facebook vkontakte twitter youtube    

Time: 5:16
Super User

Super User

В мае и июне Москве и Санкт Петербурге - прошли презентации русского издания книги известного английского журналиста, большого знатока и друга Эрмитажа, руководителя Британского Общества друзей Эрмитажа Джеральдин Норман — «Пиотровские — хранители ковчега». В нынешние времена политической взвинченности и истерики в адрес России книга стала прекрасным свидетельством того, что культурная дипломатия  сильнее, чем можно подумать, а культурные мосты горят последними. В прошлом году книгу «Пиотровские — хранители ковчега», вышедшую в Великобритании под  названием «Династическое правление: Михаил Пиотровский и Эрмитаж» (Dynastic Rule. Mikhail Piotrovsky and the Hermitage) с успехом презентовали и в российском посольстве в Лондоне с участием российского посла Александра Яковенко, автора и главного героя книги – Михаила Борисовича Пиотровского. Именно через его биографию и его отца рассказана новейшая история Эрмитажа 20 и 21 века. Следует добавить, что автор книги уже более 20 лет работает с главным российским музеем, а в 2004 году Джеральдин Норман получила орден Британском Империи за развитие британско-российских культурных связей. О том, как автору удалось сочетать «британский взгляд» c громадной симпатией к Эрмитажу и России, насколько сложной и долгой оказалась эта работа над книгой и как британская литературная традиция повлияла на жанровую принадлежность, книги выясняла обозреватель и переводчик Елена Рубинова.

 

Первый вопрос, который возникает у российского читателя – как случилось, что английский автор написала уже вторую книгу об истории главного российского музея? Ваша первая книга об Эрмитаже вышла в издательстве Слово/Slovo на русском языке 11 лет назад. Видели ли вы для себя в этом некую миссию написать продолжение, только уже о сегодняшнем дне Эрмитажа?  

Вторая книга – это все-таки, главным образом, биография Михаила Борисовича Пиотровского. Конечно, в некотором смысле без первой книги, которая родилась прежде всего из моей любви к Эрмитажу и того, как рос и развивался музей в то время, что я с ним связана, нынешняя вряд ли стала бы возможна. Вполне объяснимо, что за годы совместной работы меня все больше привлекала личность Михаила Пиотровского, и мне хотелось понять, кто он на самом деле, каким было его детство и юность и как это определило все то, что он сделал для Эрмитажа. Если говорить в общем, то мне было интересно понять, что им движет. В 2011 году, когда я решила начать работать над второй книгой, я как раз передавала управление Британским Фондом друзей Эрмитажа, основанного  мной еще в 2003 году, новому директору. Эрмитаж был мне по-прежнему дорог, и я хотела и дальше принимать участие в жизни музея. И тогда я спросила Михаила Борисовича: “Как вы отнесетесь к тому, если я буду писать вашу биографию? Сможем ли мы работать над ней вместе?”. Он не сразу дал мне ответ, но обдумав, сказал: “Хорошо, давайте. Я согласен, но только если вы не дискредитируете меня в политических вопросах.” Пиотровский понимал, что в книге я не буду углубляться в политику, прежде всего потому, что я не смогу разобраться в этом досконально – надо очень много знать о кремлевской политике, чтобы об этом писать.  

Если первую книгу “Биография Эрмитажа” можно с полным основанием считать биографией музея, то к какому жанру причислить новую книгу? Ее нельзя назвать ни семейной сагой, хотя местами есть что-то подобное, ни политической хроникой, хотя есть обращения к политическим событиям 90-х..

Мне кажется, что книга не совсем вписывается в жесткие жанровые рамки. Я начала эту книгу, как биографию Михаила Пиотровского, но быстро поняла, что это невозможно сделать не обращаясь к биографии его отца Бориса Пиотровского – великого ученого и человека, оказавшего огромное влияние на своего сына. С точки зрения драматургии книги замечательным фактом оказалось то, что в общей сложности оба Пиотровских  уже 50 лет руководят Эрмитажем и, надо сказать, что сегодня мы видим выдающиеся результаты этого руководства. В итоге получилось, что книга – это такой двойной портрет на фоне эпохи – биография Пиотровских и одновременно история музея в поздние советские годы и в пост-советский период.

Насколько на вас повлияла  британская традиция написания биографий?

