facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 4:05


Памяти незабвенного Чингиза

Среда, 13 Июнь 2018 15:59

Десять лет назад, 10 июня 2008 года в нюренбергской больнице скончался просто великий человек – Чингиз Айтматов. Герой Киргизской Республики, академик АН Киргизской ССР, Герой Социалистического Труда, Лауреат Ленинской и трёх Государственных премий СССР, Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР в Люксембурге, а затем и в странах Бенилюкса и Франции от Киргизии.

А еще в этом списке могла бы быть и Нобелевская премия, на которую, незадолго до смерти Чингиз Айтматов был номинирован от турецкого правительства - «как крупнейший, по их мнению, тюркоязычный писатель современности». По признанию самого писателя, за всю жизнь он не научился трём вещам: водить машину, работать на компьютере и говорить на иностранном языке (рядом с ним всегда был переводчик). Поскольку родными писатель считал русский и киргизский языки, говоря, что свободно думает на каждом из них, исходя из необходимости, очень сложно сказать – человеком какой национальности он был в полной мере – киргизом или русским.

Чинги́з Тореку́лович Айтма́тов родился 12 декабря 1928  в одном из сел Таласской  области Киргизской АССР.

Его мама, Нагима Хамзиевна (1904—1971), татарка по национальности, несмотря на семейное прошлое[1], была армейским политработником, впоследствии общественным деятелем. Судьба же его отца, Торекула Айтматова (1903—1938), наложила определенный отпечаток на его судьбу: будучи советским и партийным работником, видным государственным деятелем Киргизской ССР, Торекул в 1937 году был арестован, а в 1938 году расстрелян. Однако, незадолго до расстрела вот какие слова о своем сыне он говорил своему сокамернику во фрунзенской тюрьме НКВД: «Мой старший сын Чингиз – очень хороший мальчик, нежный и впечатлительный, откуда ему знать, что в жизни столько несправедливости! Меня беспокоит, что когда он видит проявления насилия и жестокости со стороны кого бы то ни было, то очень сильно переживает и иногда даже плачет. Он не может переносить страдания человека, будь то знакомый или совершенно посторонний. Однажды он стал свидетелем того, как дрались два пьяных. Это было в Подмосковье. Он плакал навзрыд и просил меня разнять их и остановить драку, чтобы не было больно тому «маленькому и слабенькому дяденьке», которого нещадно избивал более взрослый и сильный мужчина... Человечность, гуманность, доброта, отзывчивость – это, конечно, очень хорошие качества, но в жизни бывает очень много несправедливости (это я сам сейчас испытываю). В таких случаях надо уметь достойно противостоять несправедливости. Каково ему будет теперь? Я прошу тебя, обязательно поговори с ним, пусть он будет мужественным, стойким, пусть он будет готов к любым трудностям. А еще, объясни ему, что если не доведется мне вернуться, он будет за старшего в семье, первым помощником мамы»[2].

Старшим Чингиз был не только в семье – с началом войны, когда все мужское население было призвано на фронт, 14-летний мальчик занял должность секретаря в родном ауле.

Начиная с 1958 года, когда увидела свет повесть «Джамиля», опубликованная в журнале «Новый мир», принёсшая Айтматову мировую известность, были написаны романы и повести, вошедшие в учебники и хрестоматии, ставшие классикой советской литературы, наделявшие природу, любовь, дружбу, совесть, порядочность, честь и мужество незабываемыми человеческим образами и лицами. Это и «Тополёк мой в красной косынке», и «Первый учитель», конечно, же «Прощай, Гюльсары!», «Белый пароход», и прочие, прочие, прочие…[3]

В своих произведениях и образах Айтматов не только описывал современный ему мир, поднимая острые семейные и философские, этнические и этические, социальные и духовные проблемы современности, но и прозревая будущее. Ожиданием катастрофы веет со страниц романа «Плаха», где как в безудержном смерче писатель ощутил утерю нравственных, моральных, этических ценностей – того, что сдерживало до сих пор разрушительную энергию человечества. «Обвал» – это и наркомания, и деградация человека, и жестокость в обращении с природой, с окружающими людьми, и страх перед террором, и отсутствие веры.

