facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 4:23


«Евгений Онегин» на сцене венского «Концертхауса»

Четверг, 14 Июнь 2018 15:32

Фото: Никита Геркусов (c)

В венском «Концертхаусе» в честь Дня России состоялся показ литературно-музыкальной композиции «Евгений Онегин» в авторской версии Юрия Башмета. За музыкальное сопровождение отвечал Государственный симфонический оркестр «Новая Россия», главные партии исполняли солисты Большого театра: Игорь Головатенко/Онегин, Жаля Исмаилова/Татьяна, Сергей Бабченко/Ленский, Карина Хэрунц/Ольга и Олег Цыбулько/Гремин, а авторский текст читали Константин Хабенский и Ольга Литвинова.

Маэстро Башмет задумал оживить на сцене атмосферу XIX века. В постановке сплелись главы романа «Евгений Онегин» и одноименная опера Петра Ильича Чайковского. «Нам хотелось через такое единение подчеркнуть всю красоту музыки Чайковского и проникновенность текста Пушкина», – отметил Юрий Башмет.  Такой синтез, по его словам, потребовал много работы, но, возможно, именно благодаря этой версии опера станет ближе тем, кто никогда раньше ее не слушал. Здесь традиции русской музыки и поэзии объединились с современной подачей, что всегда рискованно. Но венская публика, избалованная и оперой, и поэзией, отреагировала долгими овациями. Константин Хабенский обозначил все происходящее на сцене как интеллигентное хулиганство и добавил: «В Вене – хороший зритель, он знает, на что идет, а это очень важно». За несколько часов до показа он встретился с учениками образовательных центров в салоне отеля «Империал», подписал для них книги («Евгений Онегин», что символично!) и ответил на несколько вопросов.

- В последнее время Вас всё чаще можно увидеть в неклассических постановках, например, «Евгений Онегин» в версии Юрия Башмета или «БеспринцЫпные чтения» с Александром Цыпкиным. Это попытка расширить свою аудиторию или все же открыть что-то новое в себе?

- Это не заказ продюсера или прокатчика, я делаю то, что мне интересно. Цыпкин или Пушкин… Одного Александра мы знаем очень хорошо, а другого, надеюсь, узнаем когда-нибудь. С Пушкиным – всегда счастье работать, тянуться к нему, с Цыпкиным – всегда одно удовольствие.

Когда мы начинали, в зрительном зале было 50 человек. Мы попробовали, проверили и получили ответ. Что 50 человек, что 2500 – реакция примерно одинаковая. Это не погоня за огромным залом, наоборот: большой зал для некоторых постановок неприемлем.

- В последнее время всё популярнее становятся трансляции спектаклей. Это перспективно?

- Театр – это живая энергия. Ее нельзя транслировать и выставлять на поток. Театральная энергия на 90-95% не считывается пленкой, это доказано. МХТ, «Современник» транслируют свои спектакли.  Для кинотеатров, которые предлагают свои экраны для онлайн-показов, – это имиджевая история, а не прибыльное дело. Я не считаю, что нужно вгонять театр в рамки, масштабировать и популяризировать его.

- Сколько спектаклей в течение месяца Вы можете сыграть?

- Все зависит от постановки. Я думаю, что могу сыграть спектакль «Контрабас» два раза подряд с паузой в один день. Мне нужно время для того, чтобы восстановиться. Я могу сыграть и пять раз подряд, но для этого надо будет экономить силы в процессе, и тогда будет пять очень плохих спектаклей. Просто нужно выбирать, что ты хочешь: сыграть так, как считаешь нужным и правильным, или заработать денег.

- Чем нельзя платить за успех?

- Халтурой. Любой зрительский успех нужно подкреплять работой, а не дальнейшим его использованием. К дураку успех приходит с двух сторон, причем моментально: с его стороны и со стороны зрителя. К рабочим людям, а я считаю себя рабочим человеком, он приходит с одной стороны. Это интерес зрителей, прессы и т.д. Я, понимая, что на меня обращено пристальное внимание, продолжаю работать по своей профессии, пытаюсь найти новые ходы-выходы для того, чтобы не обозначаться только в формате вазочки с розовыми цветочками (указывает на стоящую на столе вазу с цветами), я ищу другие цвета и другие формы ваз.

- Вы состоялись как актер, теперь и как режиссер, в каком амплуа Вы еще предстанете перед зрителем?

- Я еще неплохой полотёр (смеется). Когда я был студентом, подрабатывал ночным полотёром, очень неплохо получалось! Я по профессии – актер, не режиссер. «Собибор» – это о накопившихся амбициях, которые нужно было выплеснуть. К сожалению, редко в моей жизни попадались хорошие режиссеры, многое приходилось делать самому. Но говорить о том, что я реализовался как актер, как режиссер, не могу: это поиски, попытки. Если считаешь, что реализовался, то всё – уже не нужно ничего делать. Мне предлагают писать мемуары: “Моя жизнь в искусстве”, “О том, как я оставил свой след в истории” (смеется)… Нет, я считаю, что нужно еще поработать.

 

Благодарим за помощь в организации встречи Наталью Хабенскую.

Последнее изменение Четверг, 14 Июнь 2018 15:38
Оцените материал
(1 Голосовать)
Поделиться в соцсетях