О влияниях и литературной традиции я, пожалуй, думала меньше всего. Конечно, мне были известны каноны жанра – любая биография начинается с рождения и детства, потом переходит к важным жизненным вехам, но это схема, и в общих чертах я ее придерживалась. Понятно, что мне пришлось “переплести” историю отца и сына, но мне было не сложно это сделать, ведь я ничего не пыталась доказать. Если у меня и была какая-то цель, то она заключалась в том, чтобы, по- возможности, в процессе написания книги понять Пиотровского - человека, который стоит за тем публичным обликом, который всем известен - высоко образованного и интеллигентного директора крупнейшего музея. И на этом пути меня ожидали удивительные открытия… Ну, а по- другому, я как английский автор вряд ли смогла бы писать…

Менялся ли замысел книги по ходу создания книги – и если да, то куда он сместился? Книга писалась около 5 лет, и за это время многое произошло и в стране, и в мире, что отразилось на деятельности Эрмитажа и его директора…

Думаю, что сознательно я особенно ничего не меняла, но подсознательно, в повествовании, конечно, шла в русле событий, которые происходили в эти годы. Вообще, я рассчитывала, что закончу книгу гораздо быстрее, но в 2012 году мне пришлось снова взять на себя обязанности в обществе Британских друзей Эрмитажа и сочетать это с написанием книги. Были в этом и свои преимущества - ведь все, что происходило в Эрмитаже, так или иначе меня тоже касалось или я была этому свидетелем. К примеру, в эпилоге книги говорится о праздновании 250-летнего юбилея музея в 2014 году. Я участвовала во всех этих мероприятиях, так что писать было легче. И за прошедшие годы событий, в которых мне довелось участвовать, было множество.

«Хранители  ковчега» - книга, написанная журналистом, который смотрит на своего героя и музей немного со стороны или в большей степени книга участника и свидетеля – а именно таким участником вы и были последние 20 лет? Как вам удалось  совместить эти роли в книге?

Написать такую книгу, не будучи свидетелем происходящего изнутри, вряд ли возможно. Но что я пыталась делать – так это писать максимально правдиво, ведь это можно делать и издалека, и с близкого расстояния. Мне довелось смотреть изнутри, и я старалась отбирать информацию и события, которые имели значение для книги и для истории, которая развивалась у меня на глазах. И поскольку Эрмитаж ширился и рос, я, конечно, уделяла внимание позитивным изменения, многие из которых произошли за то время, что я связана с музеем. В 2014 открылось новое крыло в здании Главного штаба – прибавилось 800 залов и 5 внутренних двориков, что дало музею возможность на новом месте создать действительно великолепную экспозицию импрессионистов и современного искусства и скульптуры. Другой красноречивый пример, о котором я тоже много пишу в книге -- открытие новых филиалов музея в разных странах.

Важно ли было для вас отразить в книге деятельность Пиотровского в международном контексте, с тем чтобы его роль и масштаб личности был виден и понятен широкой аудитории? 

Меня всегда интересовал международный размах его деятельности. Когда в самом начале 90-х Михаил Пиотровский только начал работу на посту директора, музей получил поддержку ЮНЕСКО. Но он уже тогда понимал, что важную помощь Эрмитажу сможет оказывать Международный консультативный совет, основанный в 1993 году. В него вошли все основные директора крупнейших музеев – директор Национальной галереи ( Вашингтон) , Национальной галереи (Лондон), Уффици, Лувра, и другие, и  до сих пор руководители музеев в августе приезжают в Санкт- Петербург на ежегодные встречи. Было исключительно важно, что с самого начала директор Эрмитажа работал бок о бок с ведущими представителями мирового музейного сообщества. Кроме того, мне хотелось, чтобы благодаря книге имя и деятельность Пиотровского стали более известными –  на Западе все бывали в Лувре, в музее Метрополитен или в Национальной галерее в Лондоне, но даже музейные кураторы не столь часто посещают Эрмитаж. Я видела, что Пиотровский делает очень много полезного и важного, причем зачастую даже лучше, чем мы в Великобритании, но это не получало должного признания, так что я ставила себе и такую задачу – рассказывая о деятельности Пиотровского, сделать его имидж более публичным.

Что эта книга потребовала от вас как от автора? С какими сложностями вы столкнулись?