А как он болел о развале взаимоотношений между республиками бывшего СССР и понимал симфонию  взаимоотношений новых государств?

«…нужно думать о будущем. Мне кажется, психологическая и ментальная адаптация людей к новым условиям все же завершается и наступает время душевной стабилизации и выздоровления. Я ничуть не сомневаюсь, что и экономические связи будут восстановлены, и за сотрудничеством дело не станет.

 Нам не повезло с экономикой – в отличие от соседних стран у нас, в Кыргызстане, очень мало природных ресурсов… Думается, должен существовать какой-то баланс, какое-то распределение возможностей, ресурсов, богатств недр. Было бы разумно и справедливо, если б какая-то часть, хотя бы мизерная доля, природных богатств в крупнейших регионах на постсоветском пространстве, могла бы облегчать жизнь соседям, которые сегодня, после распада Союза, подчас терпят бедствие… Со временем на основе такого сотрудничества могло бы происходить объединение различных моделей развития. Но цель и задача интеграции государств одна – избавиться от угрозы агрессии…»[4]

Но эту боль и любовь к людям Чингиз Торекулович доносил нам не только из своего писательского кабинета – дипломатическое служение великого писателя ничуть не уменьшало его пламени Прометея «от культуры». 

Говоря о Чингизе Торекуловиче как о дипломате, сотрудники посольства Киргизии в Бельгии отмечали, что, будучи Чрезвычайным и Полномочным Послом от Советского Союза в Люксембурге, а затем, после обретения независимости Кыргызстаном, назначенный чрезвычайным и полномочным послом Кыргызской Республики в странах Бенилюкс и Франции, а также постоянным представителем Кыргызской Республики при НАТО, постоянным представителем при Европейском сообществе и в других международных организациях, его отличали простота, большое доверие и внимательное отношение к сотрудникам посольства. Конечно, мировая известность писателя только помогала ему на дипломатическом поприще – Генеральный секретарь НАТО лорд Джордж Робертсон всегда подходил к нему со всей своей свитой при встречах в коридорах альянса. В ходе одной из них, Чингиз Торекулович, обмениваясь новостями, попросил его рассмотреть возможность ведения синхронного перевода на русский язык всего процесса рабочих заседаний и встреч на экспертном и высоком уровнях[5]. Просьбу Айтматова выполнили — и это было не только достижением, но и признаком почтения великому человеку мира.

Человек мира из далекой Киргизии, Айтматов, воспринимается сегодняшним культурным мировым сообществом как классик современной литературы. Но при этом ни у кого не возникает возражения, насколько глубоко он связан с русской культурой, русским словом, русской литературой.

Чингиз Айтматов – не рядовой человек, а незабываемая личность в ней. Став в своей жизни профессиональным писателем, он избежал «славы» «профессионального писаки», не помещаясь в узкие, порой, рамки профессионального сообщества. Он каждой клеточкой чувствовал свою совесть и свои родные народы – Киргизию и Россию, от которых себя ни на секунду не отделял. Не отделимы от него и 154 народа земного шара, на языках которых изданы произведения великого писателя..

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции



[1] Ее отец -  Хамза Абдувалиев, был очень богатым казанским купцом

[2] Роза Айтматова, «Белые страницы». Бишкек-2013.

[3] Практически все творчество Чингиза Торекуловича, ставшего уже классиком в литературе, пронизано мифологическими, эпическими мотивами, в его произведения вплетены легенды, притчи. Общеизвестны его легенды о матери-оленихе из повести «Белый пароход» и птице Доненбай из романа «И дольше века длится день».

[5] рабочими языками НАТО в то время были только английский и французский

Оцените материал
(2 голосов)
Поделиться в соцсетях