами опытом посещения Святой Земли «дикарем». В силу своего характера коллективно-групповые формы проведения досуга мне чужды и потому, на свой страх и риск, это предприятие я решил осуществить сам. Чужая страна, чужие законы, правила и обычаи с которыми мне пришлось столкнуться лицом к лицу – я предлагаю Вашему вниманию.

С Израилем, как известно, у России существует безвизовый режим, и потому, вопрос с визой отпадал. Оставалось дело за малым – билеты на самолет и гостиница. И если с билетами проблема решалась несколькими кликами на сайте онлайн-бронирования, то с гостиницей пришлось немножко повозиться.

Перво-наперво,  гостиницу мне предстояло выбрать не только по цене, но и поближе к святым местам, а в Иерусалиме это – Храмовая Гора. Естественно, данный факт отражался и на цене. В конце-концов, я остановился, как мне казалось, на неплохом и недорогом отельчике, к тому же, судя по карте, все было рядышком: и Храмовая Гора, и Гробница Божией Матери и Елеонская Гора. Тут меня ждал маленький, но довольно значимый подвох.

Дело в том, что не только Иерусалим, но практически весь Израиль делится на «арабские» кварталы и «еврейские» - евреи почти никогда не заходят в арабские и, соответственно, арабы – в еврейские. То же самое касается и машин. Различить их очень просто: у еврейских машин – номера желтого цвета с черными цифрами, у арабских – бело-зеленые. Так вот, отель, выбранный мною, хоть и находился у самого подножия Елеонской горы и в десяти минутах ходьбы от русского монастыря св. Марии Магдалины, но, в то же время, он располагался в самом начале арабского квартала, или, иначе говоря -  арабской деревни. Забегая немного вперед, скажу, что и визуально еврейские и арабские поселения и кварталы заметно отличаются – арабские кварталы довольно-таки грязные, с заваленными мусором улицами, в отличие от чистеньких еврейских. Не знаю уж как оно там на самом деле, но израильтяне это объясняют тем, что палестинцы категорически отказываются платить какие-либо налоги в коммунальные службы страны и потому вынуждены довольствоваться мусорными свалками прямо посреди своих улиц и у своих домов.

Но все это мне станет известно гораздо позднее, а пока у меня на руках были билеты на самолет, бронь в гостинице и телефонная договоренность с местным русскоязычным гидом из числа бывших наших соотечественников о небольшом экскурсионном туре.

Аэропорт Бен-Гурион встретил меня жарким полднем и великолепным зданием аэровокзала. Хотя все надписи были на иврите и английском, однако, благодаря великолепной, понятной системе значков на указателях я благополучно направился к выходу.

У таможенной стойки я предъявил «верительные грамоты» в виде паспорта, брони на гостиницу и медицинской страховки и после некоторых малопонятных вопросов на английском получил заветную туристическую визу.

Небольшая ремарка касательно языка. Во-первых, не стоит обманываться по поводу их настойчивого английского – большинство сотрудников аэропорта прекрасно владеют русским языком, но узнать об этом вы можете слишком поздно – когда вы допустите в их адрес какие-либо некорректные выражения, или станете обсуждать при них с вашими спутниками «куда бы от них лучше спрятать то-то и то-то»! А во-вторых, в случае действительно языковых проблем где-нибудь в магазине, кафе или общественном транспорте, вам достаточно поднять руку и спросить – есть ли тут говорящие по-русски?  И, как правило, тут же сыщется человек из «бывших наших», который вам с радостью поможет разрешить проблему.

Бен-Гурион находится примерно в часе-полутора езды от Иерусалима, и добраться оттуда в «центр трех религий» не составляет особого труда. К вашим услугам такси, маршрутные такси, рейсовые автобусы и местные, довольно-таки комфортные поезда. Я выбрал маршрутное такси, которое по мере заполнения вскоре везло меня в Ерушалаим.

Поскольку в самом Иерусалиме маршрутка довезла меня до центрального, как я понял, автовокзала, далее мне пришлось брать такси. И вот тут возникла первая проблема – узнавая адрес, израильские таксисты не очень-то горели желанием быть моими водителями. В конце-концов, с одним из таксистов я договорился (благо он был из грузинских евреев-репатриантов), что он довезет меня лишь до начала квартала, а дальше – я пешком.      