Для меня оказалось сложно, но от этого не менее увлекательно, открывать для себя прошлое Пиотровского, особенно годы, когда он работал в качестве арабиста, ведь я мало знала эту сторону его жизни и деятельности. Мне пришлось больше полагаться на исследования и работу с документами и архивами, и я старалась делать это насколько могла аккуратно и точно.

С какими источниками – устными и письменными, возможно уникальными, довелось за эти годы работать? Чьи свидетельства и воспоминания читатель найдет в книге?

Интервью с Пиотровским были, разумеется, самым главным источником информации – мы подолгу беседовали, потом я писала главу, потом он просматривал и что-то добавлял или критиковал, если что-то было неверно. Потом следующее интервью и следующая глава. На каком-то этапе он передал мне свои дневники и путевые заметки, которые вели он сам и его ближайший друг с университетских времен Иван Стеблин-Каменский, ставший впоследствии выдающимся лингвистом и востоковедом. Эти отпечатанные на машинке дневниковые записи из путешествий и экспедиций 60-х и 70-х годов никогда не публиковались. Кроме того, нельзя не упомянуть в качестве источника и монографию, посвященную Борису Борисовичу Пиотровскому, и семейные архивы. К счастью, двоюрный брат Михаила Борисовича – Юрий Пиотровский тоже работает в Эрмитаже, и я могла у него консультироваться и получать информацию из первых рук. Пиотровский всегда был и до сих пор связан со многими проектами и людьми вне Эрмитажа, потому я встречалась с самыми разными его коллегами, чтобы получить краткое представление об этих областях его деятельности: с Александром Седовым, ныне директором музея Востока, с которым он работал в йеменской экспедиции или с коллегами по Европейскому Университету в Санкт- Петербурге, в котором он по- прежнему возглавляет попечительский совет.

Что для вас лично оказалось открытием в процессе написания книги?

Наверное, самое большое впечатление на меня произвел тот факт, что публикация в 1983 году относительно небольшой книги - “Малый словарь ислама“, написанной Михаилом Пиотровским, оказала такое значительное влияние на сложные процессы в обществе. Когда словарь вышел, его почти сразу перевели на многие языка мусульманских регионов СССР. В стране, где религия вообще и мусульманство в частности, всеми силами запрещались, работа Пиотровского служила интересам мусульманского населения, объясняя верующим основы их религии. Меня поразило, что он – тогда довольно молодой ученый с глубокими знаниями и пониманием ислама взял на себя и социальную миссию – составить такой словарь. К пониманию христианства – его собственной религиозной традиции по рождению, он пришел именно через ислам, постигая откровения, которые позднее открыл для себя и в христианстве. Об этом тоже говорится в книге.

Я знаю, что вы как истинный биограф и исследователь ездили в Таджикистан (Пенджикент), где музей много лет ведет раскопки и где Михаил Пиотровский не раз работал в экспедициях. Что такой личный опыт дал для книги ?

На каком-то этапе я поняла, что должна сама побывать хотя бы в некоторых местах, где Пиотровский бывал или работал. Я хотела поехать в Йемен, но это было слишком опасно, и Михаил Борисович категорически возражал. Тогда я сначала отправилась в Армению, в Ереван -  там он родился и  много времени проводил в детстве, и я хотела прочувствовать это место – мне это было важно и нужно. Там живет его двоюрный брат, который любезно меня сопровождал, разбирал со мной семейные архивы, много что вспоминал, показывал тутовое дерево в своем саду, которое сохранилось с их общего с Михаилом детства. Побывала я в Кармир-Блуре – там продолжаются раскопки и находится музей, где выставлена большая часть экспонатов, обнаруженных когда-то Борис Борисовичем Пиотровским. Затем был Пенджикент в Таджикистане, где уже более 40 лет каждый сезон работает археологическая экспедиция Эрмитажа – сегодня ею руководит Павел Лурье, растут и воспитываются новые поколения археологов. Мне кажется, что все эти поездки сделали повествование гораздо насыщеннее и живее – можно сто раз читать, кто где бывал, но не побывав самому ощутить это невозможно. Я искренне надеюсь, что все это добавило внутреннюю динамику повествованию.  

Английская версия книги вышла в 2017 году, а всего год спустя, книга опубликована и на русском. Как это стало возможно ?

И английское издание, и русская версия книги опубликованы при поддержке Фонда семьи Кролл (Kroll Family Foundation). Дэниэл Кролл, директор Фонда друзей Эрмитажа в Израиле, давно и глубоко интересуется и историей музея, и семьи Пиотровских, так что тема ему близка. И я очень благодарна Фонду друзей Эрмитажа в Израиле, что они поддержали мою книгу. Выбрать российского издателя было не сложно – именно издательство Слово/Slovo выпустило в 2006 году и мою первую книгу об Эрмитаже, так что я очень обрадовалась, когда они согласились сотрудничать и на этот раз.  

Что бы вы хотели пожелать российскому читателю?

Гордится великим музеем и тем, как его два директора служили Эрмитажу уже более полувека. Для обоих Пиотровских в музейном деле превыше всего было и есть научное знание, и это действительно самое главное. Оба они – образец высокого подхода к своему делу для всего международного музейного сообщества. 

«ГЛАС» во Франции

Вторник, 03 Июль 2018 12:48

В конце июня Русский духовный театр «ГЛАС» представил в столице Франции спектакль по рассказам Василия Шукшина  «Живы будем - не помрем!». Эти знаковые гастроли предваряют открытие 30-го юбилейного сезона.  Впервые со дня открытия на сцене Российского духовно-культурного православного центра в Париже показали театральную постановку. Спектакль прошел с аншлагом. Среди гостей присутствовали советник-посланник по вопросам культурного сотрудничества Посольства России во Франции, директор Российского духовно-культурного центра в Париже Леонид Кадышев; епископ Корсунский Нестор, член Ассамблеи православных епископов Франции;князь Александр Трубецкой; представители русской эмиграции разных периодов, гости Парижа и французы, проявляющие  интерес к русскому языку и культуре.

«Хотел бы еще раз от души выразить признательность всему руководству и актерскому коллективу Русского духовного театра «ГЛАС» за прекрасный спектакль «Живы будем – не помрем!», показанный в нашем Центре. Продолжительные аплодисменты присутствовавших зрителей – верное подтверждение творческого достижения театра» - отметил Леонид Кадышев.

Владыка Нестор поделился своими сильными впечатлениями после просмотра спектакля. Особенно он отметил то, что непростой литературный материал был сыгран настолько искренно и проникновенно, что при просмотре перестаешь видеть на сцене артистов и погружаешься в мир персонажей Василия Макаровича Шукшина. «Суть настоящего профессионализма как раз и заключается в том, чтобы зритель видел на сцене не актеров, а живых людей». - Подчеркнул епископ Корсунский. 

 

О спектакле.

В постановке объединены рассказы В. Шукшина «Сны матери», «Письмо», «Миль пардон, мадам!», а вместе с ними фрагменты из публицистической статьи «Нравственность – есть правда» великого русского писателя. На протяжении всего спектакля на сцене звучат русские народные песни, частушки, родившиеся на знаменитой шукшинской земле – Алтае. Спектакль «Живы будем – не помрем!» лауреат театрального фестиваля в г. Баня-Лука (Сербия). За роль Автора Никита Астахов и роль Кандауровой Татьяна Белевич награждены медалью В. Шукшина на Международном театральном фестивале «Светлые души» г. Тольятти, а также 2-ой медалью им. В. Шукшина от Союза писателей России. Никита Астахов снимался у В.М. Шукшина в фильме «Печки-лавочки». Театральная версия засл. деят. иск. РФ Н. Астахов, засл. арт. РФ Т. Белевич.Режиссёр-постановщик засл. деят. иск. РФ Н. Астахов.

 

По материалам Пресс-службы Русского духовного театра «ГЛАС»

Во Владимирской области завершил свою работу VII парламентский форум «Историко-культурное наследие России»

Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко подвела итоги работы VII парламентского форума «Историко-культурное наследие России» на тему «Реставрация. Деревянное зодчество. Добровольчество (волонтерство): концептуальные и законодательные аспекты».

Отвечая на вопросы представителей средств массовой информации, Валентина Матвиенко подчеркнула значимость проведения подобных форумов для сохранения историко-культурного наследия страны. Она отметила, что тема мероприятия актуальна и востребована в субъектах Российской Федерации.

«Важно не только обсудить существующие проблемы. Главное, найти пути их решения, и заниматься этим на федеральном и региональном уровнях».