После чистеньких и вылизанных улиц  Бен-Гуриона и Иерусалима квартал и вправду производил неприятное впечатление, но гостиница оказалась довольно-таки сносной, к тому же, окна моего номера выходили прямиком на долину Хеврон и Храмовую Гору, а это уже было пределом моего счастья – наконец-то я воочию вижу эти потрясающие святые места!

Утро встретило меня призывами муэдзина из располагавшегося недалеко от отеля минарета и пением петухов арабской деревни.

Свой первый день я решил посвятить главной святыне – храму Гроба Господня и прочим прилегающим святым местам, находящимся на Храмовой Горе или, иначе говоря, - в Старом Городе. Решив, что там я найду все сам, гида я оставил на потом.

На моем пути лежали храм Марии Магдалины, где почивают мощи св. Великомученицы Елизаветы, Великой Княгини Романовой и её сподвижницы инокини Варвары, пострадавших от большевиков в первые годы советской власти и вывезенных русскими эмигрантами Белой Гвардии из Алапаевска. Также, чуть поодаль, но  по пути – гробница Божией Матери и место убиения ап. Стефана, все это – древняя Гефсимания.

В Старый Город я вошел через Львиные Ворота.

Одно из первых впечатлений, которое поражает в Израиле, это наличие парней и девушек израильской армии в форме и с оружием практически везде – в электричках, общественном транспорте, на улицах и, конечно же, в общественно-значимых местах. Не исключение, а скорее сказать, закономерность, Иерусалим и его святые места. Естественно, на входе в Старый Город меня так же ожидали металлические рамки, джипы полицейских и военные патрули. К сожалению, это обыденность и необходимость: теракты - дело в Иерусалиме довольно частое.

Как уж там получилось, но запутавшись в улочках Старого Города, вместо того, чтобы выйти к храму Воскресения Христова, первоначально меня занесло в армянский квартал[1], который находится совсем в другом конце Старого Города. Поплутав и помыкавшись в его узеньких улочках, я, наконец, вышел к храму Гроба Господня.

Человеку, выросшему и воспитанному в русских традициях, увидеть главную православную святыню в его современном виде – зрелище крайне удручающее и вызывающее множество недоумений. Во-первых, внешне – это совершенно неприметное здание, сливающееся со множеством таких же старых зданий во дворах и улицах старого города. А зайдя внутрь, ты воочию видишь проявление старой русской поговорки про «семь нянек и дитя без глазу» – ведь храм Гроба Господня принадлежит нескольким конфессиям[2]. Но, несмотря на огромные доходы от миллионов паломников со всего света, внутренним убранством, или даже необходимым ремонтом не занимается никто. Хотя бы один нюанс: вы представляете себе, не то что Новый Иерусалим, а даже какой-нибудь простенький сельский храм, в котором бы полы и подсвечники натирались соляркой для очистки их от воска?

Храм Гроба Господня давно требовал ремонта после многократных повреждений, после страшного пожара 1808 года, когда рухнули даже купол и колонны церкви, когда всё горело дотла и даже камень плавился; мощных землетрясений 1837 и 1927 годов (после последнего из них по плите пошли трещины), бомбардировок (в 1967 году во время Шестидневной войны израильский снаряд угодил в купол, после чего так же был пожар и пострадала внутренняя часть Кувуклии). Большая радость – бывшая недавно реставрация Кувуклии, поскольку она давно нуждалась в капитальном ремонте. Влажность и копоть, постоянная задымлённость от тысяч горящих (и к тому же, в большинстве своем не восковых!) свечей привели к тому, что состояние Кувуклии требовало незамедлительной реставрации. Однако работы стали возможными после того, как было достигнуто долгожданное соглашение между конфессиями, которые обязаны нести ответственность за содержание Кувуклии в равной степени. 200 лет распри между ними мешали проведению этих крайне необходимых ремонтных работ.