Итогом подобных собраний, сказала Валентина Матвиенко, становятся резолюции, где есть конкретные предложения к Федеральному Собранию, региональным властям. Это касается и контроля за исполнением поставленных задач, отметила она.

При этом, по мнению спикера СФ, к проведению таких форумов надо привлекать общественность, информировать граждан о том, что делается для сохранения культурно-исторического наследия. Валентина Матвиенко выразила уверенность в том, что и в будущем форум продолжит свою работу на Владимирской земле.

Глава СФ считает очень важной деятельность реставраторов. Она отметила, что к реставрации не могут применяться общие подходы. «Должен быть жесткий перечень  работ, учитывающих специфику сохранения объектов культурного наследия. Также нельзя на конкурсе допускать ситуации, когда объемы реставрационных работ дробят: должен быть единый научно-реставрационный подход к ним», - заметила спикер. 

«Считаю, что ни в коем случае нельзя делать реставрацию составной частью отрасли строительной. Это должна быть самостоятельная отрасль», - заявила она. Она также предложила ввести в России звание Почетного реставратора.

Глава СФ также считает, что использование средств от курортного сбора должны контролироваться общественностью, люди должны знать, на что идут их деньги. Она предложила на каждом памятнике в регионах указывать, что реставрация идет на средства от курортного сбора. По мнению Председателя СФ, это будет наглядным подтверждением действий той нормы, которую одобрили парламентарии.

 

ПРЕСС-СЛУЖБА СОВЕТА ФЕДЕРАЦИИ

В рамках VII  Парламентского форума «Историко-культурное наследие России» состоялось заседание Секции на тему  «Вопросы реставрации: практики, нормативно-правовое обеспечение»

В рамках VII Парламентского форума «Историко-культурное наследие России» состоялось заседание Секции на тему «Вопросы реставрации: практики, нормативно-правовое обеспечение».

Мероприятие провели заместитель председателя Комитета СФ по науке, образованию и культуре Сергей Рыбаков, председатель Законодательного Собрания Владимирской области Владимир Киселев и  директор Департамента государственной охраны культурного наследия Минкультуры РФ Владимир Цветнов.

Открывая заседание, Сергей Рыбаков отметил, что историко-культурное наследие является не только нашим общим достоянием, но и значимым ресурсом развития страны. Он напомнил, что развитие реставрационного дела предусмотрено Стратегией государственной культурной политики на период до 2030 года, утвержденной Правительством РФ.

Сергей Рыбаков сделал акцент на совершенствовании нормативной правовой базы по вопросам реставрации, в том числе на положениях законодательства о контрактной системе в сфере государственных закупок. «Действующая практика конкурсов приводит к отсутствию необходимых для сохранения памятников долгосрочных программ, раздроблению процесса реставрации на небольшие контракты, не связанные между собой научной основой, а также к частой смене низко-профессиональных строительно-ремонтных организаций-подрядчиков, отсутствию в работах опытных специалистов, способных передать опыт молодому поколению», - сказал парламентарий.

Перечисленные факторы, как правило, приводят к неквалифицированному исполнению реставрационных работ, угрожающему подлинности, сохранности и целостности объекта культурного наследия, добавил сенатор.

Для увеличения инвестиций в проекты по сохранению и популяризации объектов культурного наследия, в том числе памятников деревянного зодчества, обеспечения реальных преференций для лиц и организаций, поддерживающих проекты в сфере культуры, также необходимо разработать новые законодательные предложения, считает Сергей Рыбаков. Он подчеркнул необходимость разработки дополнительных мер по привлечению частного бизнеса к сохранению культурного наследия, скорейшей разработки методики для определения порядка выплаты компенсации собственникам жилья, являющегося объектом культурного наследия, принятия правительственных и ведомственных нормативных актов, системно регулирующих реставрационную отрасль.

Сергей Рыбаков отдельно указал на проблему подготовки кадров в сфере реставрации, так как существующая система не удовлетворяет потребности отрасли в качестве и количестве выпускников.

В дискуссии приняли участие представители Министерства культуры РФ, органов государственной власти субъектов РФ, руководители  органов по охране и использованию объектов историко-культурного наследия из девятнадцати регионов страны, деятели культуры, видные ученые, представители экспертного сообщества.

 

ПРЕСС-СЛУЖБА СОВЕТА ФЕДЕРАЦИИ

Страница 1 из 77