Из Старого Города, мимо храма Марии Магдалины, пешком, вверх по Елеонской горе, я начал свой путь к «Русской свече» - Вознесенскому женскому монастырю на вершине Елеона. Вход в него так неприметен в маленьком переулке, что пройдя мимо, я очутился в узеньких улочках арабского квартала. Местные обитатели смотрели на меня не столько с враждебностью, сколько с интересом – практически каждый из местных жителей понимает, что любой турист, это если не гость, то уж во всяком случае, не враг. Главное – не вторгаться в их обычаи и личную жизнь.

К вечеру я добрел до отеля «без задних ног», а на утро мне предстояла встреча с гидом.

К восьми утра, как и было уговорено, гид подъехала к отелю с водителем на арендованном, как я понял, автомобиле. Но опять же, по причине местоположения отеля, машина с израильскими номерами вынуждена была остановиться за пределами квартала. Наш путь лежал к Иордану, монастырю Герасима Иорданского и Горе Искушений, у подножия которой находится город Иерихон.

Касательно Иордана! Дело в том, что многие годы туристов на Иордан возили на север Израиля, севернее озера Кинерет[3], в Галилею, рассказывая, что именно здесь крестился Христос. Но это не так!

Делалось это, во-первых, по причине удобства и безопасности самих паломников и туристов – Галилея находится в ведении Израиля; а во-вторых, по причине того, что в Иорданской долине, где Иордан впадает в Мертвое море и где действительно крестился Христос, территория была категорически закрыта даже для местных жителей – прямо по Иордану там проходит граница с Иорданом (я имею в виду государство), с которым у Израиля довольно напряженные отношения. Иорданская пустыня и пересекающие ее дороги и подъезды, ведущие к реке, на протяжении десятков километров были заминированы. И даже сейчас, подъезжая к реке, многочисленные паломники могут видеть обочины, огражденные колючей проволокой, с табличками «Заминировано!», доты и укрепленные позиции.

Не знаю, что послужило причиной: то ли усилия российской дипломатии, то ли природная тяга израильтян к гешефту[4], но вот уже несколько лет, как к истинному месту Крещения Господня открыт доступ, и каждодневный поток паломников всех стран и народов получает громадное утешение.

Не знаю, кому как, а мне было забавно окунаться в водах Иордана под охраной и пристальным оком израильских пограничников с этого берега, и иорданских – с того.

Перед заездом в Иерихон мы заехали на небольшую заправку-оазис, где пересели на такси с арабскими номерами. Гид пояснила, что на нашем автомобиле мы не сможем туда проехать по причине того, что дальше начинается область, находящаяся в арабской «юрисдикции». Более того, сама она обязана звонить в специальный отдел министерства туризма Израиля перед заездом, ставя их об этом в известность, и непременно звонить после выезда оттуда – что с ней, гражданкой Израиля, все благополучно. В противном случае, если от нее не последует второго звонка, в считанные часы специальные подразделения армии Израиля будут подняты по тревоге и введены в этот район для ее поиска и спасения. Ради одного человека – спросите Вы? Да. Ради одного своего гражданина!

На следующий день, взяв обычное такси (но с арабскими номерами!), я отправился в Вифлеем. Бэт-Лэхем, или – Дом Хлеба, как его называют в Израиле – тоже арабское поселение. Как и многие другие палестинские области, она отделена высоким забором из колючей проволоки и заезд и выезд оттуда совершается через своеобразную таможню. К сожалению, при возникновении массовых беспорядков и с участием палестинцев, эти таможни перекрывают транспортное сообщение с Израилем и паломникам попасть к месту Рождества Христова не удается на протяжении нескольких дней. Правда, как просветил меня таксист, у них есть какие-то «потайные тропы», по одной из которых мы и проехали в Вифлеем, минуя блокпосты.

На следующий день такси везло меня в аэропорт Бен-Гурион. Через несколько часов самолет поднимал меня в небо над Израилем, развернувшись над Тель-Авивом в сторону Средиземного моря. Возле этого моря оставалась такая разная страна с вооруженными и по-своему гостеприимными людьми, древними святынями и жарким солнцем.



[1] Старый Город разделен между конфессиями на кварталы – еврейский, армянский, коптский, греческий, арабский и пр.

[2] Православной, католической и армянской

[3] Галилейское море

[4] Заработок, бизнес

 

Последнее изменение Вторник, 24 Апрель 2018 15:26
Оцените материал
(0 голосов)
Поделиться в соцсетях